Рузская рулетка

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Рузская рулетка Двухсотлетний юбилей МВД страна отгуляла на славу. Чего только не было: и концерты, и банкеты, и автопробеги.

   Но все это великолепие не идет ни в какое сравнение с праздником, устроенным в подмосковной крохотной Рузе. Без преувеличения, это было самое незабываемое торжество на просторах страны. Самое незабываемое и самое оригинальное.
   Местная милиция подошла к делу нестандартно, с огоньком. Вместо скучных речей и самодеятельных концертов были организованы подлинно народные (чисто рузские) забавы, которые не оставили равнодушными никого.
   Эти веселые состязания затянулись далеко за полночь, и везде победителем вышел начальник районной милиции. Тем самым был наглядно продемонстрирован высокий профессионализм российских служителей закона. За рекордно короткое время при поддержке подчиненных он сумел избить семерых граждан.
   Конечно, для пущей наглядности следовало бы довести это количество до двух сотен — по числу юбилейных лет, — но к чему такие условности? Главное, что поставленная цель была достигнута: праздник МВД рузские жители запомнили надолго. 

" По столичным меркам кафе “У буржуя” — это и не кафе даже. Пивной ларек у метро — и тот выглядит фешенебельней. Но для провинциальной Рузы заведение это — центр цивилизации.

     Если же добавить ко всему сказанному неразбавленное пиво, наличие бильярда и отсутствие всяческой конкуренции, популярность “Буржуя” становится вполне объяснимой. Людей здесь всегда — битком.
     Тот вечер, 20 сентября, тоже не был исключением. Разве лишь в том, что в этот день местная милиция отмечала юбилей МВД, и по сему поводу гулять начала еще с утра. После скучной торжественной части отцы района отправились в санаторий “Алмаз”, где, по логике вещей, их должно было бы развезти от усталости, но новый начальник ОВД Бутусов оказался мужчиной крепким. Побыв на природе, Бутусов решил продолжать праздник. Где? Это как раз вопросов не вызывало: разумеется, в модном “Буржуе”.
     ИЗ ПИСЬМА 69 СОТРУДНИКОВ ОБЛ. ФИЛИАЛА УНИВЕРСИТЕТА МВД И УЧЕБНОГО ЦЕНТРА ГУВД: “После проведения официальных торжеств группа руководящих сотрудников районного ОВД приехала в кафе “У буржуя”. Помимо начальника отдела там находился его заместитель А.Антоненков, начальник ОГИБДД В.Клопов, оперативный дежурный ОВД С.Соин, заместитель главы администрации Рузского района Ю.Савин, а также целый ряд сотрудников ОВД (более 10 человек). Еще до приезда в кафе большинство из них уже находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, а в процессе “празднования” состояние это было усугублено до крайности”.
     По числу милиционеров на душу населения маленькая Руза — чемпион Подмосковья. Причина проста: помимо обычного райотдела внутренних дел здесь, в поселке Теряево, расположено еще два специальных учебных заведения: областной филиал Университета МВД и Учебный центр ГУВД.
     Испокон века между собой милиционеры жили дружно. Да и что, собственно, им было делить, если добрая половина Рузского ОВД — выпускники филиала? И даже когда полгода назад в район пришел новый начальник — полковник Бутусов, — ничто не предвещало беду. Но наступило 20 сентября...
     В тот злополучный вечер в “Буржуй” зашли трое сотрудников филиала: майор Теренков — начальник кабинета криминалистики; его лучший друг, молоденький лейтенант Майстренко, только-только окончивший университет. И еще один выпускник — краснощекий здоровяк сержант Варфоломеев. Двое последних были в форме — деталь в нашей истории немаловажная...
     Не в пример своим коллегам из райотдела, все они даже не притрагивались к спиртному. Пили кофе, играли в бильярд и с интересом наблюдали, как руководство ОВД постепенно теряет человеческий облик...
     Слово — очевидцам:
     СЕРЖАНТ ВАРФОЛОМЕЕВ: “Часам к 11 все были уже пьяными вдрызг. Начальник ГИБДД Клопов бродил по кафе, как сомнамбула, никого не узнавал. Потом решил поехать на происшествие, но спутал газ с тормозом и прямо у кафе врезался в стену: разбил фару, бампер, пробил радиатор.
     Бутусов находился примерно в таком же состоянии. Раз по десять объяснил всем окружающим, что ему 42 года, что он полковник и “крутой мужик”. Ходил, задирался, но никто с ним связываться не хотел...”
     Автослесарь Александр Дударев, на свою беду, пришел чуть позже и рассказов Бутусова услышать не успел. В лицо же полковника он не знал.
