Российский медиа-магнат борется за свою империю и ищет партнеров

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Российский медиа-магнат борется за свою империю и ищет партнеров Владимир Гусинский в панике. Погас свет; вода перестала литься из пасти бронзового дельфина, дугой висящего над бассейном; телефоны отключены

""Система разрушена, - говорит российский медиа-магнат, покинувший свою родину. - Ничего не осталось". Он вскакивает с дивана, стоящего у камина, пробует набрать номер на трех своих переносных телефонах. В комнату вбегает встревоженный слуга, чтобы узнать, что случилось.

Но в отличие от всех остальных несчастий Гусинского, отсутствие электричества объясняется просто: на Costa del Sol, обычно солнечную испанскую Ривьеру, неожиданно обрушилась гроза. Здесь Гусинский, которого испанская полиция держит под домашним арестом на роскошной вилле, продолжает бороться за контроль над своей российской медиа-империей. 
Скоро подача электричества возобновляется, звонят телефоны. Гусинский, одетый в простую рубашку и голубые джинсы с подтяжками, продолжает заниматься тем, что делает практически все время: шагать по стеклянной террасе у бассейна с телефоном возле уха и бороться за будущее единственного российского телеканала НТВ и других компаний, входящих в его конгломерат "Медиа-Мост". 
Сорокавосьмилетний Гусинский, в прошлом влиятельный московский инсайдер, член небольшой группы российских магнатов, известных как олигархи, прекрасно понимает, как работает власть в России. Понимает он и то, что в настоящее время обстоятельства не на его стороне. "К сожалению, мои приключения только начинаются, - говорит бывший театральный режиссер и бывший банкир. - Я прекрасно понимаю, что это за игра... Цель государства - контролировать нас, переделать нас, уничтожить нас". 
Летом прошлого года он провел три ночи в Бутырской тюрьме, в декабре - еще 13 дней за решеткой в Испании. Сейчас он пытается избежать экстрадиции в Россию, где ему предъявлены - по его собственным словам - сфабрикованные обвинения в мошенничестве. 
Одновременно он пытается заключить сделку объемом в $300 млн. с группой иностранных инвесторов, в числе которых американский медиа-магнат Тед Тернер и, по словам наблюдателей, шведский медиа-конломерат Modern Times Group. Он страшно нуждается в деньгах, чтобы выплатить огромные долги и помешать российской газовой монополии "Газпром" получить контроль над НТВ. Одним из собственников "Газпрома" является государство, а председателем совета директоров - заместитель главы кремлевской администрации, старый друг российского президента Владимира Путина. 
Прикрывая тылы Боясь ступить на политическое минное поле, Тернер, вице-президент AOL Time Warner Inc., в начале января послал в Москву банкира из Атланты, поручив ему встретиться с помощниками Путина. Разговор к успеху не привел, и Тернер спросил Кремль, можно ли ему обсудить предполагаемые инвестиции непосредственно с Путиным. 
Гусинский, находившийся на своей вилле, которая превратилась в командный пункт, получил срочный телефонный звонок, наглядно продемонстрировавший, с какими проблемами приходится сталкиваться "Медиа-Мосту" в поисках иностранных партнеров. Звонил Андрей Цимайло, заместитель председателя холдинга. Он должен был лететь в Лондон на переговоры с инвесторами, но застрял в Москве: прокуратура вызвала его на допрос и начала обыск в его доме и офисе именно в тот момент, когда он должен был выезжать в аэропорт. 
"Что я могу сделать? - спрашивает Гусинский своего заместителя. - Держись, Андрей". (Через несколько дней Цимайло покидает Россию, заявив, что ему нужна медицинская помощь). 
По словам Гусинского его проблемы и проблемы "Медиа-Моста" являются чисто политическими: Кремль раздражает то, как НТВ рассказывает о российской войне в Чечне, а также то, что канал отказался присоединиться к дружному хору, поддерживающему президента Путина, во главе которого стоят государственные СМИ. Он хочет заставить молчать инакомыслящих и создать "пропагандистских проституток". Противники Гусинского считают, что проблемы у Гусинского возникли из-за его собственного непрофессионального управления и расточительного использования занятых средств - по большей части кредитов, полученных у государства и компаний, близких к государству, или под их гарантии. 
Отчасти конфликт вызван личными раздорами. Некоторые начались еще в ходе старых конфликтов, например во время развернувшейся в 1997 г. борьбы за пакет акций государственной телефонной компании. Другие вызваны более недавними вспышками, например обидой Путина на непочтительное шоу "Куклы" и недобрые высказывания в адрес его жены, бывшей рядовой сотрудницей "Аэрофлота". 
Но самые глубокие причины - ядовитое наследство, оставшееся от хаотического постсоветского дележа богатств и власти, происходившего при бывшем президенте Борисе Ельцине; и стремление Путина, бывшего агента КГБ, восстановить в стране порядок. Однако, когда Путин попытался прекратить беспорядок ельцинских времен, который усугубляла жестокая конкуренция магнатов, занимавшихся созданием империй, его усилия придали смелости многим сотрудникам прокуратуры, налоговой полиции и прочих властных структур, которые начали разминать мускулы, сводить старые счеты и состязаться друг с другом в демонстрации верности Кремлю. 
По словам Гусинского, Россия - это "азиатское государство. У нас есть царь, правитель, который говорит: "Мне не нравится такой-то". И каждому хочется стать первым, кому удалось уничтожить того, кто не нравится президенту, отрезать ему голову, принести ее царю и сказать: "Это его голова". Вот что там происходит". Путин "не контролирует то, что происходит каждый день", но он "крайне подвержен фобиям. Одна из его фобий - Гусинский. Я на 100% уверен в этом". 
Освобожденный из тюрьмы Soto del Real, расположенной в окрестностях Мадрида, перед самым Рождеством под залог в миллиард песет ($5,6 млн или 6 млн евро), Гусинский с тех пор засел в Сотогранде, элитном районе, известном своими полями для поло и гольфа. Территорию Гусинского патрулирует полицейский с автоматом в руках. Всего около дюжины полицейских наблюдает за домом и обыскивает машины, чтобы Гусинский не исчез, пока испанские власти рассматривают просьбу России о его выдаче. 
Гусинский шутит, что ему нравятся дополнительные меры безопасности, но беспокоится о том, что боевой дух и защитные редуты его московских помощников находятся в плачевном состоянии. Им пришлось пережить серию внезапных налетов и судебных исков, возбужденных российскими прокуратурой, налоговой инспекцией и Федеральной Службой Безопасности, преемницей КГБ. В "Медиа-Мосте" говорят, что офисы холдинга обыскивались 27 раз. 
"Голубой паспорт" "Они начинают нервничать", - говорит он, узнав, что его финансовый директор Антон Титов был вызван на допрос. (Через несколько дней Титову было предъявлено обвинение в мошенничестве, и он был посажен в тюрьму). В среду милиция Санкт-Петербурга арестовала Михаила Мирилашвили, лидера местной еврейской общины и делового партнера Гусинского, предъявив ему обвинение в похищении человека. 
"К счастью у меня есть голубой паспорт>, - говорит Кристофер Рено, американец, занимающий пост главы инвестиционного отдела "Медиа-Моста". 
Гусинский, глава Российского еврейского конгресса, гражданин России и Израиля, получает сильную поддержку из-за рубежа, но говорит, что "многие на Западе не понимают или не хотят понимать, что сейчас происходит в России. Дело в том, что многие политики либо тешат себя иллюзиями, либо имеют какие-либо интересы в России". 
Однако не все новости столь плохи. Гусинскому позвонил Игорь Малашенко, бывший философ, изучавший творчество Данте, участвовавший в создании НТВ в 1993 г. Председатель Совета директоров "Медиа-Моста" Малашенко только что побывал в Париже на вселяющей надежду встрече с тогдашним госсекретарем США Мадлен Олбрайт. (В тот же день Олбрайт дала интервью, в котором обвинила правительство Путина в том, что оно "пытается подорвать СМИ и придумывает уголовные дела"). 
И все-таки большая часть проблем возникли у Гусинского еще до Путина. Его нынешние беды - повторение конфронтации, вспыхнувшей в 1994 г., когда он тоже был вынужден покинуть страну. В декабре 1994 г., когда помощники тогдашнего президента Ельцина, склонные к жестким методам, впервые готовились к вводу войск в Чечню, вооруженные сотрудники охраны президента совершили налет на московские помещения "Медиа-Моста". Прогремели выстрелы. Гусинский, испугавшийся за собственную жизнь, улетел в Лондон. 
Но кризис затих, и вскоре Гусинский вернулся в Москву. Приближались выборы 1996 г., и Ельцин очень сильно отставал по всем рейтингам. Гусинский и другие магнаты заключили с Кремлем сделку. 
"Большая ошибка" Малашенко, бывший философ, занимавшийся изучением творчества Данте, присоединился к команде, руководившей кампанией Ельцина, и вместе с дочерью президента Татьяной Дьяченко работал над созданием нового образа больного президента, пытаясь представить его эмоциональным и деятельным человеком. Гусинский помог обеспечить поддержку в СМИ и предоставил средства для борьбы с кандидатом от Коммунистической партии Геннадием Зюгановым. 
Теперь, попивая чай в Испании, Гусинский говорит, что это была "большая ошибка... Мы поддержали Ельцина в его борьбе с коммунистами, но при этом научили власть брать контроль над СМИ в свои руки, превращать их в инструмент пропаганды и агитации, обращаться с ними точно так же, как это было в 1996 г... В том, что происходит сегодня, есть и моя вина". 
Как и остальные так называемые олигархи, Гусинский заработал первые большие деньги в банковском бизнесе, во многом благодаря политическим связям, с помощью которых банки получали возможность обслуживать счета правительственных организаций. В случае "Мост банка" Гусинского такой организацией было московское городское правительство. 
Но в отличие от остальных магнатов, впоследствии Гусинский создавал свои компании с нуля. В то время как остальные скупали нефтяные и никелевые месторождения и прочую государственную собственность на зачастую коррумпированных аукционах, Гусинский создал теле- и радиостанции, ежедневную газету, еженедельный журнал и прочие СМИ. "Если бы я ушел в металлургию, алюминиевый сектор, нефтяную или газовую промышленность, все было бы хорошо. У меня были бы прекрасные отношения с властью. Но поскольку я работаю в СМИ... Я стал экспертом по тюрьмам", - рассказывает он. 
Чтобы создавать новые СМИ, ему приходилось занимать деньги, причем зачастую у государства. В числе его нынешних кредиторов - "Сбербанк", московское правительство и государственный "Внешторгбанк". Помогало и Министерство финансов. Хорошие отношения, сцементированные выборами 1996 г., помогли ему заручиться также западными кредитами. "Газпром", 38% которого находятся в собственности государства, гарантировал кредиты на $211 и $262 млн., взятые у Credit Suisse First Boston, подразделения Credit Suisse Group. Общий долг "Медиа-Моста" и аффилированных с ним компаний, в том числе спутникового проекта, в настоящее время превышает $800 млн., часть из него покрыта государственными облигациями и прочими инструментами, треть должна быть выплачена в текущем году. 
Независимая стратегия Стремясь избавиться от своей зависимости от расположения государства, "Медиа-Мост" разработал план выйти со своими акциями на биржу Nasdaq осенью 1998 г. Рено, американский сотрудник "Медиа-Моста", готовил Гусинского к запланированным роудшоу. Но именно в тот момент, когда он готовил свои речи, грянула беда. На российском финансовом рынке разразился кризис, правительство объявило дефолт по своим долгам, прибыли от рекламы резко сократились, рухнул "Мост банк". "Медиа-Мост" отменил планы выхода на биржу - и превратился в легкую добычу. 
Союз магнатов и чиновников-реформаторов, благодаря которому Ельцин победил на выборах 1996 г., и который гарантировал Гусинскому постоянную поддержку, начал разваливаться. Помимо всего прочего, его подкосила так называемая "война банкиров" - бешеная схватка за 25% "Связьинвеста", государственной телефонной компании. 
Гусинский создал консорциум, в который вошли испанская Telefonica SA и Credit Suisse First Boston и сделал предложение о покупке. Он проиграл, был крайне недоволен и решил свести счеты. Его СМИ, наряду с некоторыми другими, начали пристальнее изучать дела чиновников-реформаторов, которых они прежде поддерживали. "С этого момента, - говорит Гусинский, - у наших СМИ никогда больше не было запретных зон. Журналисты неожиданно поняли, что у них не может быть друзей". В результате у Гусинского появилось много врагов. 
