Российский банкир возрождается, обманывая своих кредиторов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Российский банкир возрождается, обманывая своих кредиторов

"Летом 1998 г., когда над московскими рынками сгущались тучи, крупнейший московский банк, работавший с частными лицами, "СБС-Агро", в отчаянии позвонил в Лондон, чтобы переговорить с Goldman Sachs International. Банк хотел избавиться от всех имевшихся у него российских правительственных облигаций, номинированных в долларах. Номинальная стоимость пакета составляла $1,2 млрд.

Два ведущих специалиста Goldman по торговле облигациями рванули в Москву, чтобы провести секретные переговоры в "Александр-хаусе", роскошном особняке, отреставрированном для Александра Смоленского, бывшего наборщика, ставшего крупным российским банкиром. 6 августа, к четырем часам утра они договорились купить эти облигации примерно за $500 млн. "Это, наверно, самая необычная сделка, которую я видел в своей жизни", - сказал сотрудник Goldman Sachs Group Inc., подписывавший контракт. 
Особенно необычной сделку делало то, что "СБС-Агро" утаил одну важную деталь: облигации не вполне принадлежали ему. Они находились в залоге по так называемым сделкам РЕПО, которые банк заключал с иностранными кредиторами, разбросанными по всему миру. Обнаружив это, Goldman не стал разрывать соглашение - компания просто договорилась со своими иностранными коллегами. Однако это показало, насколько ненадежен мир российского банковского бизнеса, работающего по принципу "было и нету". 
Когда дело касается Смоленского, мало что является тем, чем кажется. Через несколько недель после заключения сделки с Goldman, способствовавшей окончательному развалу и без того неустойчивого российского рынка, казалось, Смоленский разорен. Рубль рухнул, правительство объявило дефолт по внутренним облигациям, а неплатежеспособный "СБС-Агро", имевший свыше миллиона частных вкладчиков и почти 1500 филиалов, шатаясь, уходил в забвение. Осаждаемый обманутыми вкладчиками и иностранными кредиторами, Смоленский спрятался за высокими каменным стенами своей дачи, расположенной в окрестностях Москвы. 
Однако "СБС-Агро" не сгинул - он мутировал. "Я просто все реорганизовал, не более того", - утверждает сорокашестилетний магнат, томно попыхивая сигареткой "Кэмл" в разукрашенном московском офисе, заставленном фигурками слонов. 
"От мертвого осла уши" Перетасовав акции, воспользовавшись своими политическими связями и слабым контролем над банковской деятельностью, он потихоньку создал из большого куска своих прежних владений новую империю. Сегодня он называет себя "мозгом" группы "новых" банков, разбросанных на всей территории страны от Санкт-Петербурга до Владивостока, в девяти часовых поясах друг от друга. Банки связывает между собой московский компьютерный комплекс, в финансировании создания которого принимал участие Мировой банк. Что касается иностранных кредиторов СБС-Агро, потерявших более $1 млрд., то по его словам они заслуживают лишь "от мертвого осла уши". 
Возрождение Смоленского высветило важную проблему. За блестящей статистикой, говорящей об уверенном посткризисном экономическом росте, скрывается банковская система, лишившаяся доверия, занимающаяся преимущественно мелкими краткосрочными махинациями и, в целом, неспособная мобилизовать капитал для реальных инвестиций. 
Несмотря на огромные нефтяные прибыли, чуть ли не 5%-ный годовой экономический рост и почти сбалансированный бюджет, хилые российские банки снова оказываются перед "катастрофой, которая вот-вот произойдет", как говорится в конфиденциальном докладе Международного валютного фонда и Мирового банка от 28 июля. Они ставят под угрозу долгосрочное восстановление экономики и "по-прежнему невероятно уязвимы перед лицом кризисов". Большинство россиян хранят деньги дома. Как заметил недавно премьер-министр Касьянов: "Они не являются банками в классическом понимании". 
