России Предъявили Счет За Солдатское Видео

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Европейский суд оценил жизнь мирного чеченца в 51700 евро

1175814623-0.jpg Европейский суд по правам человека вчера удовлетворил иск жительницы Чечни Асмарт Байсаевой, поданный к России. За похищение и убийство во время зачистки ее мужа госпожа Байсаева получит ?51,7 тыс. Доказательства причастности российских силовиков к этому преступлению женщина купила у военных за $2 тыс.

61-летний муж Асмарт Байсаевой Шахид исчез 2 марта 2000 года. В тот день утром он отправился в село Подгорное (Грозненский район Чечни), где работал механиком в местном автопарке. А около десяти утра на окраине Подгорного под обстрел свердловских милиционеров попала колонна сергиево-посадского ОМОНа – 20 милиционеров были убиты, более 30 ранены. Решив, что стрельбу спровоцировали боевики, которые затем укрылись в селе, милиция и военные блокировали Подгорное и провели в нем зачистку. Как выяснила на следующее утро Асмарт Байсаева, ее мужа задержали и доставили в Старопромысловский временный отдел внутренних дел (ВОВД). Через два дня большинство задержанных отпустили, но Шахида Байсаева среди них не оказалось. Несколько жителей Подгорного чуть позже рассказали госпоже Байсаевой, что ее муж стал свидетелем убийства во время зачистки двух чеченцев и это решило его судьбу. Люди в масках избили механика, а затем, надев ему на голову мешок, куда-то увезли его.

Обратившись в прокуратуру Грозного, госпожа Байсаева узнала, что ее муж не значится в списках доставленных в Старопромысловский ВОВД, не оказалось его и в списках задержанных других отделов милиции. Но в августе 2000 года в дом, где жила Асмарт Байсаева, зашел неизвестный в камуфляже. «Его лицо было закрыто маской, какую носили тогда все федералы, и он спросил, хочу ли я найти своего мужа,– рассказала Ъ Асмарт Байсаева.– Я спросила, что для этого нужно. Военный объяснил, что у него есть карта, на которой отмечено место, где захоронено тело Шахида. За карту он попросил $1 тыс. Я согласилась заплатить, и он сказал, чтобы я с деньгами вышла за село и там встала на колени спиной к дороге. Потом подъехали белые ‘Жигули’, и находившиеся в машине люди показали мне на маленьком телевизоре видеозапись того, как моего мужа избивают федералы. За кассету я заплатила еще $1 тыс., которую заняла у родственников». На кассете, которую купила госпожа Байсаева, было видно, как пожилой человек лежит на земле и военный избивает его ногами, приказывая подняться. Затем его уводят в сторону каких-то разрушенных зданий.

В грозненской прокуратуре, куда госпожа Байсаева передала купленную карту, выяснили, что место захоронения тела ее мужа находится на территории, которую занимал ОМОН, проводивший зачистку в Подгорном, а затем какие-то военные. Как вспоминает потерпевшая, 8 декабря 2001 года она вместе со следователем Александром Леушевым и криминалистом Ахмедом Хандакхановым приехала в часть, но эксгумацию решили провести на следующий день. После этого госпожа Байсаева отправилась к себе домой, а автомобиль с работниками прокуратуры был взорван по дороге в Грозный.

«Меня вызвали в прокуратуру,– рассказала госпожа Байсаева,– сказали, что я за $15 тыс. продала боевикам информацию о маршруте машины, и посоветовали больше в прокуратуру не ходить, чтобы не было неприятностей у родственников. Я больше туда и не ходила». В сентябре 2001 года Асмарт Байсаева при помощи юристов организации «Правовая инициатива в России» подала иск к России в Европейский суд по правам человека. Рассмотрение этого дела началось в Страсбурге, когда Россию в Евросуде представлял Павел Лаптев, а решение было вынесено уже при новом уполномоченном РФ – бывшей сотруднице Генпрокуратуры Веронике Милинчук.

Вчера Евросуд признал, что Россия не смогла обеспечить госпоже Байсаевой эффективную и справедливую правовую защиту, нарушив при этом ряд статей Европейской конвенции по правам человека, включая право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Суд обязал Россию выплатить пострадавшей ?51,7 тыс., а также возместить судебные издержки, которые составили ?13 тыс. «Никакие деньги не вернут мне покой, мне надо найти моего мужа, и я живу сейчас только ради этого»,– сказала Ъ Асмарт Байсаева.

ВЛАД Ъ-ТРИФОНОВ

Оригинал материала

«КоммерсантЪ» от origindate::06.04.07