Роснефтедоллары государственного долга

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Агентство Standard&Poor’s подтверждает негативный рейтинг "Роснефти". Богданчикову грозит дефолт.

фото/Коммерсант Финансовые риски в России почти напрямую связаны с уровнем мировых цен на нефть. Чем выше цены, тем больше приток инвестиционных ресурсов, стабильнее курс рубля, выше доходы предприятий, граждан и бюджета. Как только нефтяные цены падают, благополучие улетучивается. Почему?

Дело в том, что крупные компании и прочие экономические субъекты в России слишком активно берут в долг в период благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры. Долговое бремя оказывается непосильным при падении цен на экспортируемое сырье; финансовая несостоятельность, корпоративные дефолты, банкротства — логическое продолжение и неизбежная плата за безудержный оптимизм в период высоких цен.

Особенно стоит обратить внимание на кредитную беспечность, свойственную государственным компаниям. Если частные компании, такие, как «Сургутнефтегаз», «ЛУКОЙЛ», «ЮКОС», относятся к собственным финансам предельно взвешенно, накапливают резервы из ликвидных активов, то государственная «Роснефть» безоглядно наращивает собственные долги. При таком раскладе для кризиса и ГКО не нужны.

Долговое бремя

Самым большим заемщиком на внешнем рынке среди российских компаний, без сомнений, является «Газпром». Судя по данным, мелькавшим в СМИ, газовый монополист задолжал более 14 млрд долл. — цифра, сопоставимая с внешним долгом какого-нибудь государства. Чистая прибыль «Газпрома» в 2001 году составляла около трех млрд долл. Таким образом, долги «Газпрома» превышают текущую прибыль почти в пять раз.

Похожее соотношение — у государственной нефтяной компании «Роснефть»: по данным СМИ, она должна «всего» 1,47 млрд долл. на начало 2003 года, а ее чистая прибыль за 2002 год составила всего около 300 млн долл. «Роснефть», по всей видимости, наращивает долги, считая, что ее государственный статус (она полностью принадлежит Российской Федерации. — М.С.) автоматически означает государственную поддержку в случае финансовых затруднений.

Этой весной «Роснефть» чуть не оказалась в состоянии технического дефолта по еврооблигациям, выпущенным в ноябре 2001 года на сумму 150 млн долл. По условиям размещения облигаций общая сумма долгов «Роснефти» не должна превышать 1,25 млрд долл., но компания Сергея Богданчикова «перепрыгнула» эту отметку благодаря привычке жить на широкую ногу. Инцидент немало взбудоражил инвесторов, но дело удалось замять, повысив лимит заимствований нефтяной компании.

Между тем «Роснефть» в отличие от «Газпрома» вовсе не монополист. Работая в конкурентной среде, она рискует не меньше, чем частные нефтяные компании. Следовательно, ее отношения с западными кредиторами должны быть достаточно трезвыми.

Очевидно, так же считают эксперты рейтингового агентства Standard&Poor’s, недавно подтвердившие негативный прогноз по кредитному рейтингу ОАО НК «Роснефть», данный в декабре прошлого года. В частности, S&P констатирует: «У компании весьма амбициозные планы на разведку и добычу нефти, а также модернизацию нефтеперерабатывающих мощностей. По программе в 2002-2005 гг. капитальные затраты на эти проекты должны составить 3,66 млрд долл., но отдача от них ожидается лишь после 2004-2005 гг. Денежные потоки от операций «Роснефти» недостаточны для финансирования таких вложений, поэтому объем задолженности компании, вероятно, будет продолжать расти».

В переводе на обычный язык это значит: амбиций больше, чем денег, поэтому «Роснефть» будет стремительно обрастать долгами. Что в действительности и происходит.

Инвестиции на грани фола

Считается, что на заемные деньги можно модернизировать и развивать производство. Это действительно так, но только при соблюдении ряда условий. Во-первых, займы должны быть долгосрочными и сравнительно дешевыми. Во-вторых, бизнес должен быть достаточно открытым и прозрачным. В-третьих, бизнес-план должен быть четким, реалистичным и слегка консервативным, с оглядкой на возможные трудности.

В случае с «Роснефтью» все несколько иначе. Госкомпания привлекает средства в валюте на небольшие сроки и под процент далеко не минимальный. Об отсутствии понятного механизма управления «Роснефтью» и о кулуарных (нередко говорят: коррупционных) методах принятия решений ходят легенды. И третье: насколько инвестиционные планы «Роснефти» агрессивны, настолько же и призрачна их реалистичность.

В 2000-2002 годах «Роснефть» потратила 600 млн долл. на скупку акций своих дочерних предприятий. Кроме того, в феврале 2003 года она поглотила другую компанию – «Северную нефть», потратив на это еще 600 млн долл. На Сахалине «Роснефть» участвует в ряде совместных проектов на условиях СРП. А совсем недавно президент компании Богданчиков заявил о намерении занять еще 700 млн долл., чтобы инвестировать их в разработку Приразломного месторождения на арктическом шельфе.

Темпы капитальных затрат государственной нефтяной компании впечатляют, особенно если принять во внимание комментарии экспертов, в один голос повторяющих: «Роснефть» агрессивно наращивает свои долги в затянувшийся период очень высоких цен на нефть. Когда цены упадут, компания окажется в тяжелом положении.

Симптомы, прогнозы, вопросы

Чтобы заглянуть в будущее, надо присмотреться к настоящему. «Роснефть» периодически испытывает трудности с задолженностью перед подрядчиками. В июне в СМИ проходила информация о долге ее главного звена «Роснефть-Пурнефтегаз» (более 100 млн рублей) перед строителем трубопроводов ОАО «Пурпетрубопроводстрой». Сумма вроде бы небольшая в масштабах крупной компании — около 3,3 млн долл., но долг «повис», парализовав строителей. Что это — недоразумение или симптом?..

Специалисты S&P утверждают, что при определении прогноза кредитного рейтинга («негативный») они учли все позитивные факторы, из которых складывается кредитная характеристика «Роснефти». Это настораживает, но не останавливает потенциальных кредиторов. Дело в том, что, имея возможность разместить свои капиталы на западных финансовых рынках лишь под очень скромные проценты, они рассматривают государственную нефтяную компанию, готовую взять в долг под

8 — 9% годовых в валюте, как очень интересный объект инвестиций. О том, что будет, если цены на нефть упадут, как-то не думается.

А что же мы? Рухнут нефтяные котировки — вероятно, «Роснефть» попросит у государства денег. То есть залезет в наш бюджетный карман. Если же государство ей откажет (что тоже весьма вероятно), то компания объявит дефолт по корпоративным обязательствам. В таком случае все российские корпорации в глазах иностранных инвесторов снова станут пугалом, как пять лет назад. Короче: риски амбициозной госкомпании ложатся на всех нас.

Самое досадное, что одним из лидеров в безоглядном наращивании внешнего долга является именно государственная компания. Казалось бы, должна, наоборот, демонстрировать взвешенность и консерватизм. Видимо, нашему государству (да и иностранным инвесторам тоже) нужен еще один долговой кризис, чтобы научиться разумному подходу к финансовой политике.

Оригинал материала

«Новая газета»

Михаил СМЕТАНИН

Выдержки из обоснования кредитного рейтинга ОАО «НК «Роснефть»

Кредитный рейтинг компании: В (Негативный).

Общая характеристика бизнеса: Ниже среднего уровня.

Финансовая политика: Агрессивная.

Рейтинг «Роснефти» основан на кредитоспособности самой компании. Хотя тот факт, что «Роснефть» на 100% принадлежит государству, может оказывать определенное позитивное влияние на ее позицию в бизнесе, Standard & Poor’s не рассчитывает, что государство непременно окажет компании непосредственную помощь в случае финансовых затруднений.

«Негативный прогноз отражает агрессивную финансовую политику компании. «Роснефть» увеличивает объем своих долговых обязательств и осуществляет значительные капиталовложения, инвестирует в слияния и поглощения, когда цены на нефть необычно высоки, так что компания может столкнуться с трудностями при погашении долговых обязательств, когда цены на нефть, как того ожидает Standard & Poor’s, упадут».

Источник — Standard&Poor’s (перевод с английского)

origindate::28.07.2003