Российский генерал ответил из Иерусалима

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Находящийся в Израиле бывший первый замминистра внутренних дел генерал-полковник Михаил Суходольский рассказал по Skype, почему Рашид Нургалиев хочет связать его с коррупционными делами

Файл:Снимок-150x109.jpg

- Михаил Игоревич, где вы сейчас находитесь?

- Официально я нахожусь в отпуске, я написал рапорт на имя министра внутренних дел [Рашида] Нургалиева, где указывал несколько стран в связи с необходимым лечением. Сейчас мы находимся в Израиле. У моей супруги после пережитого ухудшилось здоровье. Я тоже переболел. Врачи говорят, что надо меньше нервничать, но пока не получается.

- Намерены ли вы вернуться после отпуска в Россию?

- Естественно, а куда после него? Не понимаю, кто и зачем распускает слухи, что я не вернусь. Может, это СМИ так считают. У журналистов создается неправильное мнение с подачей материалов от источника в правоохранительных органах. Журналисты рассказывают со ссылкой на источник, что на выделенные ФГУП «Охрана» деньги произведены закупки, которые нанесли ущерб государству. Источник сообщил, что вокруг ФГУПа якобы были фирмы, которые закупали оборудование и поставляли его, совершались хищения, откаты и эти фирмы якобы контролировал сын Суходольского-старшего.

Все, что СМИ сообщил источник — искажение информации. ФГУП «Охрана» с момента создания никогда не использовало ни одной копейки бюджетных денег и не использует, это коммерческая структура, так записано в Уставе предприятия. А ее основная цель — получение прибыли.

- Может, следствие специально выдает такую информацию, чтобы у аудитории и СМИ сложилось впечатление именно о хищениях 140 млн бюджетных рублей?

- Так и есть. Ведь когда скажут, что коммерческая организация проводила закупки на свои деньги — это одно, а когда на бюджетные страну разворовывают, это совсем другой подход. В феврале 2005 года было реформирование вневедомственной охраны и было создано ФГУП «Охрана». В Уставе организации сказано, что она является коммерческой организацией; не несет ответственности по обязательствам РФ, и наоборот; цели и предмет деятельности предприятия — получение прибыли, охрана объектов, решение социальных задач, выполнение работ и предоставление услуг для МВД.

При мне займов ФГУП никогда не брал, не было ни целевого, ни бюджетного финансирования предприятия. Все свои действия руководство ФГУПа всегда согласовывало с МВД и Росимуществом. Согласно Уставу ФГУПа, его возглавляет гендиректор, который назначается на конкурсной основе и освобождается МВД РФ.

Гендиректо ФГУП «Охрана» Андрей Комиссаров, который сейчас фигурирует в уголовных делах, прошел по конкурсу, его назначил не я, а министр внутренних дел своим приказом. Более того, гендиректор проходит аттестацию с 2010 года, и Комиссаров ее прошел. Комиссию по аттестации гендиректора ФГУПа возглавляет один из замминистра МВД, курирующего финансово-хозяйственную деятельность, я не курировал этот блок, в комиссию также входили различные представители департаментов МВД и Росимущества.

Комиссаров прошел аттестацию, он докладывал о работе предприятия и планах на развитие. В итоге Комиссарова допустили к руководству ФГУПа, это было независимое решение. При этом сейчас все пишут, что Комиссаров был человеком Суходольского, что я управлял предприятием — это полный бред. Еще раз подчеркну — это предприятие правительства. Я просто координировал деятельность и смотрел, чтобы были нормальные финансово-хозяйственные показатели, чтобы не было вопросов по налоговым отчислениям, чтобы предприятие не обанкротилось и так далее.

Кураторство ФГУП «Охрана» было сотой частью моих обязанностей. С 2005 по 2008 года я сначала в должности замминистра, потом первого зама Нургалиева, отвечал за эффективное расходование бюджетных средств МВД и курировал многие направления. Я отвечал за закупки, строительство, освоение бюджетных денег. Был ли хоть один скандал, связанный с моим именем, когда я курировал эти направления, что откаты кто-то получал? Не было. ФГУП «Охрана» на этом фоне — маленькая букашка. Если бы кто-то хотел дискредитировать, давно нашли бы в бюджете МВД, что я там что-то не так сделал.

- Так все же ФГУП «Охрана» подчиняется МВД?

- Нет. Оно создан распоряжением правительства, которое осуществляет оперативное руководство, но через МВД и Росимущество. Согласование крупных сделок, контроль, если это предприятие использует бюджетные средства. Каждая сделка согласовывается с руководством МВД и Росимуществом, люди ставили свои визы на разрешительных документах. И таких согласований по каждому контракту около 30. Если бы на каком-то этапе было видно, что какая-то сделка приведет к экономическому ущербу ФГУПа, никто бы не утвердил ее. После согласования сделки с МВД Росимущество в течение 10 дней в письменном виде ставилось о ней в известность. Все руководители МВД, отвечающие за деятельность ФГУП «Охрана» координировали действия Комиссарова согласно должностным инструкциям. И говорить о том, что я якобы мог сказать Комиссарову, чтобы он самостоятельно заключил какой-то договор, просто исключено.

