Роскошная проверка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Практически все компании, поставляющие в Россию товары luxury, пользуются грязными и примитивными схемами. "Серая" схема поставок товара в магазины компании Mercury

1066984991-0.jpg Государственный таможенный комитет (ГТК) проводит масштабные проверки деятельности компаний, поставляющих в Россию товары luxury. Вчера председатель ГТК МИХАИЛ ВАНИН согласился рассказать, чем вызваны эти проверки и кого еще кроме торговцев предметами роскоши они могут коснуться.

На прошлой неделе сотрудники ГТК провели проверку магазинов в Третьяковском проезде, принадлежащих компании Mercury. По словам представителей Mercury, «проверка носила плановый характер и проводилась в целях улучшения работы таможни с товарами класса люкс». В других компаниях, торгующих предметами роскоши, заявили, что знают о проверках и в ближайшее время ждут проверяющих у себя.

– ГТК утверждает, что проверки проводились в рамках подготовки к вступлению нового Таможенного кодекса. Почему они коснулись прежде всего поставщиков товаров luxury?

– Времени до вступления в действие нового Таможенного кодекса осталось очень мало. Конечно, в идеале надо проверять всех, но это невозможно. Товары luxury относятся к группе риска: налоговые платежи и таможенные сборы по этой группе очень высокие, поэтому здесь больше всего проблем и попыток ухода от платежей.

– По различным оценкам, объем рынка товаров luxury – $2,5-2,8 млрд. Эти цифры отличаются от статистики ГТК?

– И довольно сильно. Если судить по официальным данным, они в три-пять раз ниже. Это говорит о том, что импортеры luxury или декларируют товар недостоверно, или уклоняются от декларирования вовсе. По нашим данным, большинство товаров luxury ввозится физическими лицами как ручная кладь. Бороться с этим очень сложно, потому что у поставщиков существует налаженная система: это и собственные курьеры, и использование знакомых, экипажей самолетов, чартерная авиация. Эти каналы прежде всего и используют.

С точки зрения закона все совершенно легально: гражданин везет часы или ювелирные изделия, например, для личного пользования. Но в итоге этот товар оказывается на прилавках московских магазинов. Потом в процессе таможенного досмотра других товарных партий мы обнаруживаем упаковку этих товаров – абсолютно новые пустые коробочки, пакетики, ярлычки. Их везут отдельно. Не так сложно понять, что бриллианты ввезли в кармане, а упаковку от них – по вполне легальным внешнеторговым контрактам. Однако кто на самом деле является заказчиком, установить не так просто, потому что за импортером в большинстве случаев скрывается фирма-однодневка.

– Так действуют и крупные компании?

– Практически все компании, поставляющие в Россию товары luxury, пользуются грязными и примитивными схемами. Получателем товара является некая фирма-однодневка, которая потом по цепочке совершает десятки операций по купле-продаже, в результате этот товар появляется у некого ООО, которое реализует его через магазины с шикарными вывесками, в том числе в Третьяковском проезде. При этом наценка на товар по сравнению с декларируемой стоимостью составляет до тысячи процентов. Поскольку в схеме заняты десятки посредников, очень сложно установить, кто стоит за ними. К сожалению, так работают и очень крупные, хорошо известные на рынке компании, в том числе и такие, как Mercury.

Разумеется, есть импортеры, которые ввозят товар легально, но их немного. Среди них есть поставщики ювелирных изделий, элитной кожгалантереи, парфюмерии. Это, как правило, иностранные компании, имеющие в России свои дочерние структуры, которые сами импортируют товар. У них прозрачная бухгалтерия, иные стандарты отчетности. Правда, и среди иностранных компаний так действуют далеко не все.

– Что показали проверки, которые были проведены в бутиках в Третьяковском проезде?

– На первый взгляд в Третьяковском проезде торгуют совершенно самостоятельные и совершенно не связанные между собой различные ООО. Однако в ходе проверок выяснилось, что директором всех этих ООО является некто гражданин Львов, замдиректора – некто Дьяконова. Или директор господин Львов, замдиректора некто Ельников. По сути, все эти фирмы объединяет брэнд, который вы называете Mercury. На самом деле формально такой компании не существует.

В результате проверок было установлено, что все эти компании уплатили не более 10% от суммы таможенных сборов. Мы предложили импортерам выбор: либо мы возбуждаем уголовное дело по факту уклонения от таможенных платежей, либо они добровольно погашают недоимку. Компании поступили разумно, выбрав второй вариант,– деньги уже начали поступать на счета таможен. По мере того, как это будет происходить, мы будем снижать административное давление.

– Где гарантия, что после проведения проверок импортеры не будут возить товары по-прежнему, не откупятся…

– Гарантия заключается именно в системе постаудита, контроля товара после выпуска. Кстати, это мировая практика – импортеру доверяют, но проверяют. Что касается того, что от таможенников можно откупиться, то в ходе проверок мы выявляем не только недоплату, но и смотрим, кто и где проводил досмотр. То есть рассматриваем всю цепочку: от товара к декларации, от декларации – к инспектору. Это не так уж сложно. Если мы выясняем, что инспектор брал взятки, он идет под суд. Такие случаи были и есть.

– Есть ли особые таможенные терминалы, на которых проходят оформление товары luxury?

– Существует только спецтерминал для ювелирных изделий из драгметаллов и камней. Одежду и обувь можно растаможивать на любом терминале. Собственно, в какой-то степени все так и происходит. Импортер заявляет местом происхождения товаров Китай или Малайзию, например. Каждую коробку досмотреть нельзя. А если еще устанавливаются неформальные контакты с инспектором, то процесс происходит еще более гладко.

Оформлять товары luxury вообще очень сложно. Покупая вещь, мы платим в основном за марку. Здесь имеют значение такие понятия, как сезонность, страна изготовления и многое другое. Во всем этом надо хорошо разбираться. У американских таможенников есть такое понятие – «специалист по импорту», человек, который профессионально разбирается в тех или иных сегментах рынка. Мы хотим создать в России похожую систему. Поэтому уже в будущем году мы намерены построить современный таможенный терминал, на котором будет централизованно происходить оформление товаров luxury. Кстати, этот проект наглядно демонстрирует, что некоторые импортеры ведут себя разумно и смотрят в перспективу. Дело в том, что терминал мы собираемся открыть в молле «Крокус-Сити». И строить его будет владелец «Крокуса» господин Агаларов. Причем на терминале будет проходить оформление всех товаров luxury, а не только тех, которые продаются в магазинах, принадлежащих Агаларову.

– Не так давно проводились проверки поставщиков бытовой техники, теперь – импортеров luxury. Кто следующий?

– Импортеры парфюмерии и косметики пользуются теми же схемами, что и поставщики luxury. Товар ввозится тысячами фирм-однодневок, хотя, по сути, 80% рынка контролируют четыре компании. Среди них – крупнейшие розничные сети. Но для начала мы хотим с ними встретиться и договориться о правилах игры. Правила очень простые: если вы будете платить по-честному, вам не придется «договариваться» ни с отдельными таможенными инспекторами, ни с прокуратурой, ни с ФСБ.

Оригинал материала

«Коммерсант»