Одним из них стал молодой экономист, сторонник свободного рынка, Альфред Кох, который в то время возглавлял российское приватизационное ведомство, а стало быть руководил процессом продажи "Связьинвеста". Он потерял работу, против него было возбуждено уголовное дело - в СМИ появилась информация о коррупции среди ведущих российских реформаторов. В частности, сообщения о том, что Кох получил в качестве предоплаты $100 000 за книгу, опубликовать которую собиралось издательство, близкое к компании, победившей на аукционе. Кох, написавший книгу, утверждает, что ничего противозаконного не совершал. 
Летом прошлого года Кох вышел на новую работу. Российская газовая монополия назначила его главой "Газпром-Медиа", одного из главных виновников нынешних бед Гусинского. В настоящее время "Газпром-Медиа" принадлежат 46% НТВ. Кох говорит, что хочет получить еще над 19%, в результате чего "Газпром-Медиа" укрепил бы свое влияние над телеканалом. 4,5% НТВ принадлежат Capital Research & Management, подразделению лос-анджелесской Capital Group Cos. В собственности самого "Медиа-Моста" осталось 39% незаложенных акций. 
Кох утверждает, что им движут экономические, а не политические интересы. "Мы видим, что Гусинский управляет компанией не в интересах акционеров, не в наших интересах... а в своих личных интересах. Где наши яхты? Где наши самолеты?, - говорит он. - Мне не нравится Гусинский. Не думаю, что я ему нравлюсь". 
По его словам, несколько недель назад он говорил с находящимся в Испании медиа-магнатом по телефону и напомнил ему о том, как в 1997 г. сам пострадал от рук прокуратуры. "Это был очень интересный разговор", - рассказывает Кох. Гусинский "пожинает плоды того, что он сам посеял... Раньше ему нравилась [эта система], а теперь не нравится, потому что она обернулась против него самого". 
Разворот происходил в течение многих лет, но стал необратимым по всей видимости лишь в 1999 г. Осенью 1999 г., когда политические страсти разгорались в преддверии выборов, Гусинский пришел в московский Белый Дом, здание российского правительства, чтобы пообедать с тогда еще мало кому известным офицером КГБ, недавно назначенным премьер-министром. Гусинский сказал, что основной темой разговора была Чечня, на территорию которой только что вторглись российские вооруженные силы. Это была последняя встреча Гусинского с Путиным. 
Вскоре после этого государственный "Внешторгбанк" отказался продлить кредит в $62 млн. Затем компания, которая занималась всей рекламой на НТВ, неожиданно начала вместо этого обслуживать государственный телеканал. "Медиа-Мост" нашел деньги, чтобы расплатиться с "Внешторгбанком", но чуть позже объявил дефолт по кредиту CSFB, полученному под гарантии "Газпрома". 
В июле, когда Гусинский прибыл в Испанию на борту своего самолета "Гольфстрим", он уже сдался. За месяц до этого он ненадолго был посажен в тюрьму по обвинению в хищении государственного имущества при приватизации крохотной петебургской телестанции. Ему грозило более длительное заключение в российских тюрьмах, в которых процветает туберкулез, и он согласился на странную, но в то время секретную сделку. 
В обмен на обещание предоставить ему иммунитет, подписанное российским министром печати Михаилом Лесиным, медиа-магнат согласился продать свою империю "Газпрому" за $300 млн. и списание $473 долга. 
Однако, покинув территорию России, он передумал. "Я был заложником, - говорит Гусинский сегодня. - Если бы я не подписал это соглашение, моя голова оказалась бы на столе Путина гораздо раньше". 
Он разорвал сделку, сел на свой "Гольфстрим" и полетел искать поддержку и зарубежных инвесторов. В частности, Гусинский слетал в США, чтобы встретиться там с Тернером, создателем Cable News Network. Кроме того, он некоторое время провел с семьей на огромной яхте "Фортуна". 
В бой А в это время в Москве его враги бросились в атаку. Прокуратура, разгневанная тем, что ее вынудили закрыть дело, выдвинула новые обвинения, на это раз заявив, что "Медиа-Мост" предоставлял ложную информацию о своих активах, и выписала международный ордер на арест. Налоговые власти обратились в суд, требуя объявить НТВ и другие подразделения холдинга несостоятельными и ликвидировать их. 
Кох начал новые переговоры с целью заставить "Медиа-Мост" платить долги - или отдавать активы. Согласно соглашению, подписанному в ноябре, акции 24 подразделений "Медиа-Моста" передавались газовой монополии, чтобы погасить задолженность перед CSFB, по которой был объявлен дефолт, а Deutsche Bank AG поручалось попытаться найти "международно признанного стратегического или портфельного инвестора", который согласился бы купить 25% акций НТВ, самого ценного актива "Медиа-Моста". Но эта сделка тоже очень быстро была разорвана - возникли споры по вопросу о том, кто будет держателем акций - в число которых попадали 19%, отданные под залог - до продажи. 
Отношения между сторонами испортились настолько, что даже самые обычные вопросы быстро становятся причиной жесткой конфронтации. Недавно, когда семнадцатилетний Алексей Киселев, сын одного из руководителей НТВ, известного телеведущего, попытался сесть на самолет НТВ и вылететь в Испанию вместе со своей беременной женой, охранники остановили его на паспортном контроле. После напряженных переговоров с адвокатом "Медиа-Моста" пара все-таки попала на борт. В ходе скандала появился неуклюжий охранник "Медиа-Моста", который разбил огромное стекло в зоне VIP, что привело к очередной перепалке. Сотрудники аэропорта вызвали свидетелей. Снова потребовалось вмешательство адвоката. 
В своих публичных выступлениях Путин старается быть над схваткой, утверждая, что судьба Гусинского - дело правоохранительных органов. Однако при этом он в очень враждебных тонах угрожал "дубиной" магнатам, которые используют СМИ для того, чтобы "запугивать правительство" и пообещал "уничтожить все средства шантажа, которые можно было бы использовать против государства". 
Во вторник один из высокопоставленных помощников Путина, глава Совета безопасности Сергей Иванов, заявил, что Кремль приветствует планы пригласить в "Медиа-Мост" иностранных инвесторов, но инвесторы не должны просить каких-либо гарантий. "Предположим, мы покупаем пакет акций CNN. Можем ли мы просить гарантий у Буша?" - сказал он. Гусинский, Малашенко и другие помощники внимательно анализируют все заявления Кремля, пытаясь понять его истинные намерения в отношении возможной сделки с Тернером. 
Обдумывая происходящее "С одной стороны, мне кажется, что Путин поддерживает этот шаг. С другой стороны, вокруг него есть люди, особенно Федеральная Служба Безопасности и прокуратура, которые считают Запад врагом. С их точки зрения появление западного инвестора в [российских] СМИ - это тоже самое, что приземление [Матиаса] Руста на Красной площади", - сказал он, вспоминая, как в 1987 г. немецкий подросток преодолел силы противовоздушной обороны Советского Союза на одномоторном самолете "Сессна". 
Недавно Гусинский говорил по телефону с Кохом, который в то время отдыхал во Французских Альпах. Он попросил своего старого врага отказаться от своей угрозы обратиться в суд с требованием отдать под его контроль 19% НТВ, переданные "Газпрому" в качестве залога, поскольку это может помешать попыткам найти иностранного инвестора. По словам Гусинского, Кох закончил разговор ничего не значащим "я подумаю об этом". 
Через несколько дней Кох вернулся в Москву, поговорил с Дмитрием Медведевым, председателем совета директоров "Газпрома", высокопоставленным кремлевским чиновником и петербургским приятелем Путина. Решение: "Газпром" непременно должен обратиться с этим требованием в российские суды. Кох утверждает, что "Газпром" тоже хочет найти иностранных инвесторов, но прежде всего намерен защищать свои собственные крупные инвестиции и получить контроль над НТВ. 
Соответствующий иск был подан в начале прошлой недели, сразу же после того, как Тэйлор Глоувер, представитель Тернера, сотрудник офиса Merrill Lynch & Co. в Атланте, прибыл в Москву, чтобы провести безуспешные переговоры с Медведевым. 
На следующий день НТВ праздновало свой день рождения. В московской гостинице "Метрополь" была организована пышная вечеринка. Путин и его ближайшие помощники были приглашены принять участие в праздновании, но не пришли. Кох пришел и вместе с адвокатами и сотрудниками НТВ участвовал в церемонии разрезания торта. "Я дал ему только маленький кусочек, - сказал глава НТВ Евгений Киселев. - Мне кажется, он хочет больше". "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации