Россель и "Уралмаш"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Vesti.Ru, origindate::12.11.1999

Чисто уральские умельцы

Владимир Петров, Екатеринбург

"Вы меня спрашиваете, где начинается полиция и кончается Беня Крик? Так я отвечу - полиция кончается там, где начинается Беня."

Исаак Бабель.

Немного истории

Члены уралмашевской группировки кажутся Эдуарду Росселю <неглупыми предпринимателями>. Губернатор не раз обращался к ним в поисках <нестандартных решений>

Однажды губернатор свердловской области Эдуард Россель, к которому в очередной раз пристали с вопросами о "свердловской братве" вообще и уралмашевской преступной группировке в частности, в сердцах заявил, что он не знает никаких "уралмашевцев", их и нет вовсе, все придумали журналисты. Просто среди выходцев с "Уралмаша" есть несколько неглупых и удачливых предпринимателей, на которых можно положиться в трудную минуту.

Вполне возможно, что когда г-н Россель говорил об этом, он был искренен. Тем более, что к тому моменту некоторые выходцы с "Уралмаша" стали вполне легальными и весьма успешными предпринимателями. А наиболее политически продвинутые из них даже создали общественно-политический союз "Уралмаш". Возглавили его широко известные в Екатеринбурге личности - Александр Хабаров (баллотируется в депутаты Госдумы по одномандатному округу), Сергей Воробьев (чисто предприниматель), Константин Цыганов (находится в федеральном розыске), Сергей Курдюмов (был задержан по подозрению в организации убийств и обстреле из гранотомета здания Свердловского РУБОПА, затем отпущен судьей под денежный залог и скрылся), Сергей Терентьев (осужден за вымогательство и хранение оружия). Вошли в ОПС и несколько менее известных населению, но зато хорошо знакомых местному РУБОПу личностей.

Легализация "уралмашевцев" началась в 1995 году. Раньше было не до того. Шла борьба за власть. Вплоть до середины 90-х годов Екатеринбург сотрясали так называемые "сучьи войны": крутые парни - выходцы из небольших промышленных городов области - разбирались с конкурентами. Чуть ли не каждый день в городе устраивались автомобильные погони со стрельбой из автоматов, взрывы в подъездах, разборки в казино, происходили профессиональные убийства - демонстративные и циничные. Самой крупной и самой последней из многочисленных гангстерских войн была схватка между "центровыми" и "уралмашевцами". Именно тогда "уралмашевцы" прославились на всю страну, применив нетрадиционный для бандитов вид вооружения - боевой танк. В итоге пятилетних боев "уралмашевцы" доказали, что соперничать с ними в жестокости и "умении решать финансовые проблемы" по меньшей мере бессмысленно, да и просто вредно для жизни. Криминальный бизнес признал их своими хозяевами.

И как только стихли автоматные очереди, а в регионе наступило относительное затишье, губернатор области Эдуард Россель пригласил к себе главных, как он сам выразился, "воров" и предложил им поучаствовать в капитальном строительстве. Именно тогда г-н Россель и заявил, что уралмашевского сообщества вовсе нет, а есть неглупые, удачливые предприниматели. Да, они способны на неординарные решения финансовых проблем, но зато в трудную минуту власть может на них положиться. И губернатор охотно прибегал к их помощи в такую минуту: всем в области памятна демонстративная передача забастовавшим екатеринбургским метростроителям мешка денег - на заработную плату.

Легальный бизнес

Занявшись легальным бизнесом, "удачливые и неглупые предприниматели" прибегают к привычным по прошлой жизни методам. Примером может служить гангстерская разборка на Тавдинском гидролизном заводе летом 1998 года. В тот момент завод принадлежал известному предпринимателю Павлу Федулеву, тоже вполне одиозной личности. Г-н Федулев на тот момент пребывал в федеральном розыске, и время для дележа его промышленной империи, на взгляд "уралмашевцев", наступило. Вот как описывают инцидент в заявлении начальнику ГУВД Свердловской области Валерию Краеву акционеры предприятия Сергей Кузнецов, Михаил Сирин и другие: "21 июля члены "уралмашевского сообщества", возглавляемые директором клуба "Карамболь" Куковякиным А.В., осуществили вооруженный захват ОАО "Тавдинский гидролизный завод" и установили контроль над деятельностью предприятия. Самое активное участие в выдворении акционеров с предприятия принимал начальник отдела вневедомственной охраны г.Тавды подполковник Емельянов. На требования акционеров прекратить произвол он отвечал, что подчиняется приказам руководителей "уралмашевского сообщества", которые пообещали ему заплатить 360000 рублей. При попустительстве сотрудников вневедомственной охраны лица, захватившие завод, разворовали имущество предприятия, начали вывоз продукции завода - технической жидкости, которую используют для изготовления фальсифицированной водки". На сегодняшний день под контролем выходцев с "Уралмаша" находится большинство гидролизных заводов, главной продукцией которых является гидролизный спирт "для технических нужд".