     АЛЕКСАНДР ДУДАРЕВ: “Я подошел к бару купить для женщин шоколада и вина. Возле стойки развалился какой-то мужик. Прошу: “Подвиньтесь, пожалуйста”, но он ни с того ни с сего стал орать: “Вали отсюда! Ты вообще знаешь, с кем разговариваешь?!” “Нет, — говорю, — не знаю. В баре все равны”. — “Ах, не знаешь!!!” И — хвать меня за грудки. Я руку отбросил, потянулся за вином. В этот момент он схватил меня, но равновесия удержать не сумел, и мы рухнули на пол.
      Я ничего еще не успел понять, только услышал — топот ног и грохот табуреток. Все, кто был с ним в баре, повскакали с мест, скрутили меня и потащили к выходу. Понятно, били: руками, ногами — кто куда попадет...”
     Конечно, далеко не все рузские милиционеры бросились на “усмирение” Дударева. Многие предпочли остаться в стороне. О том, чтобы защитить автослесаря, и разговора не шло: от кого защищать? От своего же начальника? 
     Больше всех надо оказалось только лишь со трудникам филиала.
     СЕРЖАНТ ВАРФОЛОМЕЕВ: “Когда я увидел драку, то немедленно бросился ее разнимать. Кое-как растащил. Бутусова — отдал его заму, а гражданского повел на улицу, но возле раздевалки Бутусов нас догнал. Он опять стал бросаться на этого мужика. Какой-то знакомый Дударева попытался оттащить полковника, но безуспешно...”
     Человек этот — начальник отдела префектуры Северо-Западного округа столицы Михаил Калинин — тоже не знал, что перед ним начальник милиции. За что и поплатился. В объяснении Калинин потом напишет, что ему “нанесли удары по голове и в область груди”.
     Попало и его жене. Кто-то из милиционеров со всего размаха саданул женщине в живот. Просто так. От избытка чувств, ибо толпа пьяных блюстителей порядка не в силах была уже остановиться. Власть и водка переполняли их. Они жаждали продолжения рузских народных забав...
     СЕРЖАНТ ВАРФОЛОМЕЕВ: “С трудом я оторвал Дударева от Бутусова. Вместе с Игорем Теренковым, нашим преподавателем, вывел его из помещения. Сказали, что лучше не связываться и уехать. 
     Через 5 минут выхожу на улицу, картина та же: Дударев лежит на земле, а Бутусов бьет его ногами. На крики выбежала дударевская жена, стала звать на помощь. Бутусов развернулся и пару раз заехал ей в лицо”.
     АЛЕКСАНДР ДУДАРЕВ: “Я увидел, что бьют мою жену, попытался подняться, но милиционеры держали меня крепко. Честное слово, я едва не заплакал от обиды и осознания своей беспомощности...”
     Добившись абсолютной победы над семьей Дударевых, начальник милиции резко потерял к ней интерес. Ему нужны были новые жертвы и новые победы. И тут на глаза Бутусову попался сержант Варфоломеев — тот, что мешал ему проводить “воспитательную работу”.
     СЕРЖАНТ ВАРФОЛОМЕЕВ: “Бутусов подошел ко мне. “Сержант, ты что себе позволяешь? (Выражался он ясно, менее культурно.) На твоих глазах полковника избивают, а ты стоишь...” “Да вас же, — говорю, — никто и пальцем не тронул”. Бутусов рассвирепел, бросился на меня. Его подручные — начальник милиции общественной безопасности Антоненко, начальник ГИБДД Клопин, оперативный дежурный Соин — схватили меня за руки, а Бутусов и замглавы района Савин стали бить кулаками по лицу. Оборвали все пуговицы на форме, разорвали в клочья фуфайку. У меня было разбито ухо, распух глаз. Наверное, могло достаться и больше, но тут вышел Максим Майстренко, и они переключились на него”.
     ЛЕЙТЕНАНТ МАЙСТРЕНКО: “Бутусов заорал: “Ты кто? Лейтенант? А я — полковник!” И раз — кулаком в губу: “Ах вы, теряевские чмошники”. Меня оттаскивают: не надо, не реагируй. Он кидается на Варфоломеева. Майор Теренков попытался вмешаться: он раньше работал в Рузском ОВД, знал всех присутствующих, но они были уже невменяемыми. Стали его бить”.
     МАЙОР ТЕРЕНКОВ: “Бутусов схватил меня за шею, говорит: “Объясни своим друзьям, что я начальник милиции, вы все еще пожалеете...” Я кричу Максиму Майстренко — он же совсем мальчишка: “Беги отсюда”, а ему стыдно нас бросить. И вся эта озверевшая толпа — человек шесть — бросаются за ним. Савин, вице-мэр, со всего размаха бьет его бутылкой из-под шампанского по голове... Еще секунда, и все. Слава богу, Максим успел вывернуться, подставить руку, и бутылка разбилась об его локоть...” 
     Празднование 200-летия МВД завершилось где-то в четвертом часу ночи. Видимо, полковник Бутусов просто уже устал, а может, разум стал возвращаться в его милицейскую голову. 
     Побегав еще для острастки за филиальскими, он отправился отдыхать. (Что ни говори, денек выдался не из легких.) На прощание, правда, Бутусов вызвал к кафе экипаж ГИБДД и группу немедленного реагирования и приказал забрать “хулиганов” в вытрезвитель. По счастью, приехавшие милиционеры были людьми нормальными, в ситуации разобрались быстро и даже выразили свое сочувствие избитым коллегам. Это все, что могли они сделать.
     А на другой вечер Бутусов и вице-мэр Савин снова заявились в кафе. Они выспались, отдохнули, и душа их требовала “продолжения банкета”.
     ИЗ ОБЪЯСНЕНИЯ АДМИНИСТРАТОРА КАФЕ-БАРА “У БУРЖУЯ” О.АНУФРИЕВА: “Я объяснил, что свободных мест нет, но он потребовал, чтобы для него здесь столик был всегда, дабы не было проблем. Разговор с начальником милиции был очень неприятным, грубым с его стороны, на грани срыва. Бутусов находился в нетрезвом состоянии”. 
     Синяки и ушибы давно сошли с избитых милиционеров, но разве фингал под глазом — это главное их увечье?..
     “Почему вы не сопротивлялись? — спрашиваю я. — Почему не дали сдачи Бутусову?” Майор Теренков — самый мудрый из всех — грустно усмехается: “Да если бы хоть пальцем его тронули, нас немедленно кинули бы за решетку. Ходили бы потом, доказывали, что не мы начали первыми...”
     “Но почему сразу же не пошли в травмопункт освидетельствовать побои? — не унимаюсь я. — Не написали рапортов, заявлений в прокуратуру?..”
     Сержант Варфоломеев отвечает за всех: “Не хотелось конфликта. Думали, Бутусов извинится, и все забудется... Нам же здесь жить!”
     Вот оно — главное. “Нам здесь жить”. Сколько раз, в самых разных уголках страны, слышал я эту фразу. Пусть избили, пусть сровняли с землей... А ведь может быть еще хуже! Любая власть — от Бога. Эта фраза — спасательный круг равнодушия. Песок, в который так удобно прятать голову, чтобы не видеть ничего вокруг себя...
     Так стоит ли удивляться, что, когда в Рузу приехала проверка из ГУВД, никто из свидетелей драки — подчиненных Бутусова — не решился сказать правду. На весь отдел нашелся единственный честный человек — следователь Сергей Бернов, только честность эта дорого ему обошлась. Бернову тут же влепили три взыскания — по пустякам, до которых в обычное время и дела-то никому нет, и сейчас он ждет увольнения.
     Эту проверку инициировал сержант Варфоломеев (в драке ему досталось больше всех). Поняв, что Бутусов извиняться не будет, Варфоломеев поехал к замначальника ГУВД по кадрам генералу Капитаншину, но тот его не принял. (Почему — рассказ ниже.) Однако настырный сержант не унимался. Он пробился в инспекцию по личному составу, написал подробный рапорт. Была назначена проверка. По ее итогам оперативному дежурному Соину и начальнику МОБ Антоненкову было объявлено о неполном служебном соответствии. Начальника ГИБДД Клопова — сняли с должности.
     Бутусова же до поры до времени не тронули. По приказу начальника ГУВД материалы проверки передали в прокуратуру и стали ждать ее решения. Но Бутусов не желал сидеть сложа руки. Тем временем, пока прокуратура без особого рвения разбиралась в этой неприятной истории, полковник начал развивать самую бурную деятельность... 
     Вскоре к автослесарю Дудареву, майору Теренкову и сержанту Варфоломееву пожаловали непрошеные гости — молодые люди крепкого телосложения. Они приехали на иномарке с мурманскими номерами (мурманских машин с такими пассажирами после воцарения Бутусова в районе появилось с избытком). 
     Мурманчане предложили решить вопрос “полюбовно”. Сулили деньги и расположение полковника Бутусова. А почти одновременно к начальнику Учебного центра ГУВД Набоке приехали два бутусовских заместителя. Они и не скрывали, что действуют не по собственной воле. “Давайте загладим все дело, — сказали заместители. — Иначе могут возникнуть проблемы”. 