Бесплатное мороженое Смоленский хотел произвести впечатление человека, способного создавать настоящие банки. И до катастрофы августа 1998 г. многие иностранцы ему верили. Они собирали деньги на кредиты для "СБС-Агро", учрежденного в 1996 г., когда "Столичный банк сбережений" купил государственный "Агропромбанк". В конце 1997г. - получив синдицированный кредит, организатором которого выступил West Merchant Bank Ltd., заключив сделку на $113 млн. с помощью Chase Manhattan Corp. и разместив еврооблигации на сумму $250 млн. при поддержке J.P.Morgan & Co. - "СБС-Агро" обнародовал свой первый - и последний - благопристойный годовой финансовый отчет. Он заявил о своих "благотворительных задачах"(бесплатное мороженное детям и щедрые пожертвования Православной церкви) и "большом доверии к "СБС-Агро" со стороны международных инвесторов". 
Сегодня Смоленский смеется на теми своими партнерами, утверждая, что они "задохнулись от жадности". Государственное Агентство по реструктуризации кредитных организаций, АРКО, разбиравшееся с делами "СБС-Агро", недавно сообщило, что иностранные кредиторы получат по центу на доллар. 
Основные этапы карьеры нестандартного банкира 1989 г.: Александр Смоленский создает "Банк Столичный", один из первых советских частных банков. Падение Берлинской стены. 
1993 г.: "Банк Столичный" становится "Столичным Банком Сбережений" (СБС). Президент Ельцин подавляет вооруженный мятеж противников свободного рынка. 
1996 г.: СБС играет важную роль в процессе приватизации. Покупает пакет акций государственного "Агропромбанка" и превращается в "СБС-Агро". Смоленский помогает собирать деньги на предвыборную кампанию Ельцина. 
1997 г.: "СБС-Агро" размещает евробонды на сумму $250 млн. и подписывает крупные контракты с иностранными компьютерными компаниями. Взлет фондового рынка. 
1998 г.: 
май: азиатский кризис доходит до России. 
6 августа: "СБС-Агро" продает Goldman Sachs правительственные облигации, номинированные в долларах. 
17 августа: российское правительство объявляет дефолт по $40 млрд. долга и обесценивает рубль. 
28 августа: Центральный банк вводит в "СБС-Агро" временное управление. Вскоре после этого главу ЦБ увольняют. 
10 сентября: ЦБ отменяет временное управление. 
1999 г.: 
январь: Отделение "СБС-Агро" "Самара-агробанк" меняет название на "Первое ОВК" и начинает поглощать другие филиалы. 
ноябрь: Указом ЦБ создается государственное учреждение АРКО, которое должно заняться "СБС-Агро". 
2000 г.: 
март: Владимир Путин становится президентом. 
июль: АРКО предлагает иностранным кредиторам "СБС-Агро" по одному центу на доллар. Смоленский становится председателем компании "СТБ-Кард", ранее принадлежавшей "СБС-Агро". 
Иностранные банки и не рассчитывали получить назад все свои деньги, но результатом десяти месяцев переговоров с "СБС-Агро" по вопросу о разделении убытков стали лишь язвительные замечания и... пачка неоплаченных счетов за услуги финансовых консультантов, юристов и бухгалтеров. Brunswick Warburg, нанятый "СБС-Агро" для разработки плана реструктуризации, отказался продолжать работу. Услуги этой компании, московского отделения швейцарской UBS AG, до сих пор не оплачены. 
Немногим лучше идут дела у россиян, доверивших "СБС-Агро" свои сбережения. Те, чьи вклады были меньше $750, после двух лет выпрашивания и хождения по судам получили назад большую часть своих денег. Десятки тысяч вложивших более крупные суммы до сих пор ждут. Смоленский говорит, что у него "волосы встали дыбом", когда он увидел, что некоторые вложили больше $1 млн. "Они, наверное, идиоты", - говорит он. 
У Смоленского же все прекрасно. Он разъезжает по Москве на BWM 750, живет в просторной квартире на Патриарших прудах в самом центре города и на загородной даче, постоянно летает в Европу - навещает проживающую в Австрии жену. Его сын учится в лондонской частной школе и недавно переехал в большой дом неподалеку от того места, где находится могила Карла Маркса. "А что, они на вокзале должны жить?" - спрашивает Смоленский. 
И генеральный прокурор, и следователь, которые в прошлом году хотели арестовать Смоленского в связи со скандалом по поводу мошеннических операций, имевших место в начале 90-х, потеряли работу. Уволенный прокурор Юрий Скуратов говорит, что Кремль приказал ему прекратить дело в знак благодарности Смоленскому за то, что тот в 1996 г. помог финансировать предвыборную кампанию Бориса Ельцина. Кремлевские чиновники опровергли заявления, что увольнение связано с неправомерным влиянием Смоленского или какого-либо другого лица. По словам Смоленского, власти принесли ему извинения за то, что против него велось следствие по делу о мошенничестве. 
Летом этого года бывший сотрудник "СБС-Агро" Алексей Рассказов согласился выступить свидетелем в пользу Европейского банка реконструкции и развития. На слушаниях в лондонском арбитражном суде он поддержал требование ЕБРР к банку "Золото-Платина" (одному из ключевых звеньев новой сети Смоленского) о выплате возмещения на сумму $34 млн. 
Обвинения в избиении Через несколько дней после возвращения в Москву Рассказова пригласили на совещание в гостинице, расположенной у стен Кремля. Пять мощных парней ворвались в помещение и заявили, что они - сотрудники правоохранительных служб. Его избили, засунули ему в брюки пистолет, стали угрожать, что посадят его в тюрьму за незаконное ношение оружия, заставили его глотать белый порошок, который был подложен ему в носки. Об этом он сообщил московской прокуратуре. Согласно его показаниям, один из нападавших обвинил его в том, что он повел себя "нечестно по отношению к Смоленскому", и сказал, что Рассказов "забыл о том, что Смоленский очень силен". 
В своем интервью Смоленский первым заговорил о судьбе бывшего сотрудника - судьбе, к которой старались не привлекать внимание. Он заявил, что не имеет к этой истории никакого отношения. По его словам, "органы" сами заинтересовались Рассказовым в связи с незаконным хранением оружия. Смоленский настаивает, что его бывший коллега "сам влип" и "суетится как муравей". "Где Рассказов, и где я?" - спрашивает он. 
Сейчас Рассказов прячется за границей с женой и дочерью. Он улетел из Москвы сразу же после того, как произошло это нападение, для маскировки даже сбрив бороду. ЕБРР, организовавший его перелет, обратился к российскому премьер-министру. Российский адвокат Рассказова утверждает, что высокопоставленные сотрудники правоохранительных органов сообщили ему, что у них никакого конфликта с его клиентом нет. 
Старший товарищ Смоленский тем временем участвует в расширении российского финансового архипелага, хотя определить точного владельца этого бизнеса практически невозможно. По словам банкира, контрольный пакет ему не принадлежит, а имена хозяев он раскрывать отказывается. Однако он дал понять, что обладает значительным влиянием на по большей части молодых банкиров "СБС-Агро", ставших руководителями новых банков. "Естественно, они слушают меня... как консультанта, как старшего товарища, - объясняет он, - потому что я сделал их своими собственными руками. Это нормальное влияние". 
Одним из самых заметных инструментов, использованных Смоленским для собственного возрождения, является "Первое общество взаимного кредита" или "Первое ОВК". Это общество назвало себя "Банком нового тысячелетия" - наглое хвастовство для предприятия, которое до прошлого года занималось кредитованием зачастую обанкротившихся фермерских хозяйств на юге России. В то время оно называлось "Самараагробанком", крохотной дочерней компанией "СБС-Агро". После кризиса 1998 г. банк сменил название, вывел "СБС-Агро" из состава акционеров, получил разрешение Центрального банка на переезд в Москву и начал поглощать бывшую материнскую компанию. По словам представителей банка, с прошлого года его балансовые показатели выросли в 15 раз. 
Банк поглотил практически все, только не долги "СБС-Агро". 
"Первое ОВК" сейчас имеет 40 филиалов в Москве, почти все из которых расположены в бывших помещениях СБС-Агро. Во главе его - племянник Смоленского Алексей Григорьев, бывший председатель правления "СБС-Агро". Общество пользуется московской сетью принадлежавших "СБС-Агро" АТМ, перетащило к себе многих крупных московских клиентов "СБС-Агро" и даже заманило к себе некоторых его иностранных партнеров. DeltaCredit, отделение U.S. Russia Investment Fund, финансируемого правительством США, перевело небольшой портфель ипотечных кредитов, который ранее держало в "СБС-Агро", в "Первый ОВК". 
Туалетная бумага не нужна Приглашают и вкладчиков "СБС-Агро" - если они согласны лишиться большей части своих денег. Борис Колосов, глава комитета обманутых вкладчиков, утверждает, что недавно ему позвонили из "Первого ОВК" и предложили следующую сделку: банк возвращает 15% его средств, находящихся на депозите "СБС-Агро", в том случае, если он соглашается взять оставшиеся средства долговыми расписками "Первого ОВК". "Мне не нужна туалетная бумага", - заявляет он. Его комитет регулярно устраивает акции протеста, скандирует "Воры!" у здания правления "Первого ОВК" - бывшей штаб-квартиры "СБС-Агро". 
Эта схема повторяется по всей России. Небольшие региональные банки скупают отделения "СБС-Агро" и раздуваются в местные банковские центры. Среди них: "Сибирское ОВК" к востоку от Уральских гор, "Северо-западное ОВК" в Санкт-Петербурге, "Поволжское ОВК" в Саратове, "Конекагропромбанк" на Дальнем Востоке и банк "Золото-Платина" в Екатеринбурге. Племянник Смоленского Григорьев входит в состав советов директоров этих банков, да и в руководстве преобладают бывшие менеджеры "СБС-Агро". 
Архивы регистрационной палаты и другие документы показывают, что существуют и другие связи. Акционерами "Первого ОВК" и, по меньшей мере, пяти других банков новой сети, созданной под руководством Смоленского, являются одни и те же четыре московские компании: ЗАО "Блейси", ЗАО "Энфлейд", ЗАО "Риэль" и ЗАО "Скалд". Все они были зарегистрированы в июне прошлого года, их директорами являются одни и те же никому не известные москвичи, предъявившие компьютер в качестве уставного капитала, а потом выпустившие акции и сразу же продавшие их подставным кипрским компаниям. Местожительство одного из директоров не найти, другой живет в обшарпанной московской квартире, охраняемой собакой, но дома его застать не удалось. 
Скромные помещения Несмотря на то, что эти московские компании владеют большими кусками разросшейся банковской империи, занимаемые ими помещения необычайно скромны. Три из них указали в качестве своего адреса один и тот же грязный офис расположенной в глухом переулке компании, занимающейся изготовлением печатей. Четвертая находится в пустом кирпичном сарае, где раньше продавали овощи. 
Смоленский сначала заявляет, что ему ничего не известно о подставных московских и кипрских компаниях, а потом говорит, что это он "рекомендовал" воспользоваться этим методом - не уточняя кому - потому что у банков "не должно быть лица. Все должно быть тихо и спокойно. Деньги молчат". 
Кредиторы утверждают, что в этой тишине и улетучилась большая часть активов "СБС-Агро". Сразу же после девальвации, произошедшей в августе 1998 г., Мировой банк оценивал эти активы в диапазоне от 17,59 млрд. до 20,16 млрд. рублей, т.е. от $1,1 млрд. до $1,26 млрд. С тех пор, по данным АРКО, они сократились примерно до 6 млрд. рублей, т.е. до $222 млн. 
Вместо того чтобы экономить свои средства "СБС-Агро", вкладывал деньги в различные филиалы, которые затем откалывались от материнского банка. "Административные расходы" - по большей части плата дочерним предприятиям за имущество, средства связи, системы безопасности и прочее - в период между 1997 и 1998 гг. возросли почти в четыре раза. В соответствии с докладом Arthur Andersen, представленном кредиторам в прошлом году, в той же пропорции увеличились и кредиты дочерним и аффилированным компаниям. 
В прошлом году, когда АРКО получил контроль над "СБС-Агро", банк продолжал платить миллионы своим бывшим отделениям которые, после кризиса, превратились в независимые организации. По словам заместителя директора АРКО Людмилы Давыдовой, "СБС-Агро" заключил соглашение с одной из этих компаний, обязавшись ежеквартально платить $750 000 за компьютерные данные. "Там было много странного, очень много странного", - говорит она. 
J.P.Morgan протягивает руку помощи В 1997 г. все было намного проще. Тогда J.P.Morgan помог "СБС-Агро" разместить свои евробонды и издал объемный проспект, где рассказывалось о "отполированном", прогрессивном банке с офисами в Амстердаме, Вене, Мадриде, Дубае и Македонии, отделениями по всей России и даже коллекцией живописи стоимостью $5 млн. На диаграмме "СБС-Агро" был изображен как жесткий центр, притягивающий к себе множество спутников. Жирные стрелки говорили о контрольном пакете акций или, в большинстве случаев, полной собственности. 
Сейчас этих стрелок уже нет. "Банк не владеет напрямую многими своими дочерними предприятиями", - объяснял Arthur Andersen в докладе за прошлый год. - Эти предприятия принадлежат третьим сторонам, связанным с основными акционерами". Как это часто бывает в российском бизнесе, определить, что кому принадлежит, очень сложно. Иностранные кредиторы наняли частных детективов, но почти ничего не добились. Довести линию до Смоленского не удалось. 
Управляющая компания "СБС-Агро" учрежденная банком в 1996 г. ради объединения разрозненной группы, после кризиса 1998 г. была переименована в "Союз" и начала рубить связи между "СБС-Агро" и его потомством. Сделать это было несложно: кредиторы к своему негодованию обнаружили, что Управляющая компания "СБС-Агро", зарегистрированная в Калмыкии, славящейся отсутствием строгого налогового надзора, заключила соглашение о праве покупки или продажи всех голосующих акций всех филиалов по номиналу. 
Обгладывая кости Компактная масса взорвалась и превратилась в туман независимых частиц. Имущественное агентство "СБС-Агро", дочерняя компания, в которую была переведена большая часть зданий банка, была переименована в "Агентство имущества, капитала и интеграции". Испарилась даже коллекция живописи. "Они продали ее самим себе", - сказал сотрудник АРКО Александр Вознесенский. По словам Смоленского, "СБС-Агро", на самом деле, не владел той собственностью, которая сейчас числится за отколовшимися от банка дочерними компаниями. 
"Сначала они выбрали все мясо. Потом обглодали кости, - говорит пенсионер Юрий Парфилов, бывший военный ученый. По его словам, у него лежит свыше $20 000 на блокированных рублевых и долларовых счетах в "СБС-Агро". - А мы получаем то, что осталось". 
Самым главным активом Смоленского были его политические связи. В своем кабинете он показывает нам подписанную Ельциным грамоту с выражением благодарности за поддержку во время предвыборной кампании 1996 г. Кроме того, он заслужил одобрение со стороны коллег - олигархов во время продажи российских государственных активов. "СБС-Агро" выступил в роли повивальной бабки при рождении АО "Сибнефть", крупной частной нефтяной компании, в числе основных акционеров которой - самый известный российский магнат Борис Березовский и Роман Абрамович, влиятельный игрок как во времена Ельцина, так и при нынешнем президенте Владимире Путине. 
В конце августа 1998 г., когда власти попытались ввести в "СБС-Агро" временное управление, Смоленский и Березовский заявили, что будут лоббировать пересмотр этого распоряжения. Сергей Дубинин, занимавший в то время пост председателя Центрального банка, говорит, что Березовский напрямую потребовал его ухода с дороги. Дубинин, имевший многих влиятельных недоброжелателей, вскоре был снят с должности. Временный администратор, который в свой первый день пребывания в должности дрожал под дождем у запертых дверей "СБС-Агро", был отстранен. Березовский не ответил на наши телефонные звонки и факсы с просьбой дать интервью. 
Когда, наконец, Центральный банк издал распоряжение о блокировании всех операций "СБС-Агро", Смоленский снова оказался на коне: глава московского отделения Центрального банка отменил это распоряжение. 
Освободившись от внешнего надзора, руководители "СБС-Агро" начали готовиться к будущему. Например, как показывают архивы Центрального банка, в сентябре 1998 г. "СБС-Агро" перевел значительную часть своего кредитного портфеля в крохотный екатеринбургский филиал - банк "Золото-Платина". Бухгалтерские книги "Золота-Платины", где ранее превалировали записи о выдаче скромных кредитов местным промышленным предприятиям, неожиданно разбухли в связи с прибытием кредитов "СБС-Агро" для АО "Сибнефть" и семи родственных компаний, связанных с нефтебизнесом. Неизвестно, что получил "СБС-Агро" за эти активы, которые, с учетом штрафов и процентов, в то время стоили свыше $100 млн. Смоленский утверждает, что в Екатеринбург не был отдан ни один кредит, а данные Центрального банка неверны. 
Пропавшие документы Кредиторы жалуются, что Центральный банк мог бы приостановить кровотечение, отобрав у Смоленского контроль над "СБС-Агро". Вместо этого ЦБ вкладывал в банк деньги, предоставив ему "стабилизационных кредитов" и прочих услуг на общую сумму свыше $540 млн. По словам Смоленского, эти деньги пошли на выплаты частным вкладчикам. Как сообщают сотрудники АРКО, уже находясь в государственной реанимации, "СБС-Агро" продолжал играть в игры с подставными фирмами. 
Как показывают документы, 31 декабря 1998 г. "СБС-Агро" предоставил своему отмирающему подразделению, "Агропромбанку", предоставляющему сельскохозяйственные кредиты, заем в размере $750 млн. Последний был лишь бухгалтерской уловкой, которая должна была закрыть зияющую финансовую дыру "СБС-Агро" и таким образом заставить власти воздержаться от принятия мер. Потом "СБС-Агро" инициировал процедуру банкротства "Агропромбанка", передав большую часть принадлежавших этому подразделению зданий отдельному предприятию по работе с недвижимостью. Ликвидатор Владимир Лимонов сказал, что ему не удалось понять, что произошло: слишком много документов пропало. 
В прошлом году к тому времени, когда Центральный банк, наконец, передал дела "СБС-Агро" АРКО, Смоленский переключился на новые проекты. Несмотря на это АРКО было сложно получить контроль: в банке оставались многие бывшие сотрудники Смоленского, и АРКО смогло назначить на должности своих людей лишь в начале этого года и лишь недавно получило доступ к архивам "СБС-Агро". 
И даже сейчас, когда прошло уже больше двух лет после катастрофы 1998 г., по словам сотрудников АРКО, один Смоленский знает детали гибели крупнейшего российского банк по работе с частными вкладчиками: он контролирует все компьютерные данные о прошлых трансакциях "СБС-Агро". 
"Мы заключили соглашение о предоставлении нам этой информации, - рассказывает Валерий Мирошников, сотрудник АРКО, отвечающий за "СБС-Агро", где вовсю идет подготовка к ликвидации. - Но, конечно, у нас нет стопроцентной уверенности, что эта информация будет, во-первых, полной, а во-вторых, надежной. Ни малейшей уверенности". 
В "бункере" Сердце новой империи Смоленского - обнесенный стенами, надежно охраняющийся комплекс на севере Москвы со спутниковой тарелкой на крыше. Названный "бункером", он хранит компьютеры, программное обеспечение и мозги, связывающие воедино новую общенациональную сеть Смоленского. 
"Технологически мы всех обогнали на пять лет", - утверждает Смоленский, и это не голословное заявление. "Первый ОВК" и другие банки теперь предоставляют банковские услуги круглосуточно и обладают самым современным оборудованием. Однако большая часть этой инфраструктуры когда-то принадлежала "СБС-Агро", а многие компании, предоставившие все это, не получили ни копейки. 
International Business Machines Corp. продала "СБС-Агро" семь компьютеров AS/400 и почти 900 аппаратов АТМ. Midas-Kapiti, британская компания, занимающаяся разработкой программного обеспечения для банков, дала ему сложную систему для обработки транзакций по всей стране. Канадская Nortel Networks Corp. подписала контракт о продаже коммуникационного оборудования на сумму в $25 млн. Канадская правительственная компания Export Development Corp. предоставила кредит в $10 млн. Мировой банк выделил свои собственные кредиты в размере свыше $7 млн., чтобы помочь "СБС-Агро" создать собственную техническую инфраструктуру. 
Этот высокотехнологический экстаз вскоре выродился в серию неприятных хамских выходок. После кризиса 1998 г. "СБС-Агро" отказался от обязательств по оплате. "СБС-Лизинг", дочернее предприятие, подписавшее многие из этих контрактов, откололось от группы и стало независимой организацией. Знак на здании компьютерного комплекса, указывавший на то, что это - подразделение "СБС-Агро", исчез, а вместо него появились большие красные буквы "Первый ОВК". Внутри названия тоже изменились: то, что раньше называлось процессинговой системой "СБС-Агро", мутировало в Объединенную расчетную систему, ОРС. 
