Российские олигархи по-лакейски захватили Украину

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Российские олигархи по-лакейски захватили Украину Русский капитал продолжает скупать украинские активы. «Никто из многочисленных бизнесменов, владеющих украинскими активами уже много лет, не отважился поднять голос в защиту русских соотечественников»

"Во времена президента Кучмы, чтобы зайти на украинский рынок, русские бизнесмены были вынуждены регистрировать фиктивные фирмы в оффшорных зонах или же создавать СП с киевскими и днепропетровскими коллегами. Напротив, «оранжевые» власти не видят в соседских олигархах «имперской угрозы». Им приятно куражиться, то раздавая, то отнимая свои милости у якобы всесильных магнатов. Сами же олигархи одинаково успешно демонстрируют гибкость спин и в Кремле, и в Секретариате украинского президента на улице Банковой. Русский бизнес на Украине: крах либеральной империи Конец 2007-го года ознаменовался целой серией слияний украинских и российских металлургических предприятий. Так, российская Evraz Group приобрела за $2-2,2 млрд. горно-металлургические активы украинской группы «Приват». При этом «Приват» в обмен получил 9,72% акций Евраза. Кроме того, уже заявлены объединение металлургических активов Рината Ахметова и Вадима Новинского в рамках холдинга «Метинвест», а также возможное слияние украинской корпорации ИСД и российского «Металлинвеста» Алишера Усманова (о результатах переговоров станет известно до марта 2008 года). Также российская Трубная металлургическая компания (ТМК) Дмитрия Пумпянского и украинская «Интерпайп» Виктора Пинчука ведут активные переговоры о слиянии. Сходные интересы преследовали Renova Group, TNK-BP Management, Interros Company и ЗАО «Северсталь», посетившие на последнем форуме в Давосе украинские мероприятия. Русский капитал продолжает и попросту скупать украинские активы. При «оранжевой» власти заповедником перестал быть закрытый ранее для чужих Донбасс. Так, депутат-единорос Вадим Варшавский приобрел донецкий металлургический завод ИСТИЛ. А хозяин WSR Дмитрий Босов – Херсонский нефтеперабатывающий комплекс. Русский капитал в украинском банковском секторе с долей около 20% (2,389 млрд. грн.) занимает первое место среди всех нерезидентов. Последним приобретением стала покупка финансовой группой «Веб-Инвест» (ТМ «КИТ Финанс») 90% акций днепропетровского «Радабанка». Выход на украинский рынок российского «Сбербанка», планы по развитию банковской группы ВТБ на Украине позволяют прогнозировать усиления влияния российского капитала. Заметим, что все это нимало не волнует украинские «оранжевые» власти, поэтому русские компании действуют вполне открыто. Еще совсем недавно все было по-другому. В свою бытность премьер-министром Украины в 2000-м году Виктор Ющенко постарался так составить условия конкурса на приватизацию облэнерго, чтобы гарантированно продать госпакеты западным инвесторам. Не получилось: самую выгодную цену за шесть энергопредприятий предложила словацкая госкомпания Vychodo-slovenska energetika (VSE), которая в родной стране балансировала на грани банкротства. Даже эксперты не сразу поняли, кто стоит за этой сделкой. Лишь позже выяснилось, что это так называемая «лужниковская» группа, представленная на Украине нынешним лидером «Родины» Александром Бабаковым . Кроме славацкой VSE интересы группы представляли швейцарские фирмы «IWENTA SA (SOCIETE ANONIM)», АО «IWENTA», «SOFISUSA (SOCIETE ANONIM)», а также голландской дочерней компании VSE Energy International NV. Во времена «позднего Кучмы» такая конспирация была необходима. Служба безопасности Украины тщательно отслеживала каждый новый бизнес-проект на предмет присутствия там русских денег. Этому (сознательно или нет) способствовали младореформаторы, высказывавшиеся за то, что соседей нужно завоевывать, скупая недвижимость и промышленные активы. Масло в огонь подлил Анатолий Чубайс, выступив с проектом так называемой «либеральной империи». Режим Кучмы, который тогдашняя оппозиция (нынешние оранжевые) обвиняла в про-российской политике, отчаянно сопротивлялся этой либеральной экспансии, отстаивая интересы своих промышленников в торговых войнах с соседом и выдавливая русских из всех значимых приватизационных конкурсов. Так ни с чем ушел в 2004 году Алексей Мордашев с конкурса по продаже «Криворожстали», тогда она досталась Ринату Ахметову и Виктору Пинчуку. Открыто зашли на Украину со своими деньгами те бизнесмены, которые смогли найти влиятельных лоббистов и пообщаться с лично с Леонидом Кучмой. Так, Олег Дерипаска закрепился на Николаевском глиноземном заводе только благодаря влиятельному банкиру Александру Ярославскому, сведшему его с президентом. При этом инвестиционные обязательства составлены таким образом, что бизнесмена до сих пор можно в любой момент пригласить на выход. Мытьем ли катаньем, но к 2004-му году русский бизнес владел на Украине четырьмя из шести нефтеперерабатывающих заводов, практически всеми предприятиями цветной металлургии, был представлен в энергетике, гостиничном бизнесе, мобильной связи, финансовом секторе. Российско-сингапурская группа «Амтел» владела акциями в СП «Росава» (г. Белая Церковь), крупнейшем на Украине производителе автомобильных шин (80% рынка). «Лукойл», через созданное СП, контролировал калушский химический концерн «Ориана». «Газпром» победил в тендере на приватизацию «Ривнеазота». Московская группа «МАИР» контролировала 6 предприятий вторчермета (в Житомире, Херсоне, Николаеве, Черкассах, Виннице), ее доля рынка достигла 8-10%. Согласно официальной украинской статистике, все это добро тянуло на 7% экономики, однако исследование Института международных экономических и политических исследований РАН показало 50%. Казалось бы, либеральная империя уже наполовину создана. Однако в том же 2004 году стало ясно, что никакого реального влияния на украинскую политику владение местными активами не дает. В Москве олигархи присягали на верность Путину, а в Киеве действовали вразрез с президентской линией. Хотя считалось, что на президентских выборах Россия в едином порыве поддерживает Януковича, русские бизнес-переговорщики крутились в штабе Ющенко. Там были замечены и представители Мордашова, на тот момент еще не утратившего надежду получить «Криворожсталь», и люди из «Энергетического стандарта», хозяин которого Константин Григоришин на тот момент окончательно рассорился с окружением Кучмы, и Александр Лебедев из НРБ. Интересы идеолога либеральной империи Анатолия Чубайса вполне открыто представлял Борис Немцов. Позже всех перестроился Александр Бабаков . Он был замечен рядом с Петром Ющенко в день, когда его брат праздновал победу в третьем туре президентских выборов. А днем раньше его соратник по «Родине» Дмитрий Рогозин каким-то чудом оказался на сцене Майдана в оранжевом шарфике. У Ющенко приняли перебежчиков, как родных, легко забыв о том, что именно «Родина», представленная Максимом Курочкиным, финансировала «Российский клуб», агитировавший в Киеве за Януковича. В результате Бабакову до сих пор удалось уберечь свои энергетические активы от реприватизации и рейдерства. Еще одним поздравляющим оказался на тот момент ближайший соратник Жириновского Алексей Митрофанов. Члены ЛДПР не уставали публично заявлять о том, что Восточная Украина должна стать российской губернией, однако это не мешало им тайно лоббировать интересы своего тогдашнего однопартийца владельца «Полиметалла» Сулеймана Керимова , который заявил о своем желании заниматься на Украине золотодобычей на Западе страны. Виктор Вексельберг подъехал в Киев уже после инаугурации Ющенко – поговорить о покупке Никопольского завода ферросплавов. Любитель деревянных яиц-писанок принял любителя яиц Фаберже очень любезно. И все бы сладилось, если бы не Юлия Тимошенко, желавшая во что бы то ни стало вернуть пакет акций, который Пинчук намеревался продать Вексельбергу, государству (читай: «Привату» Коломойского). В этом и состоит особенность «оранжевой» Украины. Если раньше посещение кабинета Кучмы давало российскому олигарху определенный иммунитет, то сегодня никакие, даже самые высокие договоренности, не работают. Первые лица государства «кидают» олигархов так же легко, как депутаты Верховной Рады свои фракции. При этом русские и украинцы играют в эти политические наперстки на равных. И продолжают стоять в общей очереди на поклон. Тот же Вексельберг, находясь в Давосе, вновь записался на прием к Ющенко, – поговорить о приватизации Одесского припортового завода. Нельзя сказать, что русский бизнес подвергался на Украине каким-то особым гонениям. Да, «люби друзи» во главе с Александром Третьяковым пытались отобрать гостиничный бизнес у Александра Лебедева, а «Приват» с Корбаном – у «лужниковских», да Григоришин борется с Коломойским за энергетику, а Бабаков с Живаго – за «Одессаоблэнерго». Но во всем этом столько же русофобии, сколько было антисемитизма в борьбе Тимошенко с Виктором Пинчуком. Вот и сегодня Юлия будет отбирать «Лугансктепловоз» у россиян с той же страстью, что и «Днепрэнерго» у Рината Ахметова. Украинская власть перестала бояться русских олигархов, которые не способны консолидировано отстаивать свои интересы, не продвигают никакой единой политики, пресмыкаются перед Банковой так же, как и дома – перед Кремлем. Никто из многочисленных бизнесменов, владеющих украинскими активами уже много лет, не отважился поднять голос в защиту русских соотечественников, заявить благотворительные просветительские программы, связанные с продвижением русского языка и культуры. Они боятся рыхлого Ющенко так же, как и КГБиста Путина. Не удивлюсь, если вскоре кто-то из русских по-лакейски предложит профинансировать строительство памятника Мазепе, жертвам Голодомора или еще какой-нибудь русофобский проект. Но сделает это тайно – чтобы в Кремле не узнали. Пока масштабные гуманитарные проекты не заявлены, смело можно утверждать, что русский бизнес сегодня питает украинскую экономику ресурсами. На фоне мирового дефицита и роста цен заводы Виталия Гайдука и Сергея Таруты все больше руды будут закупать на Лебединском и Михайловском горно-обогатительных комбинатах в России. Поэтому предполагается, что в 2008 году импорт ЖРС в Украину вырастет с 3 млн. тонн – до 7 млн. тонн. Ни возможное закрытие шахты имени Засядько, ни сокращение добычи коксующихся углей на Украине, ни ажиотажный спрос на них же в России не повлияет на украинскую металлургию: Евраз будет снабжать соседские заводы ресурсами шахт «Южкузбас» и «Распадская». Точно также Вадим Варшавский будет снабжать свой украинский завод русским железным ломом, а Дмитрий Босов, как ожидается, специально для ХПНК прикупит нефтяное месторождение в России. Отчего не рухнул украинский химпром после почти четырехкратного подорожания основного сырья – газа? Наоборот – предприятия наращивают объемы производства и работают с довольно высокой рентабельностью – 40-60%. Возможно, секрет в том, что большая часть предприятий принадлежит связанному через «Росукрэнерго» с «Газпромом» Дмитрию Фирташу . Сегодня никто не в состоянии сказать, сколько точно проходит газа через необорудованную счетчиками российско-украинскую границу, и кому, и по какой цене попадают возможные излишки. Таким образом, русский бизнес никак не использует свое сырьевое и ресурсное преимущество даже для защиты собственных интересов на Украине. Что уж говорить о государственной пользе. Либеральная, то есть, свободная империя возможна, когда строит ее либеральный, то есть, свободный капитал, осознанно движущийся к неким культурным и политическим целям. В России олигархия проституточна, она сотрудничает с властью не по любви, а из страха. Вырвавшись даже за условную украинскую границу, она охотно гуляет налево, устанавливая контакты в русофобском «оранжевом» лагере."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации