Россия будет торговать оружием с Ираном

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Россия будет торговать оружием с Ираном

"Визит руководителя Ирана Мохаммада Хаттами в Москву дает реальную возможность серьезно улучшить российско-иранские отношения, особенно в области военно-технического сотрудничества, пребывавшие последние 10-12 лет в состоянии вполне очевидного застоя.

Объективных оснований и предпосылок для этого накопилось более чем достаточно, особенно сейчас, когда Россия официально заявила о выходе из секретного приложения к итоговому протоколу комиссии "Гор - Черномырдин" и активизировала свои официальные контакты и переговоры с иранским руководством. 
Намерение России возобновить всестороннее военно-техническое сотрудничество с Ираном уже вызвало крайне негативную реакцию со стороны США с обвинениями нашей страны в нарушении международных договоров и чуть ли ни в пособничестве мировому терроризму. Обвинения очень серьезные, но если разобраться, то к реальному положению вещей вряд ли имеющие отношение. Дело в том, что у Вашингтона с Тегераном давние счеты. Госдепартамент США так до сих пор и не простил Ирану захват в заложники сотрудников посольства США в этой стране в 1979 году, считает, что иранские спецслужбы продолжают поддерживать террористов, действующих против американских интересов в мире. Кроме того, ЦРУ полагает, что Иран близок к созданию ядерного оружия и средств его доставки. Все это, как считают в Вашингтоне, делает возможным строгие ограничения не только на торговлю обычными вооружениями, но и некоторыми видами гражданской продукции. Такой мерой был и пресловутый меморандум "Гор - Черномырдин" образца 1995 года. Заметим, весьма важные обязательства о том, что Россия завершит выполнение всех контрактов на поставку вооружений и боевой техники в Иран до 2000 года и будет воздерживаться от заключения новых, были оформлены втайне и скрыты от общественности. 
Как заявил Стране.Ru высокопоставленный чиновник в российском МИД, на этой договоренности Россию "поймали". Этот документ - "памятная записка" - был обычной для высокопоставленных политиков двух сверхдержав договоренностью, разновидностью протокола, где "для памяти" столбится какая-то договоренность: "В целях того-то и того-то стороны договорились...". Особенностью "обычного" протокола стало то, что он был выполнен в рамочном статусе, что не характерно для подобных документов. "Рамочный" статус означает, что соглашение носит форму обязательства. Но в то же время по названию "меморандум" там нет никаких обязательств. Хоть и подписана она была в ходе одного из заседаний руководителями российско-американской межправительственной комиссии по экономическому и научно-технологическому сотрудничеству, больше известной как комиссии "Гор - Черномырдин". 
Более того, российские обязательства оказались "прописанными" более четко, чем американские, оставшиеся в более общем виде. По мнению источников, американцы, попросив нас подписать такой документ, мыслили шире, чем российская сторона в тот конкретный момент. Возможно, мы считали, что все это быстро лопнет, справедливо полагая, что нельзя поднять весь мир против одной страны, в данном случае - Ирана, в угоду другой стране - США. По некоторым данным, высшее руководство России пошло на такие самоограничения и заведомые финансовые потери под давлением администрации Клинтона, предложившей Москве целый ряд "льгот", например, кредиты МВФ и других международных финансовых институтов, где США имеют решающее право голоса. И которые эта страна, собственно, и контролирует (достаточно только сказать, что штаб-квартиры этих организаций расположены в США). 