Впрочем, в последовательности уралмашевцам не откажешь. Получив контроль над производством технического спирта, они переключились на конечную продукцию - винно-водочные изделия. Сначала Александр Хабаров и Сергей Воробьев объявились в руководстве пиво-безалкогольного завода, а в сентябре вошли в новый совет директоров ликеро-водочного завода "Алкона". Пикантность ситуации в том, что "Алкона" - предприятие по большей части государственное и господа Хабаров и Воробьев - единственные представители частного бизнеса в совете директоров завода. В этом свете совсем по-иному воспринимается прошлогоднее заявление Павла Федулева о том, что на сходе авторитетов российского масштаба уралмашевцам отдали всю пищевую промышленность области. К осени 1999 года, как видим, "Уралмаш" легализовался на ведущих алкогольных предприятиях региона.

Безусловно, наивно было бы полагать, что столь серьезные бизнесмены ограничатся винно-водочными изделиями. Первым и главным бизнесом уралмашевцев стал самый интересный в России - нефтяной. Сегодня под контролем уралмашевцев находится абсолютное большинство бензоколонок области. Еще четыре года назад была создана региональная ассоциация "Нефтепродукты", которая практически контролирует цены на бензин и сама в свою очередь контролируется, по данным правоохранительных органов, "уралмашевским экономическим сообществом".

Привлечение уралмашевцев к нефтебизнесу вполне понятно. Ассоциация "Нефтепродукты" создавалась для защиты рынка от варягов. И опыт уралмашевцев, отстоявших свои рынки в период "сучьих войн" и без размышлений прибегающих к "нестандартным методам решения экономических проблем", был здесь незаменим. В итоге Екатеринбург и в целом Свердловская область стали практически единственным в стране регионом, где в торговле нефтепродуктами не участвуют крупные нефтяные компании.

В 1997 году принадлежащие государству пакеты акций "Екатеринбургнефтепродукта" и "Свердловскнефтепродукта" были изъяты из доверительного управления у "Роснефти", а затем приватизированы. Несмотря на огромный инетерс к екатеринбургскому рынку таких серьезных компаний, как "ЛУКойл" и "Сибнефть", покупателями стали частные лица, создавшие АО "Уралнефтепродукт" - эта компания превратилась в главного игрока на региональном рынке нефтепродуктов. Ее генеральный директор Геннадий Тихомиров оценивает свою долю в поставках в 25-30 процентов, а начальник территориального управления по антимонопольной политике Николай Ужегов - в 58 процентов. "Уралнефтепродукт" к тому же получил от областного правительства право поставлять топливо селянам в счет товарного кредита, мазут муниципалитетам, а также проводить взаимозачеты между бюджетом и основными его должниками. Сегодня большинство членов ассоциации "Нефтепродукты" составляют фирмы, так или иначе аффилированные с АО "Уралнефтепродукт".

Кстати сказать, получив под контроль сбытовую систему региона, "уралмашевцы" помирились и с "ЛУКойлом", и с "Сибнефтью", на долю которых, по словам руководителя государственной нефтяной инспекции по Свердловской области Людвига Иванова, в совокупности приходится более 70% поставляемых на местный рынок нефтепродуктов. И львиная доля их поставок приходится именно на "Уралнефтепродукт". Поспособствовало этому правительство области, подписавшее с "Сибнефтью" договор о поставках в область нефтепродуктов по бартеру (в обмен на трубы и прочее оборудование). Естественно, АО "Уралнефтепродукт" получило исключительную возможность диктовать свои цены в условиях бензинового дефицита и получать сумасшедшие прибыли. Но и в нефтебизнесе "уралмашевцы" остаются верны себе. По данным г-на Иванова, в 1998 году в область было завезено 1 млн 250 тысяч тонн светлых нефтепродуктов. Из них только 676 тысяч тонн прошли по документам - остальной бензин крутился в теневом обороте, то есть налогов с него бюджет не увидел. И это при том, что рентабельность нефтяного бизнеса в области, по данным председателя комитета ценовой политики правительства Свердловской области Николая Подкопая, за последнее время достигла 78%, причем издержки обращения даже снизились.

Помимо нефтяных и винно-водочных, у "уралмашевцев" имеются серьезные интересы в металлургии области, в обрабатывающей промышленности - да практически во всех отраслях производства, приносящих хоть какую-то прибыль. Бизнес "уралмашевского сообщества" сейчас настолько разросся, что для координации действий его лидеры создали совет хозяйственных руководителей, скромно именуемый советом министров.

Безусловно, добиться столь грандиозных успехов без наличия реальной поддержки в верхах "уралмашевцы" вряд ли смогли бы.

Крыша

Скандал начался сразу после уже описанной истории с Тавдинским гидролизным заводом. Пораженные в правах акционеры, помимо письма начальнику областного ГУВД генералу Краеву, написали еще одно - на имя начальника регионального управления по борьбе с организованной преступностью Василия Руденко. В нем они жаловались уже на самого г-на Краева, сомневаясь в его беспристрастности. Чуть раньше, в мае того же года, в прокуратуру Екатеринбурга поступило уголовное дело в отношении предпринимателя Владимира Бамбурова, возбужденное сотрудниками следственного управления ГУВД области. Он обвинялся в хищении крупной суммы денег при проведении взаимозачета. Разбираясь в деле, следователь прокуратуры Александр Губин выяснил, что "подставил" г-на Бамбурова президент фирмы ЮНИА Игорь Лисин, имевший хорошие связи с ГУВД, сам в недавнем прошлом капитан милиции. Фирма ЮНИА, согласно материалам уголовного дела, получала от милицейского главка квоты на осуществление взаимозачетов и лихо проводила их, поставляя ГУВД оборудование на 600 миллионов рублей, а по документам отчитываясь за 1 миллиард. Всех посредников г-н Лисин самым наглым образом "кидал", либо не расплачиваясь за их услуги, либо обрекая на разорение, как это было с Владимиром Бамбуровым. Тех, кто не соглашался играть по его правилам, г-н Лисин угрожал "отпрессовать" по полной программе, предлагая на выбор либо "уралмашевцев", либо местный ГУВД.

Самое удивительное, что г-н Лисин не преувеличивал своих возможностей. По предположениям работавших с ним в милиции людей, он является связующим звеном между "уралмашевским сообществом " и ГУВД области. Из заслуживающего доверия источника корреспонденту газеты Vesti.ru удалось получить список учредителей ЗАО "ЮНИА". Среди них - Александр Антропов, бывший заместитель начальника главка по оперативной работе и советник Валерия Краева. В ходе прокурорской проверки выяснилось, что сын начальника следственного управления ГУВД генерала Тетюева работает в фирме ЮНИА.

По некоторым данным, Игорь Лисин тесно был связан с преступными авторитетами. Имеются фотографии, на которых г-н Лисин запечатлен за дружеским застольем с "уралмашевскими предпринимателями". Как предполагают оперативники, именно благодаря Лисину "уралмашевцам" удалось опутать обязательствами начальника ГУВД Валерия Краева, который, как и многие крупные милицейские начальники, имел, по непроверенным данным, свой бизнес, что в итоге и вылилось прошлой зимой в громкий скандал. Тогда начальник оперативно-поискового подразделения главка Леонид Фесько, поддержанный руководством местного РУБОП, обвинил своего шефа в связях с "уралмашевским сообществом". По некоторым данным, переполнило чащу терпения подчиненных генерала появление видеопленки, снятой на дне рождения генерала. По словам г-на Фесько, на ней среди прочих конкретных бизнесменов присутствовал некто, значащийся в федеральном розыске.