Жанна Александрова, заместитель директора ОРС, говорит, что "есть определенные параллели" с "СБС-Агро", но "это - новая компания", обладающая лицензией лишь на один год. Однако с многих точек зрения ОРС - лишь новая маскировка для того, что осталось от "СБС-Агро". Согласно договорам, ОРС арендует массивный компьютерный комплекс у бывшего имущественного агентства "СБС-Агро". ОРС находится под контролем "СТБ-Кард", бывшей компании "СБС-Агро", занимавшейся работой с кредитными карточками. По словам Валерия Першина, управляющего "СТБ-Кард", основными акционерами этой компании сейчас являются четыре "новых" банка Смоленского и руководит этой структурой, будучи председателем "СТБ-Кард", никто иной, как Смоленский. 
IBM и Nortel, помогавшая оборудовать компьютерный комплекс, до сих пор пытаются добиться оплаты по счетам. Провайдер программного обеспечения Midas-Kapiti уже три года не получает ежегодных лицензионных выплат. Канадская компания EDC тоже встала в очередь из более чем двух десятков обманутых кредиторов, надеющихся получить хоть какие-то деньги. Среди них: Chase Manhattan Bank, Deutsche Bank, Banque Societe Generale, Bank of America Corp., Lehman Brothers Holdings Inc. и ЕБРР. Смоленский утверждает, что он не несет ответственности за эти долги, и что кредиторам, которым "СБС-Агро" должен деньги, следует обратиться в российское правительство, которое, по его словам, виновато в финансовом кризисе 1998 г. 
Западные банки недовольно ворчат в частных беседах, но, измучившиеся и обескураженные событиями, развернувшимися в связи с фиаско "СБС-Агро", никуда не обращаются с жалобами. Один банкир сказал: "Это как охотиться за нацистами - такому делу надо посвятить всю свою жизнь. А жизнь слишком коротка". 
Смоленский сделал себя во времена заката Советского Союза, сменив типографское дело сначала на строительство, а потом на банковский бизнес. Ему неоднократно удавалось перехитрить своих недругов. Любой кредитор, который попытается дать ход своим требованиям к "Первому ОВК" или другим частям его новых владений "автоматически получит по ушам, - говорит он. - Мы об этом позаботимся... Я имею в виду не в физическом смысле, хотя это, как правило, легче, нет, мы разберемся с ними в суде". 
Правительство тем временем признает, что российские банки находятся в ужасном состоянии и обещает что-нибудь предпринять. Проект экономической программы, разработанный исследовательским центром, близким к правительству, и одобренный президентом Путиным, называет банковскую реформу главным приоритетом и призывает законодателей к "повышению личной ответственности" менеджеров и владельцев "за финансовое состояние банков". 
Однако то, какое помещение выбрал для себя этот исследовательский центр, удивило многих. Они занимаются интеллектуальной деятельностью в "Александр Хаусе", здании "СБС-Агро", где в августе 1998 г. Goldman Sachs вел свои переговоры об облигациях. 
Как и в случае с большей частью собственности банка, непонятно, кому принадлежит это здание. АРКО утверждает, что это сооружение "перекидывалось" между различными дочерними компаниями при помощи запутанных сделок. В различное время его владельцами становились "СБС-Агро", имущественное агентство, дочернее предприятие в Македонии, само недавно проданное неназванным "мелким акционерам", зарегистрированным на Кипре и в других местах. 
Сотрудники АРКО заявляют, что им не удалось выяснить, кому принадлежит "Александр Хаус" сейчас. 
До того, как сюда вселился исследовательский центр, "Александр Хаус" занимал еще более выдающийся владелец - предвыборный штаб Путина. Мартовским вечером дня выборов Путин приехал сюда отпраздновать победу. Нет никаких доказательств близких отношений Смоленского с путинским Кремлем - члены штаба заявили, что оплатили за аренду здания по рыночной цене. Смоленский с гордостью рассказывает об этом эпизоде. "Я поддерживал Путина. Он попал в Кремль из моего здания, - говорит он. - Я никому ничего не должен и сейчас могу делать то, что хочу. Наконец-то я свободен". 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации