Росстрахнадзор использует фальшивые или подложные документы

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Росстрахнадзор использует фальшивые или подложные документы

Госведомству заказали сократить количество страховых компаний в 30 раз

Оригинал этого материала
© "Эхо Москвы", origindate::07.12.2005

Ведущий: Владимир Варфоломеев 
Гость: Павел Логинов, председатель Совета Директоров ООО «Столичное страховое общество»

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Наступление на бизнес нынешние российские власти ведут в самых разных направлениях, это не только нефтянка, как иногда кажется, хотя, возможно, топливным и нефтяным компаниям уделяют особое внимание. В эти минуты, по неподтвержденным пока данным, в Москве, например, идет обыск в офисе одного очень крупного банка. Мы сейчас эту информацию проверяем. Не все спокойно и на страховом рынке, и у нас в гостях Павел Логинов, председатель совета директоров столичного страхового общества. Павел Владимирович, добрый день.

П. ЛОГИНОВ – Здравствуйте.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Федеральная служба страхового надзора, которая государством поставлена на то, чтобы контролировать и регулировать то сектор, бизнес, которым вы занимаетесь, к вам выдвигают довольно серьезные претензии, насколько я понимаю, далеко не все обвинения в свой адрес вы принимаете и пытаетесь каким-то образом защищаться. Может быть, для тех наших слушателей, кто не следил за существующим конфликтом, не напомните ли вы, в чем суть претензий Росстрахнадзора к вам?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, есть претензии формального характера, которые выражаются в том, что компания наша в этом году получила уже четыре предписания от федеральной службы страхового надзора, предписания касаются абсолютно разных причин, но все они, по большей части, высосаны из пальца. Первое предписание, которое мы получили в начале года, которое вылилось в приостановление лицензии в мае этого года заключалось в том, что в некоторых договорах были расхождения с правилами страхования. Но при этом всем хорошо известно, это черным по белому прописано в гражданском кодексе, что страховая компания имеет право применять право, но точно также она имеет право и не применять правила страхования, залицензированные в надзоре. И в результате закончилось тем, что мы подали исковое заявление в суд, суд был выигран в сентябре этого года, но буквально на следующий день, отменив предыдущий приказ, Росстрахнадзор издал новый, приостанавливающий лицензию на новых основаниях, еще более надуманных. Это было связано якобы с тем, что мы не представили в срок некоторые документы, хотя документы были нами представлены. Сейчас этот приказ мы тоже оспорили в суде, успешно, на прошлой неделе в четверг было решение суда в нашу пользу. Соответственно, за буквально за последние три месяца мы выиграли уже два суда по одной из компаний, входящих в группу «Столичное страховое общество», и было еще одно решение суда в нашу пользу также осенью по другой компании, у которой сейчас тоже отозвана лицензия.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но при этом распоряжения Росстрахнадзора об отзыве лицензии, они действуют или решения суда их отменили?

П. ЛОГИНОВ – Решения суда их отменили, соответственно, они должны вступить в силу сразу после опубликования решения суда.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Ваша компания фактически сейчас работает или нет?

П. ЛОГИНОВ – На сегодняшний день, с мая месяца мы занимаемся тем, что ведем дела по договорам, заключенным до первой приостановки лицензии, не заключаем новые договоры, т.е. фактически мы работаем себе в убыток, исполняем обязательства по старым договорам.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Это вынужденное решение?

П. ЛОГИНОВ – Потому что лицензия все это время была приостановлена.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Тогда вопрос следующий, как вы объясняете тот факт, что Росстрахнадзор предъявляет претензии, преследует компанию, которая на протяжении нескольких лет в рейтингах российского страхового бизнеса занимала первые строчки, в чем дело?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, очень трудно мне до конца однозначно ответить на этот вопрос, потому что причины могут быть самые разные, дело в том, что то, что говорится и заявляется официально, скорей всего, не совсем соответствует истине. Есть одна из тем, которая называется чистка рынка, в том числе, так называемых серых схем, возможно, что претензии надзора могут быть связаны с этим. Но дело в том, что когда я разговаривал с руководителем службы страхового надзора, при одной из встреч он мне сказал, что есть претензии к нам из-за того, что у нас были слишком объемы операций по страхованию жизни, с чем надзор, так сказать, тоже борется активно. Мы эти операции прекратили летом этого года, хотя, по согласованию с надзором, у нас был график до конца года.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не совсем понимаю, извините, Павел Владимирович, а что, у нас больше жизнь застраховать нельзя? Это поощряет терроризм, что ли, я не понимаю?