Россия выполняла взятые обязательства и самоограничения, исправно завершая поставки оружия в Иран по уже подписанным контрактам и не заключая новых (все они, кроме того, происходили в строгом соответствии с международными договорами, касающимися нераспространения оружия массового поражения, ракетных технологий и так далее). Чего, однако, нельзя сказать о Соединенных Штатах. По имеющимся данным, одним из пунктов меморандума была договоренность следующего характера. Раз уж Вашингтон не хочет, чтобы Москва продавала оружие Тегерану и не заключала новых контрактов с этой страной, то США в целях компенсации российских потерь будут помогать продвижению российского оружия на другие рынки, в том числе и заинтересованных стран НАТО. Этого не только вообще не произошло, но на деле обернулось против России. Вспомним хотя бы историю поставки комплексов С-300 на Кипр, сотрудничество России в сфере ВТС со странами Восточной Европы или грозные протесты госдепартамента и Пентагона в отношении продажи некоторых видов вооружения Китаю и Индии. Вашингтон по-прежнему продолжает открыто навязывать свое оружие и в тех случаях, когда страна - потенциальный покупатель видит и понимает, что российская техника лучше, надежней и дешевле. Последний пример такого "соблюдения" договоренностей - тендер на поставку и организацию лицензионного производства 145 ударных вертолетов в Турции. Россия в нем предлагает не имеющий в мире аналогов вертолет Ка-50-2 "Эрдоган" в пакете с фактическим созданием в Турции собственной вертолетостроительной базы. Анкара же, как говорится, "по политическим мотивам" все же отдает в конкурсе приоритет американскому вертолету "Кинг Кобра", в кулуарных разговорах отмечая, что "российская машина превосходит американскую". 
Естественно, что Россия только на таких примерах теряла огромную, исчисляемую в миллиардах долларов, экономическую выгоду. Поэтому в последнее время перед руководством России встал вопрос: что мы проигрываем и что мы выигрываем от сотрудничества с Ираном? 
Проигрываем мы, безусловно, в том, что отношения с США, и без того далеко не безоблачные, еще более осложнятся в связи с выходом Москвы из этого документа и полномасштабным сотрудничеством с Ираном в военной и ядерной сферах и по многим другим направлениям, чему так противятся в Вашингтоне. Хотя выход Москвы из обязательств меморандума "Гор - Черномырдин" формально и оправдан тем, что Вашингтон "в пылу" предвыборной борьбы разгласил конфиденциальные данные, содержавшиеся в этом документе. 
Вместе с тем, поддержав введение ООН под давлением США и их ближайших союзников торгово-экономических, политических, военных международных санкций, в частности, против Ирана, Москва фактически принесла свои национальные интересы в жертву ложным ценностям и ошибочным ориентирам. Трудно сказать, чем руководствовался тот же Виктор Черномырдин, подписывая в 1995 году, в частности, пресловутый меморандум. Вероятно, надеждой, что Запад оценит эти действия "по достоинству". Но как все это оценил Запад в стратегическом плане, сегодня хорошо известно - он воспринял уступки России как признак слабости и возможности в дальнейшем при принятии стратегических решений не считаться с мнением и не учитывать интересы Москвы. Что позже подтвердил и иракский "Лис в пустыне", и бомбардировки Югославии, и многое другое. 
Тем не менее для Москвы ее отношения с Тегераном все это время не были плохими. Все эти годы иранская сторона своей политикой и практическими делами не давала России никаких серьезных поводов для беспокойства. Не давала потому, что в сложившейся геостратегической ситуации видела в России единственно возможного потенциального партнера и где-то даже союзника и хотела, чтобы и Москва с таких же позиций смотрела на свои отношения и дела с Тегераном. Но в высших российских политических сферах, где, в общем, всегда присутствовало понимание наличия объективных предпосылок и условий для развития взаимовыгодных отношений России с Ираном, все же не решались ответить Тегерану полной взаимностью. Только лишь потому, что опасались грозного окрика из Вашингтона. Ведь основные препятствия на пути расширения российско-иранских отношений и сотрудничества находились до последнего времени, главным образом, в политико-стратегической сфере. 
Политика России на иранском направлении находится под пристальным вниманием Запада, особенно США, которые не смирились с утратой своих позиций в Иране и рассчитывают на возвращение в эту страну. Именно поэтому на российско-американских встречах на высоком уровне и в ходе других переговоров не было более постоянной темы, чем обсуждение все новых и новых данных американской стороны об "иранской угрозе" и, соответственно, аргументов в пользу необходимости для России избегать сотрудничества с Ираном в таких "чувствительных" для США сферах, как военно-технические связи, научно-технические обмены, ракетно-космические проекты, подготовка иранских специалистов соответствующих профилей в российских учебных заведениях и научных центрах и т.п. Ряд российских высших учебных заведений, в которых обучались иранцы, и научно-исследовательских институтов, поддерживавших связи с иранскими коллегами, оказались под прессом американских санкций. Дело доходило даже до смешного с точки зрения логики - официальный Вашингтон объявлял санкции против отдельных людей. Так, этому "наказанию" был подвергнут ректор Балтийского государственного технического университета (бывший "Воентех") в Санкт-Петербурге Юрий Савельев. При этом, несмотря на то, что Иран для США - страна-изгой, Вашингтон сам находит смелость предлагать ему свое сотрудничество в таких сферах, как ядерная. Одной из самых больных для США тем в последние годы является строительство при непосредственном участии России атомной электростанции в Бушире. США считают, что тем самым Иран получает ядерные технологии, которые могут быть использованы для создания собственного ядерного оружия. Москва это отрицает, указывая на сугубо гражданский аспект объекта. При этом, как неоднократно сообщалось, Вашингтон предлагал Ирану построить на его территории свою АЭС. И продолжает строительство двух реакторов подобного же с Буширской АЭС типа в Северной Корее - стране явно не находящейся в дружественных отношениях с США. 
Несмотря на возможное осложнение отношений с США, Россия от сотрудничества с Ираном все-таки больше выигрывает, чем проигрывает. 
Из государств дальнего, да и ближнего зарубежья на Южном стратегическом направлении Иран является едва ли не единственной страной, сумевшей в условиях беспрецедентного давления со стороны США и других стран Запада сохранить реальную независимость своего внутри- и внешнеполитического курса, контроль над своими природными ресурсами и обеспечить выживаемость национальной экономики. Нельзя забывать о том, что Иран - крупная региональная держава, которая получила опыт и извлекла определенные уроки из ирано-иракской войны, многое изменила у себя, в том числе и в военно-политическом устройстве государства. При этом в Тегеране понимают, что будущее их развитие во многом связано с Россией. Более того, Иран считает Россию одним из немногих своих союзников. И надо сказать, что Иран уже помогает России, к примеру, не допустив раздела Каспийского моря так, как предлагал Азербайджан. Москва и Тегеран имеют также практически идентичную точку зрения на многие региональные проблемы, в частности, на ситуацию в Афганистане. Иран официально выступает против размещения на своей территории "чеченских" структур - центров подготовки, к примеру, которые имеются на территории многих исламских государств. 
Кроме того, сегодня у России и Ирана есть целый ряд очень близких или совпадающих интересов как на региональном геополитическом уровне, так и в сфере двухсторонних отношений. В геополитическом отношении близость или совпадение интересов России и Ирана предопределены прежде всего похожестью геополитических ситуаций, в которых оказались на данном историческом этапе обе страны. Они не имеют на своих границах надежных союзников. Россия и Иран являются объектами повышенного внимания ведущих государств мира, стремящихся сузить сферу влияния Москвы и Тегерана на Юге, объявленном зоной жизненных интересов США и Запада в целом. Россию и Иран, по-видимому, в одинаковой степени беспокоит развитие некоторых геополитических процессов в "буферной" зоне (Закавказье и Центральная Азия), ведущих к усилению в ней позиций и влияния западных стран, Турции и Китая. России и Ирану практически в равной мере угрожают планы расширения военно-политического блока НАТО на Восток и расширение связей и сотрудничества блока со странами Закавказья и Центральной Азии в рамках программы НАТО "Партнерство ради мира". Для национальных интересов как России, так и Ирана существуют также примерно одни и те же источники угроз. Среди них - угроза территориальной целостности государств от деятельности поддерживаемых извне сепаратистских и националистических сил; постоянное военное присутствие западных государств в Южной зоне и активное использование Западом военной силы для обеспечения своих стратегических интересов в регионах Ближнего и Среднего Востока. Не менее серьезное беспокойство в Москве и Тегеране вызывает также и активное, масштабное внедрение западных транснациональных корпораций, в первую очередь нефтяных, в экономику новых независимых государств Закавказья и Центральной Азии. 
Одну из основных ролей в расширении российско-иранского сотрудничества может сыграть область военно-технических связей двух стран. Большой интерес Ирана к налаживанию стабильного сотрудничества в этой области с Россией известен. Тегеран - один из самых перспективных клиентов российской "оборонки" и занимает устойчивое место в российском экспорте оружия. Между Россией и Ираном было подписано четыре межправительственных договора о поставках обычных вооружений. Кроме того, между нашими странами существует договор о сотрудничестве в гражданской ядерной сфере. Предполагалось, что Россия фактически полностью перевооружит вооруженные силы Ирана, наладит этому государству собственную оборонную и ядерную промышленность. До вступления в силу меморандума "Гор - Черномырдин", заблокировавшего переговоры с Ираном в сфере ВТС, Москва успела поставить этой стране, как сообщалось, минимум два полка, укомплектованных истребителями МиГ-29 и бомбардировщиками Су-24, три дизельные подводные лодки проекта 877ЭКМ ("Кило" по классификации НАТО), включая береговую инфраструктуру для их обслуживания, несколько дивизионов зенитно-ракетных комплексов С-200ВЭ. В рамках российско-иранского соглашения осуществляется лицензионное производство в Иране 1000 танков Т-72С и 1500 боевых машин пехоты БМП-2 (уже собрано 226 танков и 192 БМП), противотанковых управляемых ракет "Корнет". 
С подписанием меморандума "Гор - Черномырдин" Россия также обязалась прекратить поставки запчастей к закупленной Ираном ранее российской боевой технике, которые должна была поставлять до 2011 года. Только такие поставки, по некоторым данным, ежегодно, стабильно, а главное - в валюте (с Ираном мы торгуем оружием преимущественно за СКВ, без бартера и встречных поставок), приносило бы в казну дополнительно 150-200 миллионов долларов. 
При этом Иран, как и Китай, относится к тем странам, которые хотят приобретать в России самое современное оружие. В Иране разработана программа модернизации национальных вооруженных сил на период до 2010 года, в рамках которой намечено оснастить их современными видами вооружений и военной техники. В целях выполнения данной задачи иранское руководство заинтересовано в приобретении в России различных видов продукции военного назначения. В частности, Тегеран готов закупить у России танки (до 450 единиц), боевые машины пехоты (250 единиц), вертолеты (более 60 машин), а также различные артиллерийские системы (РСЗО "Смерч" и "Ураган"), средства ПВО, с помощью которых Москва фактически может создать Ирану полноценную систему ПВО (С-300ПМУ-1, "Бук-М1", ПЗРК "Игла"), самолеты Су-24, Су-27, МиГ-29, дизельные подводные лодки. Сегодня Тегеран, как сообщили информированные источники, заинтересован в приобретении у России новейших российских танков Т-90С, боевых кораблей, в частности, "москитного" флота с ракетным вооружением на борту, радиолокационных станций различных видов и другого вооружения. Вместе с тем Иран стремится создать на своей территории собственные крупные центры для производства оружия. Пока для нужд национальных вооруженных сил, а в перспективе - и для экспорта за рубеж. Объем иранского оружейного рынка для России некоторые эксперты оценивают в сумму до 8 миллиардов долларов. 
Естественно, столь масштабные возможности продвижения российского оружия на богатый рынок Ближнего Востока вызывают постоянное недовольство у тех же США. Отметилась на этом направлении и новая администрация США. Совсем недавно министр обороны США Дональд Рамсфельд подверг Россию беспрецедентной критике, открыто заявив, что, мол, "Россия нарушает договор о нераспространении ракетных технологий, поставляя их в Иран, Индию и Северную Корею". Иран указывался в контексте противотанковых "Корнетов". Однако глава Пентагона серьезно заблуждается, считая обычную противотанковую ракету не иначе, как возможным даже при существенной модернизации и так далее "средством доставки", например, для ядерной боеголовки. К тому же Россия твердо придерживается и всегда придерживалась международных договоров и соглашений в столь деликатной сфере, как ядерное и ракетно-космическое сотрудничество с другими государствами 
"
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации