Роскомнадзор: «Хостер, убей себя ап стену»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Dca1e1515b5.jpg

Вступили в силу решения Мосгорсуда о пожизненной блокировке торрент-трекера Rutor.org и еще 12 ресурсов. Под ударом оказались бизнесы-миллионеры: годовой доход крупнейшего в России торрент-трекера «Рутрекер» составляет около $7 млн. А суммарный доход первой десятки торрент-трекеров Рунета – $20 млн.


Хостинги но не хотят оставаться крайними - без скандальных памяток про Крым, за информационную безопасность.


Филипп Кулин.jpg

Филипп Кулин


Петербуржец Филипп Кулин, руководитель небольшого хостинга (по-английски hosting — услуга по предоставлению ресурсов для размещения информации) знает, что интернет, по сути, «Зазеркалье», шагнув в которое понимаешь, насколько прав был Льюис Кэррол, когда говорил: «иногда успеваю еще до завтрака поверить не менее, чем в шесть небылиц».


Вместе с тем, за тринадцать лет мастер хостинга успел выяснить, что путь, которым следует, тернист и не гладок, а завтрашний день туманен — того и гляди, попадешь в капкан.


С начала «нулевых» он работал в крупном хостинге, а в 2008 вместе с другом — соучредителем открыл свое дело — небольшую частную компанию, ООО «Дремучий лес» — без акций и акционеров. Любая ошибка или эксперимент — отсутствие прибыли.


«Бизнес, как бизнес — ничего сверхъестественного, — объясняет Кулин. — Но в пору кризиса трудно: не на что обновлять оборудование, да и специальной юридической фирмы, как в большом хостинге, у нас нет — не по карману. А юристы нужны, когда крайними в борьбе за информационную безопасность становимся именно мы, потому, что у нас есть кнопка».


Тем не менее, несмотря на попытки нескольких серьезных ведомств, интернет-пространство остается «тундрой не огороженной». По законодательству к блокировке сайтов причастны: Минюст (аккумулирует решения судов), Мосгорсуд (принимает обеспечительные меры по интеллектуальному праву во всей РФ), ФСКН, Роспотребнадзор и Генпрокуратура. Ну, а органам власти (в частности, Роскомнадзору — РКН), собственно, отведена роль агрегатора предписаний и исполнителя реестра запрещенных сайтов.


НордОст и блокировка


В первый раз бизнесмен столкнулся с блокировками после теракта в Москве, на Дубровке («НордОст») в октябре 2002 года. Он работал в службе поддержки небольшого тогда хостинга Peterhost. «В числе клиентов был некий Саид — человек добрый, смешной. Занимался древними и более поздними переводами и их сравнением. У него были кавказские сайты с новостями — ничего экстремального, обсуждались бытовые проблемы, — вспомнил Филипп подробности давнего инцидента. — Вычурный слог, всех считал друзьями. Но в один не прекрасный момент «проскочило» обращение Масхадова, в котором тот заявлял, что «верные шахиды москалей мочат», после чего праведный гнев был направлен не на Масхадова, высказавшегося таким недопустимым образом, а на «стрелочника» — хостинг. Времени на размышление нам не дали. Мы оказались в неприятной ситуации выбора между потерей бизнеса и физической расправой от радикалов. Раздался звонок от вышестоящего провайдера и прозвучало требование: у вас пять минут для выключения сайта, или мы вырубим. Сайт был заблокирован. Но спрашивается, причем здесь интернет? Есть органы, которые занимаются расследованием, ловят злоумышленников, преступивших закон, и это конструктивный, цивилизованный путь».


Двери хлопают


Откровенное блиц-интервью хостера Федеральному агентству политических новостей проясняет его позицию.


- При подготовке прочих статей, в частности, про законодательно утвержденное «забвение в интернете», то есть удаление недостоверной или устаревшей информации) у нас уже возникал вопрос: реально ли закрутить гайки в виртуальном «Зазеркалье» — то есть, в интернете?


- Вряд ли. Не успеваем захлопнуть одну дверь, тут же распахиваются другие — клоны «первоисточника». Поэтому трудно, по крайней мере, при сегодняшних технических возможностях, всерьез говорить о цензуре в интернете.


Прекращение доступа к одной странице не ведет к решению проблемы, и принудить хостинг закрыть ресурс — не значит искоренить тот или иной «косяк» его клиента. Мы же, хостеры, пока по закону не можем подвергнуться прямому наказанию. Наказание для нас — заниматься щекотливым делом, быть крайними, как в проблемах нормативов, ошибок и нестыковок, так и в неоднозначных случаях (взять хоть тот же Норд-Ост). А иногда и помешать расследованию (как это было в случае с клиентами, «продвигающими» детскую порнографию).

- Если интернет-страницы закрывают, значит это кому-нибудь нужно?


- Эти «кто-нибудь» — серьезные, государственные организации: решение принимает, например, Генеральная прокуратура (голова), а уведомляет о решении ограничить доступ к «нежелательному» информационному ресурсу Роскомнадзор (указующий перст). Думаю, наше дело при этом — работать открыто, поэтому с энтузиазмом участвуем в совещаниях разного рода и семинарах. Но, на мой взгляд, и к этому мнению наверняка присоединятся коллеги — хостеры, система уведомлений о прекращении доступа к тем или иным интернет — страницам — «дорога никуда».


Здравницы Крыма в «Дремучем лесу»


- Только что ваш хостинг столкнулся с предписанием от Роскомнадзора. В чем причина вашего личного внимания к этой уже обыденной процедуре?»


- Действительно, пришло предписание от Роскомнадзора «об ограничении доступа к информационному ресурсу, на котором нашими клиентами размещена «Памятка для российских туристов, направляющихся на отдых в Крым». В нем — обычная в таких случаях формулировка о том, что что «размещены материалы, содержащие призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности или участию в массовых (публичных) мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка», а именно, «признаки призывов к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Но ни о чем таком мы и не думаем. Была ссылка на постановление Генпрокуратуры. По закону, это ведомство вправе оперативно пресекать беспорядки до суда и экспертизы.


Причем постановление этого ведомства датируется 22 июня 2015 года. Очевидно, что памятка требовала не просто оперативного — экстренного вмешательства. Спрашивается, почему принцип «я вершу» в данном случае на несколько месяцев был отложен?


- Помните кадр из «Покровских ворот»: величиной в стену дома плакат «Отдыхайте в здравницах Крыма!» А в вашем случае, что это было — антиреклама?


- Дело не в содержании, а в принципе. Если кто-то что-то нарушил, надо выслеживать и хватать тех, кто преступил закон, а «погоня за ведьмами» в которой ведьмы — сайты и хостинги, ни к чему не приведет. Получается, кто открыл дверь — тому и в лоб.


— В Памятке Крым назван оккупированной территорией. Скорей всего, именно это послужило главной причиной блокировки?


- Допустим, но в любом случае принципиально важно понять систему и смысл предписаний. Главный вопрос: «запрет, чтобы что?» — тема особо болезненная для всей интернет индустрии, так или иначе сталкивающейся с блокировками». Уверен, что под этим убеждением «подпишутся» мои многочисленные «братья по разуму», не раз наступавшие на те же, что и мы, «грабли».


Хостеры — за цивилизацию


Российский хостинг, как утверждает Кулин, никогда не сопротивлялся цивилизованным требованиям. Даже когда не существовало специального, регулирующего деятельность компаний законодательства.


«Нормальной практикой был обмен информации с МВД. Случалось, приходили «мутные» клиенты. Как-то в тестовом режиме пришли продавцы девочек-мальчиков от пяти до 14 лет. Честно написал об этом в МВД и Роскомнадзор, мол ловите, вяжите. И каково было мое удивление, когда через полгода примерно ко мне пришел участковый и попросил написать объяснительную. Естественно преступников и след уже простыл, а страж порядка про интернет только знал понаслышке.


Между тем, из каждой официальной бумаги, поступающей из Роскомнадзора, следует, что работает ведомство строго по закону, повинуясь четкой схеме.


Филипп Кулин2.jpg

«Большего вам все равно не скажут», — предупредил, предваряя вопрос о позиции этих инстанций, Филипп Кулин.


И верно, последнее уведомление относительно здравниц Крыма в Роскомнадзоре подкрепили ст. 15.3 ФЗ от 27 июля 2006 года № 149 «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Причем уточнили, что блокировка сайта произошла по требованию Генеральной прокуратуры РФ.


Правда уволившегося


У Генеральной прокуратуры и Роскомнадзора — своя правда, как подчеркивают в этих ведомствах, продиктованная требованиями и нормами российского законодательства. Появилась локальная проблема — отработали, прислали уведомление. А за хостингами и просто владельцами сайтов, как там утверждают, остается право подать в суд, отстаивая свою непричастность к тому или иному нарушению. На сей счет тоже имеются четкие инструкции.


В Управлении Роскомнадзора по Северо-Западному федеральному округу ограничением доступа к информационному ресурсу, на котором клиентами хостинга Филиппа Кулина была размещена «Памятка для российских туристов, направляющихся на отдых в Крым» занимался замглавы ведомства Максим Ксензов, который уволился с первого января.


Когда уходил, журналисты припомнили, что в прошлом году, незадолго до увольнения, Ксензов на своей страничке в твиттере эмоционально отреагировал на нападки со стороны несогласных с блокировкой сразу трех крупных сайтов.


«Пренебрегать и противодействовать законам всегда модно, — написал он. — Если бороться с законами физики — это прогресс. Но если ты борешься в одиночку, как Икар, тебя воспоют героем. А если ты засунешь в кое-как собранное летающее корыто десяток людей и убьешь их — тебе забвение и проклятия. Если особо забавно себя убьешь — Шнобелевская премия и блокировка сайта, который об этом расскажет. Поэтому обращаюсь к администраторам и владельцам интернет-ресурсов: не игнорируйте законные требования органов власти. Уважайте себя».


В свою очередь, эксперты утверждают, что принимающие решения о блокировке сайтов с хостерами обычно не церемонятся. «К сожалению, ситуация стандартная. Как правило, Роскомнадзор решения не аргументирует, отвечают в таком духе: «Идите в суд и доказывайте, что мы нарушаем закон. Если Филипп готов стать стороной по данному делу — думаю мы готовы поддержать юридически в суде», — обещает руководитель общественного проекта «РосКомСвобода» Артем Козлюк.


«Поможем, конечно», — обещает поддержку адвокат, сопредседатель Ассоциации пользователей интернета Саркис Дарбинян. Но признает: «Тут надо понимать, что эффективность обжалования близится к нулю, ибо судьи, скорей всего, не решатся отменять какие-либо решения Генпрокуратуры и Роскомнадзора».


Сведущий в вопросах блокировки адвокат Дарбинян прогнозирует дальнейшие проблемы хостингов, уточняя, что пострадавшим, то есть, подвергшимся блокировке легко может стать не только разместивший запрещенный контент на сайте, но и тот, кто потом дает гиперссылку. Поэтому в группе риска — огромное число хостинг-провайдеров.


Государство закручивает гайки в Интернете


Владельцы «Рутрекера» неизвестны – их имена скрываются за различными офшорами, в частности, сейшельской компанией Dreamtorrent Corp.


Активность государства, и прежде всего Роскомнадзора, вызывает опасение, поскольку речь идет об общей тенденции постепенного закручивания гаек в Интернете, который еще недавно считался пространством неограниченной свободы. Знаковым событием в этой связи стала эмиграция основателя сети «Вконтакте» Павла Дурова в 2014 г. (на фото), который продолжает конфликтовать с российскими властями. Дуров, создавший мессенджер Telegram, заявил, что сотрудничество с полицией и спецслужбами РФ по вопросам терроризма приведет к возникновению черного рынка личных данных.


На это советник президента РФ по развитию Интернета Герман Клименко ответил, что Дуров «перешел границы», и напомнил, что большинство работающих в России зарубежных IT-компаний сотрудничает с правоохранителями и выдает личные данные преступников и ключи шифрования. «Telegram будет сотрудничать с властями или его закроют», – заявил Клименко. Кстати, как сообщил недавно Роскомнадзор, Twitter уже выполнил 97% его требований о блокировке запрещенного контента.


Также с 1 января 2016 г. вступил в силу «закон о забвении», ограничивающий деятельность поисковиков. Начиная с 2014 г. российские власти используют закон о персональных данных, чтобы принудить международные компании к размещению их серверов на территории России. Тогда они подсоединяются к СОРМ (Система технических средств для обеспечения функций оперативно-розыскных мероприятий), которая предоставляет спецслужбам неограниченный доступ ко всем передаваемым данным пользователей.


Именно поэтому соратник Алексея Навального Леонид Волков создал Общество защиты Интернета, которое намерено «защищать Интернет от атак российских властей». По мнению управляющего партнера агентства «Биплан» Ильи Грошикова, «государство всегда воспринимало Интернет как довольно опасную площадку для творчества любого формата». Впрочем, многие соглашаются с правомерностью принятых мер. Как заявил «Ко» директор Экспертно-аналитического центра РАНХиГС Николай Калмыков, «человек или предприятие, осуществляя свою деятельность хоть в офлайне, хоть в онлайне, должен отвечать за свои поступки, а государство обязано содействовать комфортной жизнедеятельности в равных условиях для каждого гражданина или организации в рамках правового поля».


Реально ли закрутить гайки в виртуальном «Зазеркалье» — то есть, в интернете?

Ссылки

Источник публикации