П. ЛОГИНОВ – Очень сложный вопрос. Скорей всего, он находится в законодательной плоскости, потому что есть очень много вопросов, не урегулированных однозначно законодательно, я думаю, что, скорей всего, надзору стоило бы заняться как раз разработкой нормативных законодательных актов, которые бы четко регламентировали, что есть что, чем можно заниматься, чем нельзя заниматься. Надзор, к сожалению, этим не занимается, они действуют административными методами, с приходом новой команды, с весны прошлого года, на сегодняшний день уже отозвано более полутысячи лицензий.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы имеете в виду новую команду в этом государственном органе?

П. ЛОГИНОВ – Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А кто сейчас руководит Росстрахнадзором? Румянцев?

П. ЛОГИНОВ – Ломакин-Румянцев Илья Вадимович.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Я напоминаю, у нас сегодня в гостях Павел Логинов, председатель совета директоров «Столичного страхового общества», давайте мы прямо сейчас сделаем небольшую паузу, послушаем краткий выпуск новостей, тем более что Марина Старостина уже здесь.

НОВОСТИ

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Наш сегодняшний гость – Павел Логинов, председатель совета директоров «Столичного страхового общества», в прессе однажды проскользнуло сравнение вашего дела, я имею в виду, дела вашей компании, с ЮКОСом. Насколько это обосновано, как вы считаете, неужели действительно все так плохо?

П. ЛОГИНОВ – Я бы не стал, наверное, сравнивать эти дела, там все-таки было больше политики, мне кажется, что касается нашей истории с надзором…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вас что, выдавливают с рынка реально?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, нас выдавливают с рынка, но когда компании не дают 7 месяцев работать, как это все можно?

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть?

П. ЛОГИНОВ – Речь идет о том, что 7 месяцев компания имеет приостановленную или уже сейчас октября отозванную лицензию, фактически речь идет о том, что да, хотят нас убрать с рынка.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но я не знаю, вдруг руководитель Росстрахнадзора господин Ломакин-Румянцев говорил вам – исправьте эти недостатки, есть недочеты, правила закона нужно соблюдать, снова будете работать, без проблем. И снова станете крупнейшей российской страховой компанией.

П. ЛОГИНОВ – Была такая ситуация, я говорил, в одном из разговоров мне сказали, что претензии касаются определенных операций. Мы эти операции прекратили летом этого года, но дело в том, что претензии Росстрахнадзора никуда не делись. И когда возникла повторная ситуация приостановления лицензии, я этот вопрос задал Илье Вадимовичу. Он мне сказал – вы знаете, у нас не было к вам претензий по тому поводу, поэтому сейчас очень трудно судить, что, на самом деле, происходит, какую линию, действительно, Росстрахнадзор выбрало в поведении.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А вы с руководством ведомства общаетесь каким образом, личные встречи или есть все-таки некоторые документы, в которых написано, что существуют конкретные претензии, чтобы потом руководитель ведомства не открещивался от действий своих подчиненных?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, есть, естественно, переписка, которая происходит в режиме чуть ли ни ежедневном, есть встречи личные, т.е. это происходит параллельно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Документы есть, с которыми вы ходите в суд? Ведь не просто голословно обвиняете, например, Росстрахнадзор, какие-то бумаги показываете?

П. ЛОГИНОВ – Естественно, есть документы, эти документы, я говорю, два раза привели к тому, что мы выиграли суд у надзора. Но, тем не менее, насколько я понимаю, свою позицию надзор менять не собирается.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Давайте немного о самой вашей компании, «Столичное страховое общество», может быть, потому, что оно не сильно рекламируется, биллборды не висят по всей Москве, возможно, не все знают о том, чем занимается ваша компания. Во-первых, как давно вы существуете?

