Россия подарила США $10 млрд.. Глазьев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Недавно мы опубликовали интервью Егора Гайдара — одного из главных идеологов экономической политики, проводимой российским правительством. И вот теперь «Версия» предоставляет возможность высказать противоположную точку зрения по тем же вопросам самому известному оппоненту политики кабинета Михаила Фрадкова доктору экономических наук, члену-корреспонденту РАН и лидеру избирательного блока «Родина» Сергею Глазьеву.

— Сергей Юрьевич, Гайдар утверждает, что на рубеже 2002—2003 годов появились признаки инвестиционного роста и есть надежда, что он не прекратится. Согласны ли вы с такой оценкой?

— Дело в том, что любые макроэкономические прогнозы сегодня сродни средней оценке температуры по больнице, где есть больные раком, больные гриппом, желтухой, судьба которых совершенно не зависит от средней температуры по больнице. Проводившаяся все эти годы экономическая политика фактически разделила российскую экономику на три относительно автономных сектора. Первый — ориентированные на экспорт сырьевые отрасли. Они самодостаточны, им хватает доходов для воспроизводства и для обогащения владельцев. Второй — тоже относительно благополучный — сектор охватывает естественные монополии и высокомонополизированные виды деятельности (электроэнергетика, металлургия, топливная промышленность, железнодорожный транспорт и связь, отчасти мясомолочная и хлебобулочная промышленность). Цены здесь существенно завышены вследствие злоупотребления доминирующим положением на рынке. Третий сектор — почти все отрасли машиностроения, сельское хозяйство, строительство, за исключением элитного, жилищно-коммунальные услуги, обрабатывающая промышленность — в целом работает в условиях жёсткой международной конкуренции на внутренний рынок и охватывает 80% производственного потенциала. Для этого сектора характерна крайне низкая рентабельность — значительная часть предприятий убыточны. При этом здесь мы видим загрузку примерно трети производственных мощностей: этот сектор сегодня не просто пребывает в состоянии застоя, идёт его прогрессирующее разрушение. Зарплата близка к прожиточному минимуму, и практически нет инвестиций...

— Какие перспективы у этих секторов?

— Совершенно разные. Если в первом рентабельность при первичном распределении доходов составляет свыше 100%, то рентабельность в машиностроении — 8%, сельском хозяйстве — 4%. Налоги эту диспропорцию немного нивелируют, но всё равно различия многократные. Но самое любопытное заключается в том, что источником сверхприбыли в первых двух секторах является не трудовой героизм и не предпринимательский гений, а банальное присвоение природной ренты, которая должна идти всему государству как собственнику недр, ещё один источник — злоупотребление монопольным положением на рынке.

А если возвращаться к средним оценкам, объём инвестиций в развитие нашей экономики примерно втрое ниже того уровня, который необходим для простого воспроизводства основного капитала, то есть говорить об инвестиционном росте не приходится. Восстановительный рост в экспортно-ориентированных отраслях заканчивается (они работают со стопроцентной нагрузкой производственных мощностей), а во внутренне ориентированных областях он ещё и не начинался. И при проводимой сегодня экономической политике правительства не начнётся.

— Недавно руководство России списало очередную часть наших долгов: по словам министра финансов Кудрина, из $10,5 млрд. мы простили чуть ли не $9,8 млрд. А сколько всего списано за последние 10 лет и насколько оправданны эти списания?

— Ещё в бытность Ельцина президентом Чубайс пролоббировал решение о присоединении России к Парижскому клубу, что совершенно противоречило нашим национальным интересам. Ельцин, не думая, подписал незаконный указ, несмотря на то что такого рода решения должны носить характер законов или международных соглашений, ратифицированных парламентом, поскольку они затрагивают доходы государства и его собственность. Так вот, согласно правилам Парижского клуба долги большинства слаборазвитых стран неоднократно списывались. Плата за «удовольствие» находиться в Парижском клубе составила для России уже $70 млрд. Подпись Ельцина обернулась для России потерей почти 90% кредитов, которые были предоставлены Советским Союзом развивающимся странам под закупку военной техники. Вот и сейчас никаких объективных причин списывать долги Ираку тоже нет, потому что, являясь крупнейшим обладателем нефтяных запасов, он может расплатиться по всем восстановительным программам в течение 2 лет. Спрашивается, зачем это было сделано? При ответе важно понимать, кому списали долги. Мы оказали помощь американскому марионеточному правительству, которое своей главной задачей считает выплату США компенсации за военные расходы. И решение о списании иракского долга — наш вклад в американскую военную авантюру в размере $10 млрд. Причём непонятно, за что. Может, за то, что американцы финансировали антирусскую избирательную кампанию на Украине? В общем, начав с выступлений против иракской авантюры, наш президент в конечном итоге сделал Россию её соучастником. Кремль признал оккупационную власть, расписался в своём полном бессилии и окончательно потерял лицо в арабском мире.

— Но в своё время Лондонский клуб тоже списал нам $ 10 миллиардов долга.

— Этот жест был номинальным. Россия фактически не платила по своим обязательствам, отчего их рыночная цена была около 10% от номинала и было бы гораздо дешевле самим скупить обесценившиеся обязательства. А после «списания» Лондонским клубом 30% мы стали платить, и их рыночная цена поднялась в несколько раз. То есть фактически это было не списание $10 миллиардов, а подарок $20 миллиардов тем, кто предусмотрительно успел скупить наши долги по дешёвке.

— А кто их скупил?

— Это были фирмы-однодневки небезызвестных олигархов, близких к Семье, например Романа Абрамовича. Пользуясь близостью к правительству, они сначала скупили долги за 10%, потом добились решения о реструктуризации, чем резко подняли долги в цене, а затем получили по этим бумагам 70% от их номинала.

— Российское правительство выплачивает иностранные долги, в том числе долги СССР, но практически совершенно не платит населению по вкладам в Сбербанк СССР...

— В мировой практике есть только два примера такого рода — оккупированные Германия и Япония, граждане которых были лишены сбережений. Эти страны выплачивали контрибуцию государствам-победителям за ущерб, нанесённый другим странам. То же самое происходит у нас — наше правительство выплачивает долги не собственному населению, которое его избрало и которому оно должно подчиняться, а внешним кредиторам. Это возможно только в полностью зависимой стране.

Значительно логичнее было бы выплатить долги гражданам, а с иностранными кредиторами договариваться о реструктуризации долгов по схеме — долги в обмен на инвестиции, то есть гасить долги в российской валюте при условии, что эти деньги не вывозятся из страны. К тому же правительство фактически отказалось выполнять решение Конституционного суда РФ, который в 1993 году признал обязанность государства восстановить дореформенные сбережения граждан. Проигнорирован и закон о восстановлении сбережений, принятый в 1993 году. Под нажимом оппозиции в 2000 году было выплачено лишь 2,5 млрд. рублей, в 2003-м — 21 млрд. рублей, причём только тем, кто достиг 75-летнего возраста, до которого большинство россиян не доживает. Да и возвращают не всё, а только по тысяче рублей на вклад вне зависимости от его суммы. Одним словом, это практически «гробовые»...

— Недавно вы ездили в Брянск и поддержали снятого с регистрации губернатора Юрия Лодкина и местный список партии «Родина». То же сделал и Дмитрий Рогозин. Многие трактуют это как шаг к примирению...

— То, что произошло в блоке «Родина», трудно назвать ссорой, поэтому едва ли можно говорить о примирении. Было решение Партии российских регионов поддержать Путина и переименовать себя в «Родину». Благодарный президент в ответ поддержал регистрацию нового названия, что позволило этой партии имитировать представительство всего блока. Что же касается брянских выборов, то изначально там планировалось участие моего блока «За достойную жизнь!», но он был снят с выборов. А затем та же участь постигла и губернатора Лодкина, с которым у нас было соглашение о социальной ответственности перед жителями. В итоге возникла угроза, что «Единая Россия», используя грязные технологии и устраняя своих конкурентов, ещё до выборов захватит и исполнительную, и законодательную власть. Допустить это было нельзя, поэтому мы объединили усилия партии «Родина», блока «За Родину и справедливость» и блока коммунистов и аграриев, чтобы получить большинство мест."