Рота компроматчиков берет город

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Общая газета", origindate::07.02.2002

Рота компроматчиков берет город...

Чистосердечные признания черного пиарщика

Сергей Беляев, Рис. Александра Зудина

Converted 12638.jpg

Избирательные штабы - настоящее царство теней. Люди, от которых на самом деле зависит исход кампании, всегда остаются за кадром. Об их существовании лишь догадываются. Публику не покидает ощущение, что игра ведется не по правилам, все кричат о грязных технологиях. Но как, кем и за какие деньги организуются спецоперации по созданию искомого общественного мнения - по-прежнему тайна, покрытая мраком. Чтобы увидеть все, что называется, своими глазами, в составе "зондеркоманды" политтехнологов в один из регионов незадолго до выборов десантировался корреспондент "ОГ".

Амбал и 19 "мерзавцев"

На сцену городского Дома культуры неожиданно впрыгнул амбал в золотых побрякушках и дорогом костюме. Принялся обнимать кандидата. Кандидат, до того не без красноречия говоривший о прелестях бесперебойной подачи воды в жилые дома, остолбенел: амбал, горячо желавший ему победы на выборах, имел физиономию главного местного авторитета, известную всему городу. Опешивший оратор вышел из оцепенения, только когда вор в законе скрылся в закулисье. Секундой раньше его пиарщики поняли: соперникам удалась блестящая спецоперация. Наши телекамеры зафиксировали связь конкурента с криминалитетом, а журналисты прокомментировали сей позорный факт в вечерних новостях. Спустя два дня наш основной соперник начал терять проценты доверия электората.

Сколько было заплачено авторитету за торговлю физиономией, для меня, рядового члена PR-кампании, осталось неизвестным. Поговаривали о 10 тысячах долларов. Как правило, на подобного рода операции деньги дает сам руководитель предвыборной команды. Как бы там ни было, мы "подвесили" интригу, которой до сих пор не было и отсутствие которой делает любые выборы скучными и вялыми. А нам нужна была максимальная явка избирателей, которой, как известно любому политтехнологу, не добиться без "веселой" предвыборной кампании.

Строго говоря, рецепты ее оживления давно расписаны в специальной литературе. Нашей команде, к примеру, так и не удалось полностью ликвидировать последствия одной довольно древней, но без сбоев работающей провокации. "Враги" разослали поздравительные открытки от имени и за подписью нашего кандидата с пожеланиями долголетия и крепкого здоровья в адрес недавно умерших горожан. Послания, естественно, получали родные и близкие покойных. Нетрудно представить, какой шквал негодующих звонков обрушился на наши общественные приемные.

Трюк старый. Случаются, однако, и технологические находки. Апофигеем описываемой кампании я считаю надпись, сделанную силами нашей команды на белоснежной стене здания городской администрации. Требовалось граффити из трех слов: "Тютин - грабит город" (Тютин был нашим кандидатом). В сущности, ничего особенного. Но задание осложнялось тем, что горадминистрацию круглосуточно охраняли милиционеры, да к тому же в преддверии выборов несшие усиленную охрану.

Что придумали? 19 "мерзавцев" - так называют местную шпану, которую в выборную пору используют для силовых акций, - вывезли за город, вручили по пульверизатору с черной краской, нашли для них полуразрушенный дом и стали тренировать. Представьте фантастическую картину: почти два десятка молодцов по секундомеру набегают на стену, каждый пишет закрепленную за ним букву, и - врассыпную. В результате четырехдневных тренировок добились феноменального результата - 5 секунд. На пятый день главное здание города было изувечено позорящим нашего клиента слоганом. Никто пойман не был. Телекамеры успели заснять надпись до того, как ее стерли. В новостях только и разговору было, что о вандалах из лагеря нашего противника.

Собственно, "мерзавцы" представляют собой наиболее интересный для описания инструмент предвыборного противостояния, поскольку именно с ними связаны самые громкие PR-потуги. В их обязанности в нашем случае входили: контроль над центральными городскими улицами - разгон пикетов противников; изъятие товара у распространителей агиток и расклейщиков листовок; организация постановочных драк; срыв либо охрана митингов и встреч с избирателями. Работают "мерзавцы" сдельно. Сорвал с активиста майку, украшенную слоганом противника, - получи 50 рублей, экспроприировал пачку листовок - 200. Принес отнятый у пикетчиков плакат, обвиняющий нашего клиента в педофилии, - это уже пятисотенная. А волонтеров, желающих похулиганить за деньги, в любом городе предостаточно - только свистни.

Зондеркоманда

Свистят же специально отряженные на организацию "мерзавцев" члены предвыборного десанта. Живут они на засекреченных квартирах, об их планах другие десантники не осведомлены. В их задачу входит: установление связей с молодежными бандами, формирование на их основе летучих групп, выбор бригадиров (один бригадир на десять боевиков), описание заданий и контроль за их исполнением. В исключительных случаях эти секретные агенты сами возглавляют силовые акции.

Помимо них предвыборную команду составляют еще четыре группы.

Начальники. Два-три человека. Осуществляют общее руководство кампанией, кандидатом, контролируют кассу, устанавливают связь с местными правоохранительными органами, налаживают контакт с "нужными" людьми, которых при подготовке к выборам принято заносить в графу "избирательный ресурс", - директора типографий, журналисты, сотрудники администраций и пр.

Райтеры. Как правило, журналисты, решившие подхалтурить. Их популяция может быть неограниченной. Призваны писать грязные статейки в газеты, листовки - на столбы, закадровый текст - к телесюжетам. Днем сидят за своими ноутбуками, изобретая небылицы о сопернике своего клиента. Ночью пьют горькую.

Юристы. Один-два на постоянной основе. Их задача - правовое прикрытие кампании. "Отмазывают" задержанных милицией "мерзавцев", представляют в судах интересы газет, опубликовавших непроверенный или сфальсифицированный компромат на соперника, подписывают договоры с телеканалами на покупку агитационного времени. В сложных случаях вызывается подкрепление из Москвы.

Полевики. Пожалуй, самая многочисленная группа. Организуют фокус-группы (узнают у населения об электоральных предпочтениях), запускают слухи, составляют социологические отчеты, проводят уличные опросы.

Головка команды - по преимуществу психологи или социологи по образованию, - как правило, москвичи. Юристы - тоже. Прочая, менее квалифицированная рабсила набирается из провинции либо на месте: много москвичей держать накладно.

По устоявшейся традиции, нанимаемый для работы на выборах сразу получает от трети до половины обещанных денег. Это - некая гарантия ответственности заказчика. Оставшуюся часть выплачивают после выборов. Если кандидат выигрывает, можно рассчитывать на бонус, увеличивающий общий гонорар раза в полтора. Разумеется, оплата производится наличными, отчетность отсутствует. Происхождение денег неизвестно. Непаханное, одним словом, поле для налоговиков.

Впрочем, работа на выборах - это всегда риск. "Десантников" могут обмануть, не расплатившись полностью (как это было недавно в Приморье). В случае ЧП от них открещиваются свои же заказчики. Свежий пример - губернаторская кампания в Якутии, где в СИЗО оказались четверо "десантников", которых ни одна из предвыборных команд признавать не желала.

Несмотря на разницу в оплате, внутри команды обычно устанавливаются неформальные отношения. Это вполне объяснимо: два-три месяца вдали от дома, не покидающее тебя командировочное настроение, гостиничные нравы, бурная ночная жизнь - все это, безусловно, создает ощущение некоего коллектива, работающего на общий результат.

С пиарщиками конкурентов мы жили в одной гостинице - в единственной пригодной для существования в городе. Часто получалось, что мы оказывались за соседними столиками в баре. В конце выборов уже никто не старался шифровать свои разговоры, а столики сдвигались. Тем более что многие из соперников были знакомы по прежним кампаниям, а некоторые даже вместе работали.

Бои без правил

Приятельские посиделки вечером не мешали, однако, нам и нашим противникам наутро изображать бойцовский дух. Деньги нуждались в отработке. Мы и отрабатывали. Сочиняли рейтинги. Трех видов: для себя, конкурентов и прессы. Засылали шпионов друг к другу на фокус-группы с тем, чтобы, во-первых, узнать, что интересует противника, во-вторых, внести порчу в его отчетность. Выведывали номера мобильных телефонов руководителей "врагов". Выведав, нанимали студентов звонить по ним беспрестанно. Команда противника на время оставалась без вводных указаний.

Однажды мы праздновали викторию. Удалось сорвать многотысячный и, что самое главное, санкционированный властями митинг. Эврика пришла в голову нашего начальника буквально за два часа до мероприятия соперников. Митинг намечался неподалеку от местного университета. За час до начала вся наша команда была уже в вузе, а неподалеку от университета расположились два грузовика, груженные пивом. Разумеется, бесплатным. Вроде как благотворительная акция одного из кандидатов. Студентов к пиву звать долго не пришлось. Довести опьяневших юношей до митинга тоже было делом техники. Примерно полторы сотни парней незаметно для митингующих и, главным образом, для самих себя проникли в толпу. И своими пьяными физиономиями совершенно дискредитировали политическое действо перед фокусом телекамер. Организаторы митинга пытались было увести трезвых сторонников на другое место, но это им не удалось - учащаяся молодежь настойчиво интересовалась текущим моментом. Короче говоря, митинг пришлось свернуть.

"Враги", однако, нам своего позора не простили. И с лихвой сумели компенсировать ущерб, наняв одного из заведомо непроходных кандидатов для срыва уже наших митингов. Он всегда залезал на трибуну с шумом и гамом, привлекая к себе внимание, затем начинал вещать что-то про антинародную сущность нашего клиента. В момент наивысшей истины его микрофон с характерным шуршанием отключался. Как он это делал, я так и не догадался - возможно, имел способности к звукоподражанию, но у избирателей складывалось полнейшее ощущение того, что ему затыкают рот.

В общем, выборы - это, конечно, бои без правил. Знают об этом все участники. Никто не питает иллюзий относительно какой-то там политкорректности. Цинизм и только цинизм рождает победу.

Мне раз попался на глаза оставленный без присмотра нашими руководителями график: какие дружественные нам кандидаты и когда добровольно сойдут с предвыборной дистанции. Необходимость такого графика сомнений не вызвала: снявшие свою кандидатуру должны были уступить лидеру - нашему клиенту - свою часть бесплатного телевизионного времени и призвать избирателей отдать ему голоса. Поразило другое: в списке отстраняемых претендентов третьим значился тот, кто срывал нам митинги. В тот момент я понял, что ровным счетом ничего в политическом пиаре не смыслю.

Впрочем, один твердый вывод по результатам выборов я все-таки сделал. Основным пиарщиком в провинции был и остается президент. Ни одно дорогостоящее ноу-хау не сравнится по агитационной силе с жидкой растяжкой красным по сине-белому такого примерно содержания: "В стране - Путин, в городе - Тютин".

Наш клиент победил с большим отрывом. На фоне Путина и птичка вылетает.