П. ЛОГИНОВ – Компания существует с 98 года, активно вести операции мы начали с лета 99 года, т.е. это 6 с лишним лет назад, но в мае месяце этого года на момент приостановления лицензии у нас было более 30 тыс. страхователей.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Т.е. не фирма-однодневка, чтобы сразу пояснить.

П. ЛОГИНОВ – Естественно, да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – В основном, работаете с частными лицами или юридическими?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, основные доходы давали юридические лица, но по количеству страхователей больше физических лиц, естественно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы не потеряли их за эти месяцы?

П. ЛОГИНОВ – Естественно, часть клиентуры потерялась, потому что у них закончились договора, они не могут их возобновить заново, но, в принципе, в общем и целом, клиентура оказалась достаточно лояльной к компании, не было массового расторжения договоров, бегства клиентов, т.е. вообще те клиенты, кто с нами работал, они продолжают работать дальше.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но, видите, они оптимисты, хотелось бы, чтобы и вы тоже разделяли этот оптимизм. Мне кажется, что вы настроены совсем уж грустно, считаете, что если Росстрахнадзор ведет борьбу, ведет войну с одной из компаний на рынке, регулированием которого это ведомство занимается, значит, уже все, конец. Наверное, нет, тем более, учитывая, что несколько судебных процессов вы выиграли.

П. ЛОГИНОВ – Естественно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не все так плохо.

П. ЛОГИНОВ – Не все так плохо, я уверен, что это закончится в нашу пользу, но просто когда это произойдет, потому что, естественно, каждый потерянный месяц – очень серьезный удар по бизнесу. И не хотелось бы, чтобы остались одни руины, когда мы победим.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – «Столичное страховое общество», несмотря на название, это компания московская или родилась где-то в регионах?

П. ЛОГИНОВ – Нет, это московская компания, она не имеет никакого отношения к московским властям, просто название.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Хотя название почти обязывает.

П. ЛОГИНОВ – Да.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А кто владеет «Столичным страховым обществом», может быть, все дело в конфликте между государственными органами и вашими хозяевами?

П. ЛОГИНОВ – Нет, владеют компанией шесть…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вдруг какой-нибудь Ходорковский?

П. ЛОГИНОВ – Нет, у нас нет таких известных акционеров, это шесть юр. лиц, часть акций принадлежит менеджменту компании. Но никто из акционеров ни в каких конфликтах с властями или с государством.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Политикой не занимались?

П. ЛОГИНОВ – Нет, нет такого.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Т.е., действительно, вы считаете, что это чисто экономическое дело, вытеснение конкурентов с рынка?

П. ЛОГИНОВ – Я считаю, что это, скорее, социальный заказ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Что такое социальный заказ, Павел Владимирович, я не понимаю?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, судя по всему, новая команда, новое руководство Росстрахнадзора пришло на рынок для того, чтобы сильно его сократить, точнее, сократить количество игроков на нем. Ломакин официально заявляет, что к концу следующего года планируется оставить на рынке 300 компаний, а к 2010 г. всего лишь 50, притом, что их было более полутора тысяч на начало прошлого года. И соответственно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Сокращение в 30 раз – это серьезно.

П. ЛОГИНОВ – Я так понимаю, что это реализация этой стратегии.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А цель-то какая, как она вам видится?

П. ЛОГИНОВ – Это, к сожалению, самый сложный вопрос, потому что я не очень понимаю, кому и зачем это нужно. Можно строить какие-то предположения, одно из предположений, что это, может быть, делается в интересах крупных страховщиков, для того, чтобы рынок перераспределился в их пользу.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но вы-то как раз сами и есть крупный страховщик.

П. ЛОГИНОВ – Значит, мы не попадаем в число тех 50, которые планируется оставить, может, они уже отобраны, понимаете? Есть другая мысль, что это, может быть, делается в интересах западных страховщиков, которые сейчас активно стремятся выйти на российский рынок.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Свои филиалы хотят открывать.

П. ЛОГИНОВ – Да, он, наконец-то, становится интересным для иностранцев, потому что есть некая политическая, экономическая стабильность в обществе, доходы населения растут, и ряд компаний крупных западных сейчас планирует выходить на российский рынок.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А как вообще в существующей практике происходит разруливание подобных конфликтов между одним из участников рынка, одним из игроков, и регулирующим гос. органом?

П. ЛОГИНОВ – Обычно это делается кулуарно, люди как-то договариваются. Нам, к сожалению, договориться не удалось, идея делать этот конфликт публичным, в общем, она нам не принадлежала, мы тоже до последнего старались это все не афишировать. Но, к сожалению, у нас не получилось.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А не пробовали объединиться, если вы говорите, что за последнее время уже ликвидировано довольно много страховых компаний, я точную цифру…

П. ЛОГИНОВ – Более полутысячи.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Более полутысячи, и процесс идет, раз должно остаться полсотни, не пробовали ли вы объединиться еще с такими же коллегами, которым грозит уничтожение? Чтобы совместно противостоять действиям, которые вы считаете неправильными?

П. ЛОГИНОВ – Очевидно, что это должно было бы происходить под эгидой какой-то общественной организации типа Всероссийского союза страховщиков, есть такой союз, который объединяет страховые компании. Но на сегодняшний день ситуация на рынке настолько разобщенная, я такого не помню за все время существования.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Каждый сам за себя?

П. ЛОГИНОВ – Да, почему-то каждый сам за себя, может быть, связано с тем, что появилось, что делить. С кем я ни разговаривал, все очень боятся, люди даже боятся комментировать эту ситуацию открыто в прессе, от своего имени. Скорей всего, это приведет к тому, что начнут возникать какие-то альтернативные союзы или альтернативные объединения. Я уже знаю, что есть ряд компаний, которые начинают кучковаться между собой, создавать что-то типа клубов по интересам, пока не формализуя это в какие-то формы, т.е. не создавая объединения и т.д. Но такой процесс идет, он начался где-то в этом году, я думаю, что он будет развиваться все более и более активно, потому что Всероссийских союз страховщиков на сегодняшний день, к сожалению, не выполняет роли того как раз органа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не является профсоюзом.

П. ЛОГИНОВ – Да, который должен защищать интересы страховщиков.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но, кстати, я так обратил внимание, что вы, ведя свою борьбу с Росстрахнадзором, с этим государственным органом, в общем, довольно жестко действуете. Прозвучали фактически обвинения в том, что это государственное ведомство использует фальшивые или подложные документы, это весьма серьезно. О чем идет речь?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, это уже первый случай, когда они используют подобные методы в своей работе. Но это первый случай, когда нам удалось их, что называется, поймать за руку. Речь шла о том, что один из актов, который они представили для суда, был подделан. И причем он был сделан 13 июня, это, как выяснилось, был выходной день, судя по всему, люди когда его делали, забыли о том, что это был выходной, потому что это было давно. По календарю он пришел на понедельник. Соответственно, сделали этот документ, мы заявили о фальсификации документа, надзор имел возможность его отозвать, они не отозвали, мы попросили сделать экспертизу этого документа. К сожалению, суд отклонил наше ходатайство. Но, в результате, принял решение в нашу пользу по существу дела. Но я думаю, что мы еще дадим ход этому дальше.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Вы обращаетесь в суд, это, наверное, правильно, собственно, в цивилизованном государстве так и нужно решать споры, но все-таки не будем забывать, что мы живем в России. И вы сами чуть ранее говорили о том, что пытались тихо, кулуарно с Росстрахнадзором решить эти проблемы. Есть ведь правительство РФ, один из вице-премьеров или кто, может быть, лично глава кабинета, которые контролируют сферу страхования. Есть российский парламент, где существуют профильные комитеты и комиссии. Может быть, стоило попробовать обратиться в эти инстанции?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, мы планируем это сделать, я думаю, что, как минимум, мы сделаем обращение в Минфин, который как раз курирует страховой надзор. Я думаю, что мы сделаем обращение в администрацию президента по этому поводу. И в ГД тоже, в профильные комитеты.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А не полагаете, что станет хуже?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, хуже уже не может быть.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Неужели совсем в таком тяжелом состоянии компания?

П. ЛОГИНОВ – Нет, куда хуже, я не могу понять, что хуже. Нет, компания как раз себя нормально чувствует, как ни странно, нам удалось сохранить практически целиком коллектив, сотрудников.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Не разбежались люди?

П. ЛОГИНОВ – Нет, люди не бегут. Люди, судя по всему, верят в положительный исход этого дела.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Много людей работает?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, у нас было порядка 400 человек, из них более 100 было штатных, около 300 нештатных сотрудников.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А «Столичное страховое общество» проходило аудит международный, например?

П. ЛОГИНОВ – Международный, нет, а так, мы, как и все другие страховые компании, ежегодно проходим аудит.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – У тех, кто проверял, не было особых претензий? Не опирался ли Росстрахнадзор на данные аудита ежегодного?

П. ЛОГИНОВ – Нет, там претензий не было.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – В этой ситуации как может страховое общество, у которого приостановлена по-прежнему лицензия на производство деятельности, защитить интересы самой себя, это понятно, самой компании, но своих клиентов? Не получится ли так, что сейчас 30 тыс. физических лиц, условно, которые застраховали свое имущество или жизни в вашей компании, что, в итоге, они останутся ни с чем?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, на сегодняшний день финансовое положение компании достаточно устойчивое, это связано с тем, что у нас достаточно большой размер собственных средств, плюс достаточно активов было накоплено за предыдущие 6 лет работы. Но другое дело, что такая ситуация не может быть вечной, естественно. Я так полагаю, что по всем, точнее, не я так полагаю, просто данные наших расчетов показывают, что по всем обязательствам, которые у нас на текущий день имеются, мы способны будем расплатиться даже при условии, что нам не будет восстановлена лицензия. Но, естественно, тот вариант, на который нам бы не хотелось ориентироваться.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – С другой стороны, если государственное ведомство, в данном случае, Росстрахнадзор, закрывает ту или иную компанию, может, государство должно расплачиваться, нет?

П. ЛОГИНОВ – Вы знаете, это одна из серьезных проблем, которой почему-то надзор не занимается, дело в том, что, по закону о страховании, одна из основных функций Росстрахнадзора – защита интересов страхователей.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Т.е. клиентов?

П. ЛОГИНОВ – Да, клиентов страховых компаний. Соответственно, существует такая процедура, при отзыве лицензии компания должна передавать свой портфель другой страховой компании для того, чтобы снять с себя обязательства. Процедура прописана в законе, но при этом нет механизма реализации процедуры, это то, что должен как раз делать Росстрахнадзор. И когда пришло новое руководство полтора года назад, они заявили о том, что одним из первых дел, которое будет сделано, это разработка этой процедуры передачи портфеля. А учитывая, что количество лицензий, которое отзывалось, оно было массовое.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Более, чем актуальный вопрос.

П. ЛОГИНОВ – Да, прошло уже скоро два года, до сих пор этот вопрос не решен. И очевидно, что на сегодняшний день миллионы страхователей, клиентов тех компаний, у которых приостановлена или отозвана лицензия, в результате страдают, точнее, страдают их интересы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Как вы думаете, как долго еще будет тянуться дело вашей компании? Когда удастся его урегулировать? О чем можно идти речь, месяцы, годы продержитесь?

П. ЛОГИНОВ – Нет, я думаю, что это все должно произойти в течение ближайших месяцев, потому что я уже лично не вижу поводов или причин, которые может придумать надзор, чтобы продолжить, продолжить препятствование нашей деятельности. Мне кажется, достаточно уже выигранных нами судов, чтобы, в конце концов, они признались в том, что они не правы.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Спасибо большое. У нас в гостях был Павел Логинов, председатель совета директоров «Столичного страхового общества», пусть эти прогнозы о повторении дела ЮКОСа не оправдаются. Всего хорошего вам.

П. ЛОГИНОВ – Спасибо большое, до свидания.