Российский бизнесмен с криминальным шлейфом "наводит порядок" в Южной Осетии

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::25.09.2009, Фото: ИТАР-ТАСС

Российский бизнесмен с криминальным шлейфом "наводит порядок" в Южной Осетии

Прошло полтора месяца с тех пор, как премьер-министром Республики Южная Осетия (РЮО) стал уроженец Челябинской области Вадим Бровцев

Максим Черкашин

Compromat.Ru

Вадим Бровцев

В принципе, назначение «варягов» на руководящие должности в РЮО, где более 90% населения также граждане России, - установившаяся практика. Министрами обороны этой республики последовательно были трое русских, выходцев из РФ – Анатолий Баранкевич, Андрей Лаптев и Василий Лунев. Министром внутренних дел РЮО до августа прошлого года был осетин-северянин Михаил Миндзаев, главой КГБ был и остается балкарец Борис Аттоев (оба его заместителя –русские). Наконец, двумя предшественниками Бровцева на посту премьера РЮО также были уроженцы РФ – русский Юрий Морозов и осетин-северянин Асланбек Булацев.

Понятно, что и до официального признания независимости РЮО Россией 26 августа 2008 года, и, тем более, после, «большой северный брат» должен был помочь маленькой республике кадровыми резервами. Раз на раз не приходится. О таких людях, как Баранкевич (ставший героем «августовской войны») и Морозов (весьма грамотный хозяйственник) в Южной Осетии до сих пор отзываются с благодарностью. Однако случай с Вадимом Бровцевым - совсем иной.

Назначение Вадима Бровцева на должность премьера РЮЮ 5 августа 2009 года произошло в обстановке растущего недовольства Кремля расходованием 10-миллиардной российской помощи Южной Осетии. Не считая пожертвований российских регионов и частных лиц. Возникают вопросы по нецелевому использованию или даже бесследному исчезновению средств, направленных в Южную Осетию.

За полтора месяца, прошедшие с момента его назначения, новый премьер активно «светился» в СМИ.

1.Бровцев объявил о создании правительственной комиссии по распределению жилья.

Реальность: 600 цхинвальских семей, потерявших дома в ходе агрессии Грузии в 2008 году, провели в палатках прошлую зиму и, судя по всему, почти все проведут и следующую. По мнению местных наблюдателей, с учетом специфики освоения властями РЮО российской помощи, к зиме восстановят не более 30 домов.

2. Бровцев посетил пострадавший от землетрясения 8 сентября 2009 года югоосетинский город Квайса и пообещал немедленную помощь МЧС РФ.

Реальность: жители 15 многоэтажных и 13 частных домов города Квайса до сих пор находятся в протекающих от дождя палатках, либо вернулись в опасные для проживания дома – «чтобы не существовать в таких скотских условиях». Жители были бы рады простым вагончикам-времянкам, но их нет.

Необходимость наведения порядка очевидна. Но, похоже, что для президента РЮО Эдуарда Кокойты и его брата Роберта («Рауля»), пролоббировавших в Москве через оставшихся союзников знакомого по общему бизнесу в Сочи Бровцева - это попытка оставить все по-прежнему.

***

Оригинал этого материала
© uralpress.ru, origindate::10.08.2009

Дела премьера

Александр Подопригора

[...] Парламент Южной Осетии утвердил на посту главы правительства республики выходца из Озерска, владельца строительной компании «Вермикулит» Вадима Бровцева.

1.

Местная пресса немедленно отозвалась на это событие радостными всхлипами: «знай наших»! Все как один изъяли из сети и перепечатали старую историю «Челябки» о мужественном бизнесмене, вытащившем из загоревшейся квартиры пьяного соседа.

Некоторые федеральные наблюдатели отметили, однако, ряд странностей. Ведь назначение уволенного накануне премьера Южной Осетии Асланбека Булацева было согласовано лично с другим премьером – Владимиром Путиным, а это вещь серьезная. Путину были даны обещания, что Булацев станет премьером, но парламент Южной Осетии вдруг отказался его утверждать. «Потом Булацева на дороге встретили вооруженные люди, он уехал из республики со словами «у меня инфаркт» и больше там не появлялся, – пишет Юлия Латынина в «Газете.ру». - Теперь на место бывшего главы североосетинской налоговой службы Асланбека Булацева назначен средней руки челябинский коммерсант Вадим Бровцев, который уже выполнял строительные работы в Цхинвали и которого Кокойты тепло порекомендовал парламенту: «Сработаемся». То есть назначен тот, кого выбрал и с кем договорился Кокойты. И потом Кокойты пообещал войти в состав РФ.

«Это несколько неравновесные обещания – замечает Латынина. - Представим себе, например, что у вас с партнером есть совместное предприятие, где неизвестно куда деваются деньги (спустя год после войны в Цхинвали не восстановлено ничего, деньги куда-то делись, а численность населения, и без того невеликая, упала, по данным оппозиции, до 12 тысяч человек.) и вдруг вы узнаете, что ваш партнер уволил вашего бухгалтера. А в ответ на ваш вопрос он заявляет: «Да я не мыслю жизни без тебя! Давай я женюсь на твоей дочке!» Извините, но дочка сама обойдется: у нее есть жених и приданое. А вот бухгалтер где?»

Так вот, мы как раз о бухгалтере.

Вопрос о том, чем именно малоизвестный владелец скромного бизнеса из Озерска заслужил право стать главой правительства независимого северо-кавказского государства с большим бюджетным финансированием из России, остался отрытым. Мы считаем необходимым по мере возможностей восполнить этот пробел и поговорить о «делах», сопровождавших Вадима Бровцева значительную часть его предпринимательской карьеры. Не исключено, что именно они и привели его в Цхинвал.

2.

Скандал с поддельным дипломом о высшем образовании, из-за которого Бровцева «прокатили» на выборах в городское Собрание Озерска в 2005 году (реально будущий премьер имел за плечами лишь ПТУ), - не самый яркий в его биографии. На заре бизнес-карьеры, в 1995 году, налоговая полиция Озерска проверяла, к примеру, большую загородную дачу Бровцевых (в результате успешной приватизации семья контролирует сектор бытовых услуг города – отец Вадима возглавлял в советское время КБО «Бытовые услуги», превратившееся затем в компанию родственных ООО), где будущий премьер разливал минералку «Шадринская». Помимо прочего было обнаружено, например, много военного обмундирования – тулупов, валенок и прочего. По странному стечению обстоятельств, именно тогда шло активное расформирование тамошних стройбатов и ликвидация их складов.

В 1996 году Бровцев стал партнером ЗАО «Уралграфит» и занялся реализацией вермикулита, создав АОЗТ «Вермикулит» на паях с сочинским партнером Кожиным. И уже в следующем году налоговая полиция Озерска возбуждает по этой компании первое уголовное дело о незаконной предпринимательской деятельности и мошенничеству в особо крупных размерах. Правда, осужден на три года условно был тогда не сам директор Бровцев, а его заместитель и родственник Олег Митюгов (он сполна выполнил свою миссию и сейчас является директором компании). Суть того уголовного дела: осуществление без лицензии проектировочных и строительно-монтажных работ, а также хищения с «Уралграфита». С этим партнером, понятно, пришлось расстаться. Тогда Вадим Бровцев покупает на заработанные деньги завод ЖБИ в городке Новогорном, где самостоятельно начинает столь выгодное производство (вернее, «вспучивание») вермикулита - востребованного металлургией теплоизоляционного материала.

Уже через год случается главное событие в бизнес-карьере Вадима Бровцева, оставившее неизгладимый след в памяти жителей Озерска и истории этого города: набережная озера Большая Нанега, а также один из домов по улице Монтажников до сих пор носят в народе прозвища «бровцевских». Именно там будущий премьер Южной Осетии заработал самые большие на тот момент деньги. Надо отметить - тоже не без участия «вертикали» власти.

Тогда, во время «первого пришествия» скандально известного мэра Чернышева, ЗАО «Вермикулит» получило от городских властей подряд на строительство упомянутой набережной. Существенная деталь: набережная, которой не существовало на момент проведения конкурса, по всем параметрам являлась «объектом капитального строительства». Однако при заключении договора с «Вермикулитом» она почему-то становится «объектом капремонта». Ремонтировать там, понятно, было нечего, однако такая подмена терминов позволила коммерсантам и чиновникам значительно поднять «коэффициент удорожания» (по нему пересчитывались цены работ и материалов с действовавших тогда уровней 1984 года) - на 45 процентвов по сравнению с коэффициентом, действовавшим для капитального строительства. Курировал тогда этот вопрос в мэрии первый заместитель главы Озерска Владимир Лифанов – сейчас он также исполняет обязанности главы города во время многочисленных отсутствий г-на Чернышева.

Сумма подряда «Вермикулита» на строительство набережной составила в ценах 2000 года 24 миллиона рублей. Эта история наделала тогда немало шума в Озерске – были депутатские запросы, расследования «органов», публикации в СМИ, выступления политиков (именно они являются главными источниками нашей информации, которые мы для краткости здесь опускаем).

Проведенная позже, уже по решению следующего мэра Малкова совместная проверка ОБЭП Озерска и экспертов из «Челябинформцентра» («Челцена») выявила сумму ущерба для городского бюджета в размере 8 миллионов рублей (без учета завышенного коэффициента оплаты) – недовложение песка, бетона, щебня, завышение расстояний перевозки грузов, расценок работ и т.п. Однако в возбуждении уголовного дела сотрудникам УВД было отказано прокуратурой: не обнаружилось состава преступления. То есть, как у нас водится, грехи были зафиксированы, но отдельно от грешников, которых установить не представилось возможным. Однако нюансы были выявлены, согласитесь, весьма существенные для процесса безупречного освоения больших бюджетных ассигнований.