- А как Вы можете объяснить, что в одном из уголовных дел по ФГУП «Охрана» фигурирует ваш сын Григорий, точнее «неустановленное лицо» из руководства его компании «Современные технологии», субподрядчика ФГУПа?

- Гриша действительно был акционером до лета 2011 года компании ЗАО «Современные технологии». Эта компания работала на московском рынке с 2004 года, еще до того, как в 2005 году было образовано ФГУП «Охрана». В 2009 году Григорий приобрел акции компании «Современные технологии», но примерно через полтора года продал их, выйдя из состава акционеров. Это он сделал после того, как меня перевели из Москвы в Питер. Сын думал, что будет жить в Питере.

Хочу отметить, что компания «Современные технологии» платила налоговые отчисления, за все время работы к ней не было никаких претензий ни со стороны налоговых или каких других органов. Эта компания занималась техническим обслуживанием средств охранной сигнализации на объектах в Москве. Торгово-закупочной деятельностью это предприятие не занималось. У нее до ФГУП «Охрана» были свои клиенты на этом рынке. Поэтому то, что она существовала только за счет договоров субподряда ФГУПа — такого не было, это просто абсурд. В этой организации в разное время работало от 90 до 200 человек, как на постоянной основе, так и по трудовым договорам.

ФГУП заключало с «Современными технологиями» договоры субподряда. Электромонтеры субподрядчика раз в месяц приходили на объекты и проверяли работу оборудования, составлялся акт приема работы, на основе этого документа перечислялись деньги за работу по безналичному расчету. В 2010 году один из акционеров «Современных технологий» предложил Грише открыть в Питере аналогичную компанию с названием «Технология безопасности». Там было несколько акционеров, в том числе и Гриша. Но через два месяца он вышел из состава акционеров и больше к компании не имел отношения. Он не был связан ни с какой финансово-хозяйственной деятельностью этого предприятия. Поэтому и вызывает удивление ситуация с обысками в квартире. Гриша был просто акционером, у него не было права финансовой подписи, он не вмешивался в деятельность предприятия, а просто вложил деньги и получал дивиденды.

- Но ведь следствие полагает, что неустановленные лица руководства ФГУП «Охрана» заключили с неустановленными лицами «Современных технологий» необоснованный экономический договор, при этом «Современные технологии» выполнили часть работ, за что ей перечислили деньги. Но эти деньги они якобы похитили, обналичив через банк. Что значит неустановленные лица?

- Я не понимаю вообще бредовость формулировки, как можно похитить у самого себя свои же деньги по выполненному контракту? На платежке есть соответствующая подпись. Люди не понимают порядок организации работы ФГУПа и заключения контрактов субподряда с другими коммерческими организациями. Чтобы это объяснить, Суходольский не нужен, им (следствию — «Известия») надо услышать директора ФГУПа, руководителя вневедомственной охраны, специалистов, которые там работают. Они все объяснят. Но, видимо, следствие такое объяснение не устраивает. И обыск в квартире в Москве — это один из методов дискредитации меня через членов моей семьи. Кому это выгодно, можно только догадываться. Я предполагаю, что это связано с возможным переделом в сфере охранного бизнеса, а может, приведению ФГУП «Охрана» к банкротству и дальнейшей его приватизации. Это же целая выстроенная система, в которой работает 70 тысяч человек, у нее есть имя, разрешения по работе с оружием, также у них есть несколько преимуществ перед ЧОПами.

- Как вы думаете, почему на вас идет такая атака, сначала разжаловали до начальника ГУ МВД по СПБ и ЛО, а потом отстранили от занимаемой должности?

- Наверное говорить о том, что уголовные дела по ФГУПу были возбуждены в декабре 2011 года тогда кому-то было не выгодно, поэтому о них заговорили только когда меня отстранили от занимаемой должности начальника главка МВД в Питере. Просто так же в нашей стране ничего не бывает. Я считаю, что пришло время, чтобы им высказаться.

- Не связано ли это с тем, что идут слухи об отставке главы МВД Рашида Нургалиева, а ваша кандидатура была одной из ключевых на этот пост?

- Это известно только тому, кто проводит эти все мероприятия.

- Не создалось ли у вас впечатление, что против вас пытаются сфабриковать дело?

- Сейчас будет такая тенденция, всех кандидатов на пост министра внутренних дел объявят насильниками. СМИ уже писали о якобы сексуальном скандале с Реймером (глава ФСИН — «Известия»), теперь очередь дошла видно и до меня. Бывший финансовый директор ФГУП «Охрана» Дарья [Шиншина], которая находится сейчас якобы под домашним арестом, в рамках одного из дел дала против меня показания, что якобы я ее пытался дважды изнасиловать еще в 2009 году. Эта девушка уволилась в июне 2011 года, а до этого она вместе с остальными руководителя ФГУП «Охрана» раз в месяц приходила ко мне на совещания. Она улыбалась, и никто даже не подозревал, что я ее пытался изнасиловать. Может, я не понимаю женскую логику, но ведь если человека пытались изнасиловать, надо было как минимум либо уволиться, либо написать заявление в органы. Возможно, сейчас ее запугали, сказали, что мы тебя арестуем, если не дашь показания на Суходольского. Я уже ничему не удивляюсь.

- Что значит «дать показания на Суходольского»?

- Я вам должен сказать, что у меня есть информация от товарищей. В Питере после того, как я 10 февраля оттуда убыл, руководители инспекции вызывали сотрудников и говорили — дайте нам что-нибудь на Суходольского, расскажите о его делах и так далее. Более того, те, кто работал со мной в разное время, у всех начались какие-то проблемы. Предлагают перевестись в другое место, не только в Питере, но и те, кто работал со мной в Москве. После статьи Хинштейна про ДТП с участием жены Нургалиева сотрудников центра спецназначения ГУ Вневедомственной охраны начали опять проверять. Там уже все смеются, все понимают, с чем это связано, нельзя так к людям относиться, тем более к офицерам. Могу сказать, что информацию по этому ДТП точно давал не я. Из текста видно, что эти документы мог слить человек, который имел к ним доступ.

- Не кажется ли вам, что на министра Нургалиева также пытаются воздействовать через его близких, чтобы подтолкнуть его к уходу?

- Я вообще хочу сказать, что ни через детей, ни через жен воздействовать нельзя. Это просто непорядочно. У меня в характере никогда не было подсиживать руководителей, я никогда не участвовал в интригах и не собираюсь. Считаю, в интригах участвует тот, кто не работает, у меня нет времени на это.

- Вы бы не отказались воглавить МВД, если бы предложили?

- Я, если честно, не хочу. Но если бы мне доверили, я знаю, что делать. Могу сказать, что все зависит от той команды, с которой ты работаешь. Мне за последние несколько месяцев многое пришлось переосмылить, тяжело все это. Я не тот человек, что будет молчать, я всегда отстаивал свою точку зрения, например, на проведение реформы, и она многих не устраивала. Я ни в коей мере не сомневался, что реформа нужна, но меня и еще ряд руководителей МВД не хотели слышать.

Чтобы понимать, что такое реформирование органов внутренних дел, надо поработать и на земле, и в центральном аппарате. Невозможно, не пройдя все ступеньки, понимать работу как на земле, так и в центральном аппарате. Я 22 года в органах внутренних дел, сначала несколько лет работал простым опером, потом стал руководителем. Я знаю, как работают все звенья. Чтобы проводить реформу, надо было, чтобы в ней принимали участие в МВД те, кто непосредственно занимался практической работе, как на местах, так и в главке, кто несет ответственность за организацию этой работы. Тогда нам бы удалось меньше совершить ошибок. Надо понимать, что верховный главнокомандующий полагается на докладчиков из органов исполнительной власти. Можно доложить красиво, но результатов не будет.

- И все же, что планируете делать после отпуска: написать рапорт или остаться служить в МВД? Может, займетесь политикой?

- Я бы хотел работать где мне бы доверяли, где виделись бы практические результаты своей работы. Всегда хочется видеть результат работы. Если бы я был не такой, то в Питере бы так и не было спецтехники. Я Вам пример приведу про ФГУП «Охрана». Когда строительство в Сочи к Олимпиаде началось, там долгое время не было техники у полиции, так ФГУП купил 20 машин в полицейском варианте, оборудовали и запустили как экспериментальный вариант мобильные взводы, это было в 2008-2009 году. Но сейчас на фоне шумихи с моей отставкой и уголовными делами по ФГУПу все почему-то забыли об этом.

- Если вас вызовут на допрос, пойдете?

- У меня есть несколько вопросов, на которые ни следствие, ни кто другой не сможет ответить. Следствию вообще сказать нечего. Сначала выдали за чистую монету, а начали проверять, и ничего не обнаружили, и теперь как дать задний ход? Шумиху раздули, от должности отстранили — а за что, до сих пор никто не знает. Получается, что я шесть лет проработал с Нургалиевым, хорошо руководил, мне доверяли, я не развалил министерство, но когда меня выслали в Питер, я за шесть месяцев, как выяснилось, развалил работу. Это как вообще? Где логика? Если бы я был коррупционером, о чем пытаются сказать, кто бы стал держать такого руководителя?

Я вообще не понимаю, почему меня сейчас заставляют оправдываться, я закон не нарушал, мой сын тоже. Раз до сих пор ничего не нашли, значит, не знают, что теперь с делами делать. У следствия вообще не должно было быть вопросов, как и самих дел. Если бы они провели нормальную доследственную проверку и хотели понять как работает ФГУП… Но они возбудили дела для того, чтобы у них было больше полномочий — прослушивание телефонных переговоров, слежка за членами семей и проведение оперативных мероприятий в отношении интересующих лиц. Ведь проверка шла с сентября 2011 года. Дела возбудили специально по тяжкой статье, чтобы получить больше полномочий и именно для того, чтобы снимать информацию по интересующим неустановленным лицам, круг которых может быть неограничен.

Оригинал материала: izvestia.ru