Россия в осаде

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Россия в осаде

"Среди миллионов толкований Нострадамуса есть версия о трех антихристах, которые успеют посетить наш мир, прежде чем все кончится. Если верить знатокам зашифрованного текста, то двое уже “отметились” и даже могут быть идентифицированы — Наполеон и Гитлер. Третий же только на подходе, это будет “жестокий правитель с мусульманского Востока”.

     Жить по предсказаниям невозможно. Поэтому стоит ли на них обращать внимание? Опознать в Гитлере одного из любимых детей ада теперь может любой школьник. Появится ли новый Гитлер и как быстро человечество сумеет переварить его... Поживем — увидим. Но с чем спорить не приходится: “мусульманский Восток” зашевелился. Арабские страны буквально корежит внутренняя энергия. И следы этой дьявольской силы отзываются по всему миру: режимом талибов в Афганистане, захватом заложников на Филиппинах или взрывом на Бали. 
     Находясь в течение всего ХХ века на авансцене всемирной трагедии, наши люди изрядно подустали. Поэтому отчаянное желание “только не с нами” — естественно. При этом и чеченские события огромным большинством воспринимались как нечто сугубо местное, локальное, вызванное лишь распадом СССР и общей слабостью послереволюционной России. Международный аспект до последнего времени часто даже не принимался во внимание. Но это раньше. Сейчас рассматривать Чечню в отрыве от всего, что происходит в мире, не сможет даже самый поверхностный обозреватель. Как оценить главную составляющую чеченских событий: только как отечественную борьбу за сохранение остатков империи или же как “русский фронт”, открытый террористами? От ответа на этот вопрос полностью зависит стратегия и тактика нашей внешней и внутренней политики.
Арабские деньги
     Еще в начале 2000 года, встречаясь с журналистами в президентской библиотеке, Путин рассказал, казалось бы, о забавном факте. Листовки, которые распространяют ичкерийские “борцы за независимость”, оказались подстрочным переводом с арабского. Это те же листовки, которые раздаются жителям палестинских территорий. Причем слово “евреи” на слово “русские” заменяли при печати не всегда. Это, конечно, вызывает некоторую путаницу. Но заказчиков и потребителей это мало заботит. Да и вправду сказать, пришли эти листовки откуда-то с Аравийского полуострова. Не требовать же от тамошних пропагандистов индивидуального подхода. Для них зона приложения сил — весь мир...
     На это “листовочное” наблюдение накладывались и менее забавные примеры. Инструкторы по взрывному делу у чеченских боевиков тоже говорили на арабском. Вслед за первыми саудовцами, которых заметили еще в отряде Радуева при походе на Первомайское и Кизляр, появились колоритные талибы. В Лондоне в некоторых мечетях стали набирать добровольцев для чеченской кампании...
     Правда, как заметил еще Ильф, в любой войне главное — тыловое обеспечение. Так вот огромную часть финансовой поддержки террористов взяли на себя самые разнообразные мусульманские фонды, в основном имеющие корни в Саудовской Аравии.
     И во времена первой войны, и во время “независимости” 1996—1999 гг., да и сейчас специалисты выделяют три главных источника финансирования “борцов за свободу”. (Имеется в виду не просто масштабное воровство денег, а целенаправленное финансирование бандформирований.)
     Первый — воровство нефти и производство этилового бензина. Топливо брали прямо из трубы и чаще готовили из него дешевый бензин, который продавали. На короткий момент Басаев взимал прямую дань с России за “охрану” нефтепровода Баку—Новороссийск. Кстати, в это время нефть из трубы не откачивали — боялись. 
     Второй — захват и продажа заложников. Особый размах этот бизнес приобрел в годы “независимости”, и чемпионом был Бараев-старший. 
     Третий — помощь из арабских стран. Не случайно гражданин саудовского королевства йеменского происхождения Хаттаб так высоко поднялся в бандитской иерархии. Через него шли деньги полевым командирам.
     Сейчас ситуация несколько изменилась. Нефть реально воруют заметно меньше. Бизнес с отрубленными головами заложников, спасибо федералам, тоже переживает не лучшие времена. Иностранная помощь осталась единственной стабильной подпиткой. Хаттаб отправился в преисподнюю, но его место занял Абу-Валид. Когда-нибудь доберутся и до него, но появится следующий. Пока есть деньги — всегда найдутся те, кто их распределяет. 
     Политика Путина внутри Чечни направлена прежде всего на подрыв финансирования террористов. Поэтому так велики претензии к Грузии, через которую осуществляется связь с внешним миром. Правда, для того чтобы решить эту проблему, необходимо поработать и в Москве. Слишком много людей еще со времен Ельцина хорошо зарабатывают на крови. Не разобравшись с ними, невозможно перекрыть финансирование бандитов. Но это тема отдельной статьи. Как отдельно стоит поразмышлять и о том, может ли Чечня в принципе быть независимой. Зажатая с трех сторон Россией, а с четвертой — горами, республика всегда была дотационной. Как она сможет выжить самостоятельно? Ответ, наверное, знают только те, кто предлагает немедленно вывести войска...
Захват России
     Может жить Чечня самостоятельно или нет, посчитать совсем нетрудно. Гораздо важнее другой вопрос: Чечня борется только за свою свободу или все, что происходит на Тереке, — часть террористического наступления, целью которого является создание “мирового халифата” по образцу талибского Афганистана? 
     Если речь идет о борьбе за независимость, то для России нет большого смысла цепляться за Ичкерию. Это периферийный небольшой регион. С почти нулевой экономической привлекательностью. И платить за его сохранение в составе страны тысячами жизней — нерасчетливо. Дешевле создать вариант “китайской стены”.
     Если же дело не только в независимости, если Басаев рванул в, к морю, чтобы создать еще один плацдарм для атаки на “евреев и крестоносцев” (терминология идеологов джихада), то это совсем другое. Тогда сразу становится ясно, что замирить подобных “партизан” не удастся. Не получив отпора, они не удовлетворятся никакими уступками и пойдут “перебором к горлу”. И нужна им не маленькая Чечня, а Россия.
     И подобный план вполне реализуем, угроза ничуть не преувеличена. Мы ужасно слабы. Госаппарат развращен. Армия, спецслужбы в жутком состоянии. Большая часть бизнеса в случае опасности готова не биться за свою собственность, а смотаться на Багамы к заблаговременно припасенным миллиардам. В России существуют многомиллионные мусульманские народы, которые можно постараться “раскачать” ваххабитской пропагандой (что уже и происходит в Татарстане, Башкирии, Кабарде). Поэтому представить себе, что Россия сможет уверенно пережить теракт, подобный одновременной атаке на “близнецов”, Белый дом и Пентагон, — трудно. Если говорить прямо, Россия гораздо беззащитнее перед арабскими экстремистами, чем США. Расчет на то, что Россия — самое слабое звено в антитеррористической коалиции, хоть и примитивен, но не лишен смысла. Стена-то гниловата. Если ударить посильнее, то, может, и удастся привести к власти в Москве либо союзников, либо капитулянтов. Идти дальше, имея под рукой не только Ближний Восток и Пакистан, но и Россию, — гораздо сподручнее. Меньшей ценой умиротворить “борцов за независимость” не удастся. 
     Они, как инопланетяне, хотят предложить всему человечеству другую цивилизацию и уничтожить ту, которая их не устраивает. С Кавказа они начали только потому, что там существуют клановые общества, трудно поддающиеся тоталитарному давлению извне, но легко разлагаемые изнутри. Что и было исполнено “Аль-Кайедой”. Надеяться на то, что переговоры с Масхадовым остановят террор, может только очень наивный человек. Еще в первую войну террористы использовали Масхадова только как переговорщика. Все его мечты о самостоятельности умерли осенью 1999 года, когда он не смог спасти чеченский народ, зажатый между террористами и федеральными силами. Теперь Масхадов живет на деньги, которые ему выдают террористы за удачные записи “президентских” клипов. А люди, которые его охраняют, живы только потому, что Басаев еще не отдал приказ их уничтожить. Видимо, считает: так легче доказывать масхадовскую самостоятельность. 
Выбор
     Мы боремся за свое выживание — вот сущность нынешнего политического момента. Она стала абсолютно прозрачна после захвата “Норд-Оста”. А раз так, то все задачи нашей внешней и внутренней политики сразу становятся чрезвычайно конкретными. 
     Наши ресурсы ограничены. Значит, нам нужны союзники. Европа таким союзником быть не может. Она разложилась еще сильнее, чем перед Второй мировой войной. И нет такой капитуляции, на которую она бы не пошла, чтобы хоть на пять минут продлить свою жирную лево-социалистическую жизнь. Реальными союзниками могли бы быть США и Англия. Но они пока не спешат к нам с распростертыми объятиями. И хотя поворот в головах англосаксонских политиков все-таки происходит, но происходит очень медленно. 
     Впрочем, поддаваться на примитивные саддамовские разводки мы тоже не должны. Ведь “Всемирный исламский фронт против евреев и крестоносцев”, в просторечии известный как “Аль-Кайеда”, потому так и рассчитывает на успех в России, что здесь очень сильны советские традиции зависти и борьбы со всем миром.
     Но как бы ни складывались отношения между Россией и англоязычными народами, сейчас без всякой патетики пора вспомнить слова Александра III: “Единственные союзники России — армия и военно-морской флот”. 
     С армией многое понятно. Ее нынешняя боеспособность вызывает сомнения. Провести мобилизацию в России сейчас фактически невозможно. Переход Вооруженных сил на профессиональную основу в кратчайшие сроки — возможно, самая важная задача для правительства и президента. Если угодно, пушки не менее важны, чем масло.
     Сложнее дело обстоит со спецслужбами. Сам по себе факт захвата театрального центра — чудовищный провал общественной и государственной безопасности. И предание гласности результатов расследования причин этого провала обязательно, если мы хотим восстановить доверие к спецслужбам в целом, а не только к спецназу. Очевидно, что террористы уже в Москве подготовили оружие и снаряжение. Сами “шахиды” выглядели не просто упитанно, но и вполне холено. Видно, давно уже с гор спустились. Люди, которые ходили к ним, вспоминают, что некоторые из них были одеты в обувь “Прада”, у женщин-смертниц был маникюр. Значит, в Москве спецслужбами был не замечен пункт сбора (а может быть, несколько пунктов) террористов. Сейчас взрыв у “Макдоналдса” тоже приписывают людям Бараева. Но если это так, значит, они имели наглость брать “левые” заказы. Без стопроцентной уверенности в собственной безнаказанности так никто рисковать не будет. 
     Говорить о том, насколько важно террористам было не попасться ни разу во время всех своих перемещений по Москве, — даже смешно. И важно знать: были ли у них спецталоны, запрещающие досматривать транспорт, или же у них были проплаченные “крыши”, или все решали сто долларов для гаишников?
Спецслужбы, увлекшиеся бизнесом, растаможкой грузов, приватизацией независимых телеканалов, похоже, воспринимают борьбу с терроризмом как приложение ко многим другим приятным обязанностям. Чистка в них необходима. Если срочно не одуматься, то ситуация неизбежно придет к тому, что коррумпированные сотрудники спецслужб доживут на своих дачах, построенных на взятки террористов, до момента, когда за ними придет “шариатская безопасность халифата” и уберет за ненадобностью."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации