3,1 млн фунтов в пользу Светланы Лоховой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Сбербанк

Лондонское представительство Сбербанка на этой неделе оказалось в центре крупного скандала, связанного с половой дискриминацией. Россиянка Светлана Лохова подала в суд на Sberbank CIB за постоянные оскорбления, унизительные комментарии и общую нетерпимую атмосферу, вынудившую ее уйти в бессрочный неоплачиваемый отпуск. В банке обвинения категорически отрицают, заявляя, что Лохова таким образом пытается свалить на банк вину за собственные неудачи и неуживчивость с коллегами.

Россиянка отсудила у лондонского офиса "Сбербанка" более 3 млн фунтов

32-летняя Светлана Лохова была до определенного момента типичной представительницей класса молодых финансистов, чья карьера идет поступательно в гору. Дочь российского бизнесмена-судовладельца (по сообщениям британской прессы), Светлана окончила Кембридж, получив степени бакалавра истории и магистра европейских международных отношений. В 2000-е она работала трейдером в Morgan Stanley и Citigroup, занимаясь продажами бумаг с фиксированным доходом.

«Дочь минигарха на химии»

Изменения в худшую сторону начались в кризисном 2008 году, когда Лохова заступила на работу в лондонское представительство «Тройки Диалог», возглавив там отдел по продаже долговых обязательств. Пресс-релиз, приветствующий назначение Лоховой и других новичков, до сих пор висит на сайте Sberbank CIB, преемника «Тройки».

Спустя два года Светлана была вынуждена уйти с этой должности, приносившей ей ни много ни мало 120 тысяч фунтов стерлингов (около 180 тысяч долларов) в год, вероятно, без учета бонусов. Тогда она впервые объяснила свое решение моральными издевательствами и дискриминацией. По словам Лоховой, таким образом сотрудники подразделения мстили ей за отчет, раскрывший факты инсайдерской торговли, которой баловались некоторые ее коллеги, в том числе и из высшего руководства. Инвестбанк назвал ее поведение «неприемлемым».

Долго без работы Светлана не сидела — довольно скоро ее уговорили вернуться в ту же организацию, но теперь уже в отдел продажи акций. Руководство головной компании в Москве пообещало ей гарантированный щедрый бонус в 666 тысяч фунтов в год, и этого оказалось достаточно, чтобы молодая трейдерша забыла прежние обиды. Но и здесь Лохова удачи не снискала.

Дискриминационные иски против финансовых организаций подаются их сотрудницами достаточно часто. Пока что с переменным успехом: на один случай отсуживания кругленькой суммы приходится столь же громкий пример неудачи. Чаще всего удачно для банкирш заканчиваются дела, когда они отсуживают себе отобранные из-за беременности бонусы. В то же время обиды на сексистские комментарии и несправедливое, по мнению истцов, распределение обязанностей, как правило, судами не вознаграждаются. Хрестоматийным стал пример иска к японскому банку Nomura двух его сотрудниц, которые регулярно сталкивались с комментариями вроде «подите лучше пол помойте», а также назначением на переговоры с самыми трудными клиентами.

В минувшем апреле Светлана вновь ушла в бессрочный отпуск. Как следует из ее иска, атмосфера на работе стала нестерпимой. В лицо ей никто ничего не говорил, но через внутреннюю банковскую систему передачи сообщений в ее адрес отпускали самые нелестные эпитеты. «Сумасшедшая», «безумная», «больная на всю голову», «Миссис Пещерный Человек» — это из относительно невинного. Однажды ее шеф Дэвид Лонгмуир написал клиенту из компании по управлению активами: «Мы тут все дрожим в ожидании, когда заявится мисс Кокаинистка в облаке ядовитого дыма».

В другой раз, когда Лохова заявила, что намерена объехать из Москвы все региональные офисы на поезде, один из коллег посоветовал ей приобрести туристические ботинки и проделать весь путь пешком — только не забыть запастись «порошком для марша», то есть все тем же кокаином. Над предположительной хронической наркоманией Лоховой ее товарищи по работе регулярно насмехались в беседах как между собой, так и с клиентами, тем самым отбирая у нее всякую возможность нормально работать. В конце концов к ней прикрепилось выражение «дочь минигарха на химии», напоминающее о ее русском происхождении и отце-мультимиллионере (на современном русском и английском сленге «минигарх» означает рублевого миллиардера).

Апофеозом «шалостей» со стороны сотрудников отделения по продаже акций стало предложение Светлане съездить в Нигерию к племенным вождям, найти себе «правильного альфа-самца» и тем самым отдохнуть от рабочего стресса. «Эти большие черные мужики помогут тебе успокоиться», — посоветовали ей коллеги, когда она уходила в отпуск.

Невозможная для работы и жизни атмосфера продолжала окружать Светлану и за пределами офиса. Ее начальство в лице гендиректора британского филиала Sberbank CIB в Великобритании Паоло Дзамбони установило за ее домом пристальную слежку. Чем именно объяснялось такое решение неясно, известно, однако, что ее преследовали на улице в Канари-Уорф, где она живет, и даже подслушивали частные разговоры. Когда Светлана обнаружила, что за ней следят, она была настолько напугана, что обратилась в полицию.

Банки вне этики

4b4ea05073.jpg

Лохова настаивает, что оказалась жертвой половой дискриминации, поскольку была единственной женщиной в отделе. Размер ущерба, который она надеется взыскать со Sberbank CIB, составляет до 70 тысяч фунтов, и это без учета обвинений в дискриминации, по которым компенсация никак не ограничивается.

В лондонском подразделении Sberbank CIB все эти обвинения отрицают категорически. По словам представителя организации в суде Наоми Элленбоген, россиянка продемонстрировала грубое и неуважительное отношение к своим коллегам, непрофессиональное поведение и привычку «терять контроль всякий раз, когда обстоятельства складывались не в ее пользу».

Пресс-секретарь филиала Пол Марриотт также подчеркнул, что банк не намерен признавать свою вину. В распространенных документах указывается, что на момент возвращения в организацию Лохова занималась созданием собственной инвестиционной компании и не уведомила об этом свое начальство, что является грубым нарушением деловой этики в финансовом мире.

В то же время юристы Sberbank CIB признают, что комментарии Лонгмуира относительно наркомании Лоховой были неправомерны, поскольку никаких доказательств ее появления на работе в состоянии наркотического опьянения нет. Однако при этом оговаривается, что половая дискриминации тут ни при чем, а оскорбления делались исключительно из личной неприязни Дэвида к сотруднице.

История, как видно, достаточно запутанная, и правоту той или другой стороны сможет установить только детальное разбирательство в Лондонском трудовом суде. На первый взгляд, кажется маловероятным, чтобы россиянка могла вызвать всеобщую ненависть банковского офиса совсем уж беспричинно. С другой стороны, в последние годы банковские скандалы следуют буквально один за другим, и чаще всего они происходят почему-то именно в Лондоне.

Репутация «англосаксонской» финансовой системы изрядно подмочена — с недавних пор мы отлично знаем, что банкиры бывают достаточно нечистыми на руку, чтобы безудержно рисковать ради бонусов, обманывать начальство, подставлять подчиненных, подтасовывать ключевые ставки межбанковского кредитования, заочно хамить клиентам и пользоваться их неискушенностью в операциях со сложными ценными бумагами. В разоблачительных материалах и судебных исках недостатка нет.

С учетом такой невысокой щепетильности в моральных вопросах очень легко допустить, что финансисты просто затравили женщину из богатой семьи, которая по каким-то причинам и в самом деле могла быть достаточно неуживчивой. Другой вопрос, что половая принадлежность здесь, вероятно, имеет третьестепенное значение — на месте Светланы вполне мог оказаться и мужчина.

Ссылки

Источник публикации