После министерской проверки г-н Краев был снят со своей должности и отправлен в отставку. О том, что было получено в результате проверки и, как следствие, о мотивах отставки руководителя одного из крупнейших в России областных управлений МВД предпочитает не распространяться. Однако, судя по тому, что обвинители все еще работают на своих местах, доля истины в их словах была. И большая.

Впрочем, на роль "уралмашевцев" в жизни региона эти события повлияли мало. Потеря милицейской крыши (если таковая и произошла) их не беспокоила. Впереди стояли задачи покрупнее -создание собственной политической партии, основой которой должен был стать общественно-политический союз (ОПС) "Уралмаш".

Политика

Одной из первых акций ОПС стало участие в губернаторских выборах, в ходе которых "уралмашевцы" однозначно поддержали дествующего губернатора Эдурда Росселя. Заимел ОПС не только своего пресс-секретаря, но и команду плей-мейкеров. Работу последних жители области ощутили на себе сполна.

Сразу после победы на выборах г-н Россель объявил войну наркоторговцам. На совете общественной безопасности последовал разнос начальнику ГУВД за существование целой сети наркопритонов в областном центре, активисты начали собирать подписи под требованием ввести смертную казнь за распространение наркотиков. Губернатору усердно помогал ОПС "Уралмаш", представители которого передали милиции адреса наркоточек и фамилии коррумпированных сотрудников милиции, прикрывавших их. В ходе развернувшейся кампании неожиданно было совершено несколько нападений на журналистов, так или иначе затрагивавших тему наркотиков. Поднявшаяся вслед за тем общественная шумиха привлекла, по мнению некоторых наблюдателей, внимание населения к теме наркотиков. Главным борцом, естественно, стал ОПС "Уралмаш". Как заявил полномочный представитель президента России в Свердловской области Юрий Брусницын, "эффектная подача себя главными борцами с губительным зельем цинично использована отдельными политическими силами в рекламных целях на предстоящих выборах в Госдуму". Вскоре после заявления г-на Брусницина Александр Хабаров стал кандидатом в Госдуму по своему родному Орджоникидзевскому округу.

Не обошел своим вниманием ОПС "Уралмаш" и экономику. Не так давно в Москве лидеры ОПС провели переговоры с рядом производителей о поставках в Свердловскую область марганцевых ферросплавов. После чего там же состоялась очередная конференция ОПС "Уралмаш", которая, по словам пресс-секретаря союза Дмитрия Карасюка, решила усилить работу по обеспечению местных металлургических предприятий сырьем. Как пояснил корреспонденту газеты Vesti.ru г-н Карасюк, в случае успеха на переговорах ферромарганец будут получать не только те предприятия, акционерами которых являются члены ОПС, но и другие металлургические заводы области. Такая "бескорыстная помощь", безусловно, усилит влияние уралмашевцев в металлургическом комплексе региона.

Не осталась забытой и социальная сфера. По словам г-на Карасюка, ОПС решил за счет средств союза взять под охрану все 28 школ Орджоникидзевского района Екатеринбурга. В районном отделе народного образования сообщают, что сотрудники охранной фирмы "Витязь" (учрежденной, по некоторым данным, членами ОПС) уже несколько лет дежурили в тех школах, где учились дети лидеров уралмашевского организованного преступного сообщества (тоже - ОПС). Исполняющий обязанности заведующего РОНО Игорь Малых не исключил, что появление двух охранников во всех без исключения подведомственных ему школах приурочено к выборам, но признал, что ОПС "Уралмаш" тем самым оказал РОНО большую помощь: уследить за порядком нынешние бабушки-вахтерши уже не в состоянии, а денег на найм милиционеров у муниципалитета нет.

По большому счету, определить сегодня, где кончается власть государства и начинается власть "уралмашевцев", в Екатеринбурге практически невозможно. Как невозможно и четко очертить границы влияния и структуру сообщества: есть глубочайшее подозрение, что на принятие решений и в органах власти, и в уралмашевском "совете министров" влияют одни и те же люди. Поэтому можно предположить, что даже если общественно-политический союз (ОПС) "Уралмаш" будет распущен, то организованное преступное сообщество (ОПС) "Уралмаш" останется и будет существовать, пока существует государство, его породившее.