Затем был скандал с жилым домом по улице Монтажников, который возводила фирма г-на Бровцева. Он строился и сдавался с немалыми проблемами, а в итоге фирмы-подрядчики «А-строй» и МСУ-71 потребовали привлечь руководство ЗАО «Вермикулит» по статье 159 «Мошенничество» - заказчик с ними попросту не расплатился на сумму боле миллиона рублей. Однако сотрудникам УВД Озерска прокуратурой было вновь отказано в возбуждении уголовного дела. Впрочем, претензии к компании Бровцева были не только у этих фирм и, по странному стечению обстоятельств, ЗАО «Вермикулит» вскоре оказалось перерегистрировано на некоего жителя города Уфа - человека, по некоторым данным, без определенного места жительства. На его месте появилось ООО «УК «Вермикулит», которое ушло на налоговый учет в Москву, а также целый выводок «Вермикулитов» под номерами от единицы до пяти.

После сокрушительного поражения на выборах 2005 года Бровцев уехал из Озерска и с тех пор ведет бизнес в районе Сочи. Оттуда также просочились любопытные данные о проблемах дольщиков с получением жилья в построенном его компанией доме. По закону в Сочи можно строить только малоэтажное жилье, однако Бровцев построил многоэтажку. Теперь этим делом также занимаются «органы», ибо получение покупателями «зеленок» на оплаченные квартиры под большим вопросом.

Еще несколько штрихов к портрету нового югоосетинского премьера.

Близко знающие Вадима Бровцева люди говорят, что его настольной книгой является «Сицилиец» Марио Пьюзо (широкой публике известна ее экранизация «Крестный отец»), что он был дружен с убитым в марте в Эмиратах выходцем из Челябинска Евгением Хопровым (трижды судимый владелец авиакомпании Phoenix, по данным СМИ выполнявшей поручения известного торговца оружием Виктора Бута, задержанного ФБР в Тайланде), а также с еще одним известным человеком из Металлургического района Челябинска – спикером ЗСО Владимиром Мякушем. Не исключено, что руку к назначению Бровцева приложил бывший челябинский вице-губернатор Роман Панов, курирующий нынче восстановление Южной Осетии в Минрегионе. Панов, кстати, работал ранее заместителем председателя городского Собрания Магнитогорска. В этом же городе тогда же служил помощником прокурора Андрей Назаров, прокурор Озерска во время описываемых событий, ныне – прокурор.

3.

Почему мы считаем важным так подробно говорить на тему назначения югоосетинского премьера? Потому что это, похоже, не сбой системы, а сама система. Не будем обсуждать здесь, насколько справедливо и правомочно выносились отказы в возбуждении уголовных дел в отношении деятельности фирм г-на Бровцева – не наша тема. Но неужели в Челябинской области (пуще того - в России!) не нашлось строителя без репутационных издержек весом в несколько томов?

Или же мы все-таки имеем дело с четко выстроенной системой коррупционной селекции, которая отбирает для распоряжения деньгами государства вовсе не лучших, с незапятнанной репутацией, а потому независимых профессионалов? С системой, которая четко бракует их и выносит наверх малоизвестных, зависимых, плотно «сидящих на крючке». Они послушно исполняют деликатные распоряжения, сделанные по телефону. Они подпишут любую платежку, разместят нужные заказы в нужных фирмах, как следует проведут нужные тендеры. А в случае крайней нужды примут и наказание – заслуженное, но условное. Они всем хороши, но с ними вечно одна проблема: деньги исчезают, а дома не строятся.

Особенно любят таких специалистов на Северном Кавказе (что немудрено, так как именно там регулярно формируется большой фронт восстановительных работ). Вспомнить хотя бы бывшего премьера Чечни Абрамова, который в 29 лет был назначен министром финансов республики и умудрился за полтора года работы на этом посту ни разу (!) не появиться в Чечне. При этом нужные финансовые документы подписывались исправно.

А вот отзыв бывшего коллеги о другом премьер-министре Чечни, Михаиле Бабиче, начальнике Абрамова: «Этот человек, где бы он ни работал, всегда оставлял за собой уголовные дела, Дела открывались, закрывались, а он мягко перетекал из одной области в другую. В конце концов, мы нашли возможность от него избавиться». Похоже, не правда ли?

Напомним: на продолжение восстановления Южной Осетии правительство РФ планирует выделить не менее 10 миллиардов рублей (еще раз: все население республики сейчас едва ли дотягивает до 30 тысяч – это пятая часть жителей маленького Центрального района города Челябинска).

Вот что важно: селекция извлекателей прибылей из управляемого хаоса начинает определять лицо власти. В многочисленные «президентские резервы» шумно отбирают и записывают одних, а на распоряжение многомиллиардными бюджетами тихо ставят совсем других людей.

Наверное, следует, наконец, согласиться с многочисленными оптимистами из разных этажей «вертикали власти»: мы нащупали-таки дно падения. Причем, головой.