Росзапретнадзор: Хроника пограничных конфликтов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Росзапретнадзор: Хроника пограничных конфликтов Если раньше товарные войны с участием России напоминали разовые диверсионные операции, то сегодня они перешли в стадию позиционной войны, причем на многих фронтах. Так и запутаться недолго. Чтобы этого не произошло, приводим краткую диспозицию.

" Наступление • Запрет на ввоз вин и виноматериалов из Грузии и Молдавии в связи с обнаружением в них Роспотребнадзором пестицидов. • Запрет на ввоз минеральной воды «Боржоми» и «Набеглави» в связи с тем, что Роспотребнадзор не устраивает их качество. • Запрет на ввоз любой сельскохозяйственной продукции из Польши в связи с выявленными Россельхознадзором массовыми нарушениями при оформлении сертификатов и таможенной документации. • Запрет на ввоз растительной продукции из Голландии, связанный с тем, что власти этой страны не смогли дать Россельхознадзору стопроцентную гарантию безопасности. • Запрет на ввоз из Белоруссии тростникового сахара в связи с тем, что Белоруссия использовалась как транзитное государство для беспошлинного ввоза сахара из третьих стран. • Запрет на ввоз рыбных консервов из Латвии в связи с обнаруженным Роспотребнадзором превышением ПДК бензопирена. • Запрет на ввоз мяса и живого скота из Швеции, который Россельхознадзор мотивировал опасностью распространения коровьего бешенства. • Запрет на ввоз мяса из Украины (причину см. выше). • Запрет на ввоз из Норвегии охлажденной рыбы и морепродуктов в связи с обнаруженным Роспотребнадзором превышением ПДК кадмия. Контрнаступление • Правительство Монголии запретило ввоз с территории России алкогольной и табачной продукции, опасаясь эпидемии токсического гепатита. • Грузия пытается блокировать вступление России в ВТО. • Польша наложила вето на подписание Соглашения о сотрудничестве между Россией и ЕС. • Украина и Грузия собрались в НАТО. Голландия: деньги размножаются луковицами Настоящий тюльпановый бум пришелся на 1633 — 1636 годы в Голландии. По всей стране в тавернах, где обычно собирался народ, создавались импровизированные тюльпановые биржи. Торговля шла бойко. Так, например, за луковицу нового сорта «вице-король» было заплачено 24 четверти пшеницы, 48 четвертей ржи, 4 жирных быка, 8 свиней, 12 овец, 2 бочки вина, 2 бочки масла, 4 пуда сыра, связка платьев и серебряный кубок. В музее Амстердама на одной из плит сохранилась надпись о том, что снесенные в 1878 г. два каменных дома были куплены в 1634 г. за три луковицы тюльпана. В биржевые дни те, у кого не было наличных денег, тащили драгоценности, одежду, отдавали под залог дома, земли, стада, лишь бы приобрести заветные луковицы и перепродать их за более высокую цену. Что еще могут запретить • С 1 января 2007 года может быть приостановлена выдача разрешений на ввоз продукции животноводства из стран Евросоюза. Российская сторона объясняет это вхождением в организацию Румынии и Болгарии. В Румынии ежегодно регистрируется более 500 случаев классической чумы свиней, а в Болгарии распространен блутанг (опасное заболевание овец). • Проблемы с поставками морепродуктов в Россию, коснувшиеся Норвегии, могут в ближайшее время затронуть и остальных поставщиков — Исландию, Шотландию, Данию, Фарерские острова. Причиной может стать обязательная аттестация стран-экспортеров. • Не исключено, что в следующем году запретят ввоз в Россию украинских вин, поскольку они в значительной части изготавливаются из молдавских виноматериалов, уже забракованных Роспотребнадзором. • Эстонии вовсе не стоит обольщаться тем, что она пока осталась вне шпротной войны: Геннадий Онищенко уже заявил о готовящихся проверках продукции эстонских рыбзаводов." Ю.М. http://2006.novayagazeta.ru/nomer/2006/90n/n90n-s01.shtml ВОЙНА С БЕЛОЙ РОЗОЙ И КРАСНОЙ РЫБОЙ Сводки с продуктовых фронтов " Если СССР боялись из-за ядерных ракет, то современную Россию можно опасаться из-за ее чиновников. Урон живой экономической силе противника они наносят не меньший, а главное, их действия сложно прогнозируются. У СССР был хотя бы вероятный противник, а Россия способна развязать экономическую войну против кого угодно и в любой момент. К примеру, на прошлой неделе Россельхознадзор ввел запрет на ввоз из Нидерландов растительной продукции: цветов, овощей и фруктов. С Голландией, в отличие от Грузии, Молдавии или Польши, политических разногласий нет. Значит, запрет имеет скорее экономическую подоплеку. Можно, конечно, вспомнить фильм «Мимино», где тайный агент грузинского влияния грузил именно голландских кур, но… товарные войны в исполнении российских чиновников перестали быть даже смешными. Тем более что в недалеком будущем они могут привести к серьезным последствиям уже для нас с вами — в виде инфляции и дефицита некоторых товаров. Наверное, наши просто вошли во вкус. Начали с маленьких Молдавии, Грузии и Латвии, затем оттянулись на Польше (аккурат после Дня народного единства) и теперь вот разобрались с Нидерландами. Не в первый, кстати, раз. Во второй половине 2004 — начале 2005 года Россия уже закрывала свои рынки для продукции голландских растениеводов. По той же формальной причине, что и сегодня: в некоторых партиях товара был обнаружен трипс — маленький жучок-вредитель. В этот раз, правда, даже искать специально ничего не пришлось. Голландцев подвела искренность. Как официально заявил Россельхознадзор, министерство сельского хозяйства Нидерландов не может обеспечить фитосанитарную безопасность экспортируемой в Россию продукции. То есть на сто процентов гарантировать, что она без трипса. Может только на 99,99%: по данным российской стороны, насекомое встречается в голландской продукции с частотой 0,01 — 0,02%. Это, конечно, больше, чем ничего, но все же немного. Показатель вполне укладывается в международные стандарты. Трипс распространен во всей Европе и в США. Стопроцентной гарантии не дает ни одна страна. Тем не менее под раздачу попала именно Голландия. Формальный повод для запрета, конечно, был. Но коренные производители вряд ли способны в момент закрыть появляющуюся на рынке дыру. Особенно в сегменте экзотических фруктов и элитных сортов кофе, которые тоже попадают под запрет. Что предпринять в ответ, голландцы пока еще не решили. Зато Польша уже дала асимметричный политический ответ. Не всякий раз на официальном сайте президента России можно прочитать столь эмоционально насыщенный текст: «Ограничения на ввоз в Российскую Федерацию из Польши основных видов животноводческой и растениеводческой продукции были введены Россельхознадзором соответственно 10 и 14 ноября 2005 г. в связи с систематическими нарушениями польской стороной российского ветеринарного и фитосанитарного законодательства. В этих условиях польской стороной наряду с некоторыми конструктивными шагами была сделана ставка на публичный, открыто русофобский характер выяснения отношений с Россией, подчеркивание «политической подоплеки» действий Россельхознадзора. 11 ноября с.г. на встрече с послом России в Польше В. Грининым министр иностранных дел РП А. Фотыга вновь назвала ограничения на ввоз в Россию польской сельхозпродукции «сугубо политическим решением» и заявила о намерении польского руководства заблокировать выработку мандата переговоров Евросоюза с Россией по новому соглашению о сотрудничестве. Этот шаг действительно был предпринят Польшей 13 ноября с.г. на заседании Совета министров иностранных дел стран ЕС в Брюсселе». Напряженность в двусторонних отношениях России и Польши в последнее время сохранялась постоянно, и любые жесткие действия с каждой из сторон по определению имели если не политическую подоплеку, то как минимум политический контекст. Наши соседи вывели конфликт на уровень публичной политики. Похоже, зря: проблем они больше создали себе и остальным членам Евросоюза, для которых подписание соглашения о сотрудничестве с Россией и без того представляет собой большую головную боль. К тому же поляки могли бы учесть и опыт Грузии, которая в ответ на винную блокаду заявила о том, что отзывает уже подписанное двустороннее соглашение с Россией по поводу вступления нашей страны в ВТО. Оказалось, что для нас даже этот фетиш не настолько важен, как планомерное уничтожение недружественного режима Саакашвили. (Кстати, по официальным данным, доходы Грузии от экспорта в Россию с начала товарной войны упали на 41%, темпы роста ВВП — на 2%, дефицит бюджета, по прогнозам, увеличится на 4%. В Молдавии ситуация не лучше.) Впрочем, российские официальные лица не зря иронизируют над польскими коллегами, которые видят во всем исключительно политическую подоплеку. Вряд ли руководители Россельхознадзора руководствовались какой-то абстрактной, немотивированной ненавистью к Польше. Сельхозпродукция из этой страны, очевидно, не нравилась им потому, что она создавала слишком жесткую конкуренцию для наших коренных производителей. Мясо, поступающее из Польши или Украины, тоже испытавшей прелести пристрастного ветнадзора (не важно, оригинального это мясо происхождения или транзитного), дешевле российского. Значит, даже если отечественные хозяйства начнут производить вдвое или втрое больше, их доля на рынке изменится незначительно. Инвестиции окажутся выброшенными на ветер. А если это были кредиты, сельхозпроизводителям еще придется их каким-то образом отдавать. То же в случае с российскими шпротами или морепродуктами, в производство которых начали активно вкладывать деньги. Не говоря уже о кубанском вине и подмосковных цветах. Невеселая, в общем, картина. Впрочем, так дела обстояли все последние годы, и чиновников это вроде как устраивало. Но ведь раньше не было нацпроекта «Развитие АПК». Сельское хозяйство объявлено приоритетом, и поднимать его надо кровь из носу. Для этого, в общем-то, есть два способа. Первый заключается в том, чтобы сначала отладить систему производства, адекватную возможностям конкурентов. И дальше уже честно договариваться о квотах, временных ограничениях и проч., не маскируя нормальный, в общем-то, протекционизм под фитосанитарные разборки. Второй способ — радикальный: взять и отменить конкуренцию, создать искусственный дефицит на рынке и заставить потребителей покупать отечественную продукцию за неимением чего-либо другого. Такая экономическая модель нам хорошо знакома по временам СССР. Теперь, похоже, она будет фрагментарно восстанавливаться. Железный тюль. В отличие от занавеса, имевшего идеологическую природу, тюль этот вывешивается в первую очередь исходя из коммерческих интересов сельхозпроизводителей. А также тех, кто их финансирует, имея с этого банковские проценты и политические дивиденды. Да и сами производители у нас далеко не всегда отделены от власти. В особенности губернаторской и депутатской. В общем, в отличие от Коминтерна, «Ростогосегонадзор» — это признак страны победившего прагматизма. Юлия МАРТОВАЛИЕВА, Алексей ПОЛУХИН ПО ТУ СТОРОНУ ЖЕЛЕЗНОГО ТЮЛЯ Марис БАЛОДИС, заместитель министра департамента по надзору за пищевыми продуктами, продовольственной и ветеринарной службы Латвии: — Запрет на ввоз шпрот обусловлен превышением нормы бензопирена. Вообще у нас это первый случай, когда останавливается экспорт продукции на основании несоответствия нормативам. Это коснулось пока только двух предприятий, всего же поставкой занимаются семнадцать. Трудно сказать, как это может отразиться на экономике Латвии, но, безусловно, запрет на экспорт продукции отрицательно скажется на доходе этих предприятий. Ведь поставка консервной продукции Латвии в Россию составляет 80%. Даг СТАЙ, заместитель начальника управления министерства рыбной промышленности Норвегии: — Для нас это очень серьезная ситуация, поскольку рыбная индустрия является ведущей отраслью Норвегии, а Россия — очень значительным торговым партнером. И хотя мы продолжаем поставки другой продукции, экспорт семги, безусловно, очень важен. Оценить ущерб экономике страны от принятых Россией мер пока сложно. Достаточно сказать, что с января до октября этого года поставки сократились где-то на 15 000 тонн по сравнению с тем же периодом прошлого года. Я хотел бы подчеркнуть, что это очень большое количество рыбы. Сначала экспорт был полностью запрещен, затем разрешили заниматься поставкой двум рыбообрабатывающим заводам, а в сентябре — еще шести. Получается, сейчас поставкой могут заниматься лишь восемь рыбзаводов, что очень сильно влияет на деятельность других предприятий, которые тоже хотели бы поставлять в Россию свежую или замороженную семгу. Конечно, это негативно отразилось и на сложившейся за годы структуре торговли, где российский рынок имел очень прочную позицию в отношении экспорта семги. Это вообще уникальный случай! Мы еще никогда не сталкивались с запретом на поставку нашей рыбы другим странам, тем более не ожидали этого от России. Норвежская рыба хорошего качества и безопасна для здоровья, поэтому мы просто не понимаем, в чем причина запрета, это может быть известно только российским властям. Сейчас мы запрашиваем у них рассмотрения возможности экспорта семги большим количеством наших заводов. Синди ХЕДРА, пресс-секретарь министерства сельского хозяйства Нидерландов: — Россия — наш крупный и очень важный клиент. В 2005 году доход от экспортированных в Россию цветов составил около ста миллионов евро, а в этом году, по предварительным подсчетам, около 125 миллионов. И если мы хотим продолжать посылать туда свои цветы, мы, конечно, должны отвечать новым требованиям по ужесточению мер по обследованию цветов, привозимых из Голландии, поскольку в них было обнаружено насекомое под названием трипс. Дело в том, что в Нидерландах это насекомое повсюду, да и другие европейские страны никогда не имели проблем, связанных с трипсом. Очень трудно гарантировать, что в цветах нет насекомых. Мы проверяем все растения, но невозможно проверить каждый листок. Сейчас все, что мы можем, — это ужесточить меры и продлить сроки обследования до четырех недель. Валерий САДОХО, помощник посла Белоруссии в России: — Проблема тростникового сахара уже не стоит. Спорный вопрос был, когда российская сторона, проведя соответствующий анализ, пыталась доказать, что этот сахар тростниковый. Но после проведения дополнительных экспертиз выяснилось, что он все-таки свекольный. Сейчас в Россию поставляется сахар, выработанный исключительно из свеклы. Проблема в другом: российская сторона в конце прошлого года создала единый таможенный пост, через который должны пройти все вагоны, а с каждого вагона должны быть сделаны пробы. Такой контроль не способствует свободной торговле. Сегодня ведутся интенсивные переговоры, и я думаю, что в ближайшей перспективе эта проблема будет решена справедливым образом. Если это свекольный белорусский сахар, то он будет поставляться в Смоленск не через Москву, а непосредственно из Белоруссии в сам Смоленск. От этого выиграют обе стороны, и не нужно будет гонять сахар по всей России. Есть и другие проблемы. В советские времена были раскручены такие бренды, как «Советское шампанское», шоколад «Аленка», конфеты «Золотой ключик» и т.д. А когда мы начали ввозить наши продукты с аналогичными брендами, с которыми в принципе работали все страны бывшего Советского Союза, Россия со своими коллегами из стран СНГ запатентовали эти торговые марки. Мне кажется, что в рамках союзного государства эти вопросы надо было согласовывать. Мы собираемся продолжить обсуждение этой проблемы в рамках структуры союзного государства. Количество российских кондитерских изделий значительно превышает аналогичные изделия белорусского производства. В последний период времени были единичные случаи, когда товар подвергался тщательной проверке, потому что часто на рынок попадает некачественный товар, а потребитель жалуется особенно на товары из России. Но запретов как таковых не было. Г-н РУДКОВСКИЙ, советник посла Польши в России: — Год назад, 10 ноября, был введен запрет на мясо и мясопродукты, а потом, через четыре дня, — на всю продукцию растительного происхождения, кроме замороженной. Первоначально сказали, что нашли 26 фальсифицированных сертификатов. Совместно с Россией и Литвой Польша провела расследование, в результате которого выяснилось, что в Россию провозили испорченное мясо и мясную продукцию из США по поддельным польским документам. Но запрет все равно ввели для Польши. Никакого логического обоснования на этот запрет нет. До кризиса 1998 года пик экспорта в Россию составлял $920 млн, через два-три года он снизился до $220 млн, в прошлом году экспорт начал расти, было уже $620 млн, и мы думали, что в этом году достигнем уровня 1998 года, но теперь, конечно, это невозможно. Переговоры не ведутся, хотя за год мы собрали стопки документов и несколько раз отправляли в Россию. Нам сложно что-либо предпринять, поскольку конкретных требований до сих пор не выдвинуто. Здесь нет экономического обоснования, дело в политике. Роман АНИН, Юлия МАРТОВАЛИЕВА, Анна ОВЯН "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации