Российский олигар Владимир Богданов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::24.01.2007

Тайники "Сургута"

Более 70% акций компании могут принадлежать 23 юрлицам

Екатерина Дербилова, Елена Мазнева

Фото: Д. Гришкин

Генеральный директор ОАО "Сургутнефтегаз" Владимир Богданов

Ведомостям” удалось обнаружить целое созвездие фирм, партнерств и фондов, связанных с “Сургутнефтегазом” — либо учрежденных им, либо управляемых его менеджерами, включая Владимира Богданова. Общие финансовые вложения этих организаций на конец 2005 г. достигали почти 1 трлн руб., а стоимость этих финансовых вложений менялась пропорционально росту капитализации самого “Сургутнефтегаза”. Эксперты считают, что этим фирмам могли принадлежать 72% акций “Сургутнефтегаза”.

Сургутнефтегаз” — четвертая по объему добычи нефтяная компания России, в 2006 г. добыла 65,5 млн т нефти. Выручка за девять месяцев 2006 г. — 389,8 млрд руб., чистая прибыль — 74,2 млрд руб., капитализация — $51,63 млрд. 

Главный пакет

Чтобы увеличить схему, нажмите на нее мышкой

Чтобы увеличить схему, нажмите на нее мышкой

Информация о владельцах “Сургутнефтегаза” — тайна за семью печатями. Последний раз компания раскрывала эти данные в начале 2003 г. — тогда НПФ “Сургутнефтегаза” принадлежало 8,1% акций. До середины 2002 г. среди акционеров ОАО “Сургутнефтегаз” значилась его “дочка” — НК “Сургутнефтегаз” с пакетом 36,7% акций (42,1% голосов). Но в 2003 г. НК была реорганизована в ООО “Лизинг-продакшн”, которого в собственниках “Сургута” уже не было. Тогда владельцы контрольного пакета акций “Сургута” спрятались за четырьмя номинальными держателями, а по последнему отчету компании на 30 сентября 2006 г. 6,9% ее уставного капитала находилось в номинальном держании “ИНГ Банк (Евразия)”, 0,3781% (0,4544% голосующих акций) принадлежало менеджерам. Тем не менее эксперты уверены, что контроль над компанией сосредоточен в руках менеджмента во главе с гендиректором Владимиром Богдановым.

Неожиданно “Ведомости” обнаружили, что нефтяник и его команда руководят не только “Сургутом”. По данным Единого государственного реестра юридических лиц (ЕГРЮЛ), в апреле 2006 г. Богданов возглавил девять некоммерческих партнерств. Все НП были созданы в июле 2002 г. “дочкой” “Сургутнефтегаза” ООО “Инвест-Защита” и ОАО “Риэл” (см. схему 1 на стр. Б2). Вклад “Инвест-Защиты” в каждое НП составил 10 000 руб., “Риэла” -1000 руб. Все НП зарегистрированы в Сургуте или Сургутском районе и занимаются финансовым посредничеством. Для всех компаний в ЕГРЮЛ указан один телефон. Звонок по нему привел в “Сургутнефтегаз”. Ответивший сотрудник предположил, что номер в данных ЕГРЮЛ указан ошибочно.

Некоммерческие партнерства, которыми руководит гендиректор “Сургутнефтегаза”, в 2003-2005 гг. ворочали огромными деньгами. “Ведомости” изучили их балансы за эти годы, опубликованные в базе данных “СПАРК-Интерфакс” со ссылкой на Госкомстат. Все девять НП в начале 2003 г. были “пустышками”, не имевшими прибыли. Зато в 2003 г. ситуация изменилась. По итогам года НП в сумме получили 263 млрд руб. чистой прибыли, а их долгосрочные финансовые вложения превысили 271 млрд руб. В 2004 г. долгосрочные финансовые вложения партнерств выросли еще на 18,9% (до 323 млрд руб.), в 2005 г. — еще на 52% (491 млрд руб.) (см. таблицу). Для сравнения: долгосрочные финансовые вложения самого “Сургутнефтегаза” на конец 2005 г. составляли 114,3 млрд руб.

Долгосрочные финансовые вложения — это строка, в которой указываются вложения в ценные бумаги, акции, вклады в уставные капиталы других организаций или выданные займы, говорит гендиректор аудиторской компании “Старовойтова и партнеры” Елена Старовойтова. Интересно, что финансовые вложения некоммерческих партнерств, которыми руководил Богданов, росли с той же скоростью, что и капитализация “Сургутнефтегаза”. На 30 декабря 2004 г. его стоимость выросла на 20% по сравнению с данными на 30 декабря 2003 г., а на 30 декабря 2005 г. — еще на 54%. Старовойтова полагает, что совпадения в росте вложений и капитализации могут указывать на то, что на балансе НП значатся именно акции “Сургутнефтегаза”. Отличие в изменении пропорций может быть из-за того, что неизвестно, сколько у каждого юрлица было обыкновенных, а сколько привилегированных акций, чьи котировки менялись по-разному.

Как указано в балансах, в 2004-2005 гг. все девять НП получили существенные “доходы от участия в сторонних организациях” — в общей сложности 2,12 млрд руб. за 2004 г. и 6 млрд руб. за 2005 г. Это могут быть дивиденды на принадлежащие им пакеты акций (обычно в балансах они отражаются за вычетом налога на дивиденды — 6% в 2004 г. и 9% в 2005 г.), считают опрошенные “Ведомостями” бухгалтеры. Если предположить, что речь идет именно об акциях “Сургутнефтегаза”, то, исходя из суммы дивидендов и долгосрочных финансовых вложений, можно посчитать, сколько акций могло бы быть на балансе всех девяти НП. По расчетам “Ведомостей”, в 2005 г. там бы находилось 36,73% от общего числа акций “Сургута”, в том числе 41,8% голосующих. Почти в точности такой пакет до середины 2002 г. указывала на своем балансе НК “Сургутнефтегаз”, реорганизованная в ООО “Лизинг-продакшн”.

Но это еще не все. Богданов был президентом страхового фонда “Социальная защита”, финансовые вложения которого на конец 2005 г. равнялись 55,5 млрд руб. Если предположить, что и в этом случае речь идет об акциях “Сургутнефтегаза”, эта сумма соответствует пакету в 4,12% от уставного капитала. Запрос “Ведомостей”, направленный в приемную Богданова, остался без ответа.

Удобная форма жизни

Некоммерческие партнерства, которыми руководит Богданов, — крайне удобная форма существования юрлица. Они не делятся с учредителями деньгами и имуществом. “По правилам бухучета финансовая отчетность НП обычно не консолидируется в отчетность их учредителей, так как учредители не имеют права распоряжаться экономическими выгодами, заработанными НП”, — утверждает партнер Deloitte Вадим Сорокин.

Само некоммерческое партнерство, по словам управляющего партнера AST Legal Анатолия Юшина, может подарить свое имущество, а учредители НП не имеют прав на имущество партнерства. Имущество, переданное НП, является собственностью партнерства, но его учредители могут выйти из организации вместе со своим вкладом, но не с доходами партнерства целиком, продолжает партнер коллегии адвокатов “Гриднев и партнеры” Ян Дасгупта. Зато директор НП может распоряжаться активами организации почти бесконтрольно — в законе нет ограничений на размер совершаемых НП сделок, говорит Юшин.

Не ясно, как богдановские НП с крошечным уставным (по 11 000 руб.) капиталом стали владельцами гигантских активов. В отсутствие информации о движении денежных средств НП сложно понять источник финансирования сделанных приобретений, разводит руками Старовойтова. На основании имеющейся информации — отсутствие выручки, уставный капитал каждого НП в 11 000 руб. и отсутствие обязательств после возникновения финансовых вложений — она сделала предположение, что активы были получены безвозмездно.

Братство кольца

Ведомостям” удалось обнаружить еще одну цепочку фирм, созданных родственными “Сургуту” структурами, которая, возможно, приводит к владельцам акций нефтяной копании на конец 2005 г. В основе схемы — семь компаний, одна из которых (ООО “ИК “Киас”) еще в 1997 г. была учреждена структурами “Сургутнефтегаза”. Каждая из этих фирм владеет долей в шести оставшихся по принципу “кольца” (подробнее см. врез и схему 2). Через прослойку из 14 некоммерческих партнерств схема приводит к четырем ООО — “Фееринг”, “Кринум”, “Каладиум” и “Валлота”. Все четыре созданы в один день — 20 ноября 2003 г., все они находятся в разных поселках сельского типа Сургутского района ХМАО. В “СПАРК-Интерфакс” указан один и тот же номер телефона. Звонок по этому номеру привел в “Сургутнефтегаз”. И только отраслевая принадлежность у компаний разная: одно из них предоставляет услуги по монтажу, ремонту и техобслуживанию оборудования, другое производит уборку и чистку производственных жилых помещений, третье занимается зрелищно-развлекательной и спортивной деятельностью, четвертое исследует конъюнктуру рынка.

В балансе этих четырех ООО за 2003 г. они указали долгосрочные финансовые вложения в размере от 22,5 млрд руб. до 30 млрд руб. — в сумме 106 млрд руб. В 2004 г. у каждой из ООО долгосрочные финансовые вложения увеличились ровно на 18,4%, в 2005 г. — на 51,24%.

В свою очередь акционерами “Сургута” могут быть и семь некоммерческих партнерств из этой цепочки, учрежденных компаниями “кольца”. Их финансовые вложения на конец 2004 г. достигали 104 млрд руб., 2005 г. — 157,3 млрд руб. Это соответствует пакету акций “Сургутнефтегаза” в 11,64% от уставного капитала, или 14,19% “голосов” (на конец 2005 г.).

Все вложения, которыми располагает цепочка, находятся в надежных руках. Ведь руководят этими компаниями и партнерствами ключевые менеджеры “Сургута” — главный бухгалтер “Сургута” Михаил Глоба, первый заместитель начальника финансового управления компании Валентина Комарова, начальник планово-экономического управления компании Светлана Кукотина, глава правового управления Людмила Логиновская, а также три зама гендиректора “Сургута” — Валерий Татарчук, Владимир Ашихмин и Владислав Баранков.

Кстати, Ашихмин и Татарчук управляют еще двумя организациями, на балансах которых в 2005 г. фиксировались крупные суммы, — НП “Эгида” и фондом “Оплот”. По данным “СПАРК-Интерфакс”, “Оплот” был учрежден НПФ “Сургутнефтегаз”, “Эгида” — тем же НПФ, ОАО и НК “Сургутнефтегаз”. Величина долгосрочных финансовых вложений этих компаний на конец 2005 г. соответствует около 5,37% акций (6,48% голосов) “Сургутнефтегаза”.

Запросы Татарчуку и Ашихмину остались без ответа. В приемной Глобы сообщили, что тот находится в отпуске, а Комарова и Кукотина категорически отказались от комментариев. С Логиновской и Баранковым связаться не удалось. “Мы не имеем никакого отношения к "Сургутнефтегазу" и не в курсе финансовых вложений, созданных нашей компанией НП”, — заверила вчера “Ведомости” заместитель гендиректора ОАО “Риэл” (одна из компаний “кольца”) Ольга Андреева (по совместительству — заместитель главного бухгалтера “Инвест-Защиты”).

Полный контроль

Всего в поле зрения “Ведомостей” оказались 23 юридических лица, которые в конце 2005 г. могли быть владельцами 71,92% акций (84,4% голосующих акций) “Сургутнефтегаза”. Правда, есть вероятность, что на балансе ООО и учредивших их НП отражаются вложения в одни и те же акции — ООО отражают непосредственно акции, а НП — свои вложения в эти ООО. Впрочем, опрошенные “Ведомостями” аудиторы говорят, что по правилам российского бухгалтерского учета “двойного счета” быть не должно.

Если все эти юрлица действительно были или остаются собственниками, “Сургутнефтегаз” не обязан раскрывать эту информацию в отчетности — благодаря сложной структуре и тому, что на каждую из организаций приходилось менее 5% акций. А еще нефтяная компания формально избавилась от перекрестного владения собственными акциями, так как переложила бумаги в некоммерческие организации, учредители которых не имеют прав на их имущество, отмечает Анатолий Юшин.

Если исходить из указанных сумм, то Владимир Богданов, возглавивший в 2006 г. партнерства и фонд “Соцзащита”, контролировал 47% голосующих акций “Сургута”, а его менеджеры — около 37%. А вот следов нефтетрейдера Геннадия Тимченко, которого некоторые участники рынка считают конечным владельцем примерно 25% акций нефтяной компании, в этой схеме нет вовсе. Впрочем, с тех пор структура собственности “Сургута” могла сильно измениться — насколько, станет ясно из отчетности за 2006 г., заключает Анатолий Юшин.

(В подготовке материала участвовали Борис Сафронов, Ольга Петрова.)

Кольцо “Сургутнефтегаза

Начало цепочке положено в 1997 г. Тогда ОАО “Сургутнефтегаз”, его основной акционер НК “Сургутнефтегаз”, ЗАО “Сургутфондинвест”, ЗАО “Нефтьинвест”, ООО “Нефть-Консалтинг” (доли учредителей — 19,86%) создали инвесткомпанию “Киас”. А та, в свою очередь, создала 23 “дочки”, внеся в их уставные капиталы по номиналу 83 490 обыкновенных акций “Сургутнефтегаза” для каждой (все это указано в их проспектах первичной эмиссии). Всего набралось 2 млрд акций нефтяной компании, или 8,4% ее голосующих акций на тот момент (6,4% от уставного капитала). У каждой из этих компаний в квартальном отчете до сих пор ограничиваются функции совета директоров и гендиректора по сделкам с акциями “Сургутнефтегаза” “в количестве более 0,05%” уставного капитала. Хотя, судя по их балансам, эти компании давно “пустышки”.

Между тем с конца 1999 г. “Сургутнефтегаз” формально уже не имел отношения к “Киасу” и его “дочкам”: пять из них поровну выкупили доли инвесткомпании. А затем каждая купила по 15,91% других “сестер”, и структура полностью “закольцевалась”. Уже с новой структурой компании “кольца” учредили в 2002 г. 15 некоммерческих партнерств. У семи из них финансовые вложения в 2003-2005 гг. как раз и насчитывали десятки миллиардов рублей. А 14 НП из общего списка еще и выступили учредителями четверки ООО с теми же многомиллиардными вложениями.

Всеми компаниями “кольца” и его “дочек” руководят только менеджеры “Сургутнефтегаза” и подконтрольных ему структур, вплоть до вчерашних студентов, инженеров второй категории и прочих сотрудников “Сургута”. Гендиректор “Киаса” Антон Молчанов — по совместительству начальник управления ценных бумаг “Сургутнефтегаза” — отказался от комментариев.