     ИЗ ПИСЬМА 69 СОТРУДНИКОВ ОБЛАСТНОГО ФИЛИАЛА УНИВЕРСИТЕТА МВД И УЧЕБНОГО ЦЕНТРА ГУВД: “Сегодня в районе сложилась крайне негативная ситуация. Речь идет уже о прямой “войне”, объявленной нам полковником милиции В.А.Бутусовым. Нам известно, что В.А.Бутусов дал указание своим подчиненным докладывать лично ему о любых, даже самых незначительных происшествиях, в которых задействованы как сотрудники, так и слушатели УЦ ГУВД и МОФ МосУ МВД, и по возможности приписывать всю вину нашим сотрудникам и слушателям. Если учесть, что в общей сложности коллектив двух учебных заведений составляет более 3 тыс. человек, можно ожидать любых провокаций...”
     “Неужели вы можете себе представить, чтобы я кого-то избивал?” — замглавы района Юрий Савин, куратор правоохранительных органов, с укоризной заглядывает мне в лицо, и голос его театрально дрожит. 
     Они сидят напротив меня: Савин и полковник Бутусов. Два друга. Два рузских богатыря. В облике их нет ничего агрессивного: кругленький интеллигентный очкарик Савин. Подтянутый, в ладно сидящей форме Бутусов. Взглянешь со стороны — милейшие люди, патриоты и гуманисты. 
     Наперебой рассказывают они о своих злоключениях, о том, как пали, оклеветанные молвой, и лишь когда разговор заходит об их оппонентах, вспыхивают в глубине глаз багряные угольки ненависти. И секундный жар этот полностью растапливает все мои сомнения: он куда красноречивее самых красивых слов...
     Савин позвонил сам. Чистое стечение обстоятельств: когда-то он работал помощником у одного уважаемого милицейского генерала, и тот посоветовал ему обратиться ко мне. Не для того, чтобы оправдаться — упаси Бог: о моих поездках в Рузу они тогда еще не знали. Как раз наоборот. 
     “У нас в районе творится Бог знает что, — взывал Савин. — Филиал университета МВД — это рассадник криминала. Люди живут в одном страхе... Мы очень просим вас вмешаться в этот беспредел”. 
     Нападение — лучший способ защиты; это придумано задолго до нас, и не один интриган использовал уже эту беспроигрышную формулу. И чего там греха таить: не знай я всей подоплеки, может быть, и материала этого никогда бы не появилось, ведь пятна есть даже на солнце. 
     ...Прямо с порога Савин протянул мне рукопись: статью о бесчинствах в филиале. Оказывается, он окончил журфак, изредка пописывает. 
     Суть материала сводилась к тому, что бывший офицер-ракетчик Исаков, по протекции став начальником областного института МВД, распустил весь коллектив, ибо ничего в милиции не “петрит”. Слушатели и сотрудники регулярно нападают на граждан, угоняют машины, торгуют наркотиками, в пьяном виде убивают людей. Но Исакову дела до этого нет: он озабочен лишь тем, как “срубить” с абитуриентов денег и стать генералом. (О драке, разумеется, в статье не было сказано ни слова.)
     Все, что происходит сейчас, объясняют Савин с Бутусовым — это чистые интриги Исакова. Он специально раздувает всю ситуацию, потому что в районе скоро выборы и его покровители хотят сместить действующего главу Щербакову, выбить силовую поддержку и обеспечить победу бывшему представителю президента по области Веретенникову. Ведь Бутусов — чего там скрывать — человек главы. Она специально пригласила его из Мурманской области, где тот служил когда-то вместе с ее родным братом. (От себя добавлю, что в Мурманском УВД работал раньше и Савин.) 
     Но это лишь одна причина. Есть и вторая: Исаков — ставленник бывшего замначальника ГУВД по кадрам генерала Капитаншина, личности темной и одиозной. Бутусов же — обратно, назначенец генерала Головкина. Таким образом коррупционеры хотят дискредитировать честного начальника главка.
     “Так была драка или нет? — не выдерживаю я. — При чем здесь Исаков, Головкин, выборы и наркотики?”
     Бутусов низко, в лучших традициях Станиславского, опускает голову. “Да, я виноват... Признаю... Только ведь, — он плотно сжимает губы, — хулиганства в моих действиях нет. Этот Дударев — криминальная личность. Кличка Циркуль. Он прыгнул на меня первым, мстил за то, что я сажал его на 10 суток; а милиционеры эти — его “крыша”. И бар тоже “крышуют” за 40 рублей в час... Я и возмутился: почему на их глазах криминал нападает на полковника, а они стоят? Сержант этот удостоверение не хотел показывать, я стал вырывать... Ну, и случайно разорвал карман. Потом форму”.
     И снова угольки загораются в глубине глаз: “Я ведь не милиционеров побил, а охранников, причем херовых... “Крышующих” таких вот Циркулей.
     “Да-да, — подхватывает Савин, — от филиала в районе все беды. Куда ни сунешься, везде их “крыши”. 
     Они говорили так убедительно, что мне на секунду захотелось даже им поверить, но один только черный ободок под ногтями “криминальной личности” Дударева — это несмываемое отличие рабочего человека, которое приметил я во время нашего разговора, — полностью разбивал все их доводы: заранее выстроенные, слаженно подобранные. Никогда еще не встречал я “авторитетов”, зарабатывающих на жизнь покраской и жестянкой...
     Уже потом я услышу о странной связи между Бутусовым и тем самым генералом Капитаншиным, которого сегодня (для вида) поливает он на чем свет стоит и который, несмотря на свой уход, продолжает вести в области свою игру руками тех, кого ставил когда-то на должности. 
     Уже потом в прокуратуре и УСБ мне расскажут, что все описанные в савинской статье преступления имеют к филиалу отношение самое опосредованное. Что попавшиеся преступники были безжалостно уволены. Что руководство само же посылало все материалы в прокуратуру, ибо абитуриентов вуз не набирает себе сам: учить приходится тех, когоих отправляют на учебу райотделы. 
     А еще я узнаю, что на другой же день после нашей беседы Бутусов заявил руководству ГУВД, что со мной никогда не встречался. Впрочем, этому уж я не удивлюсь. Одна ложь неизменно тянет за собой другую...
     ...Рузские богатыри уходили от меня явно разочарованными. Душевного разговора не вышло. Рукопись статьи Савин, разумеется, мне не оставил. 
     Она вышла через неделю. В газете “Куранты”. Почти без изменений. Подписанная красивой, а главное, редкой фамилией: Иванов. 
     И когда я развернул газету, словно наяву встала передо мной эта злосчастная драка. Я отчетливо — до мельчайших деталей — увидел, как подводят к Савину с Бутусовым связанного по рукам сержанта Варфоломеева (так официанты подносят банкетные блюда). Как пинают ногами лежащего на земле автослесаря Дударева. Как с гиканьем и улюлюканьем гоняются они за лейтенантом Майстренко, который каждому из них не доходит по росту даже до подбородка. Как кричат от отчаянья и страха побитые жены. 
     Бить связанных по рукам людей и беспомощных женшин. Печатать в газетах анонимные, лживые статейки.
     Все это вещи одного порядка. Они называются коротко и ясно: подлость...
* * *
     Власть дурманит людей почище водки. Хмель рано или поздно сойдет, а упоение властью может длиться бесконечно. 
     Мне думается, ни Бутусов, ни Савин до сих пор даже не понимают, что случилось в ту праздничную ночь, ибо в противном случае давно бы уже нашли возможность замять весь этот скандал. Их кровь не была нужна никому (не в Финляндии, чай, живем), и все, что требовалось от них поначалу, — только лишь извиниться. 
     Бутусову предлагали “мировую” много раз. И на офицерском собрании в филиале, когда 69 человек принимали обращение к начальнику ГУВД. И в кабинете начальника Академии МВД генерал-лейтенанта Кикотя. Но всякий раз он требовал извинений в ответ, ибо виноватым себя ничуть не считает. 
     Осознание собственного величия не позволяет ему преклонить колени перед какими-то сержантом и лейтенантом. Ему кажется, что извинения — это признак слабости. Что, повинившись, он дискредитирует себя, уронит в грязь свою полковничью папаху, которая в глазах его сродни чем-то с шапкой Мономаха. 
     И — понеслось, закрутилось. Компромат. Анонимные статьи. Версии одна параноидальнее другой рождались в коллективном мозгу Бутусова—Савина. 
     Все началось с мелочи, с ерунды; с банального пьяного дебоша. А закончилось — самой настоящей войной между двумя милицейскими подразделениями. Рузский район превращен сегодня в подобие порохового склада, и достаточно бросить зажженную спичку, чтобы он взорвался. 
     “Я не исключаю ничего, — мрачно прогнозирует начальник филиала Владимир Исаков. — В любой момент может случиться что угодно: массовые драки, стрельба, поножовщина. Бутусов специально провоцирует ситуацию. Против сотрудников ОВД, чьи родственники служат у нас, начинаются репрессии”.
     О судьбе следователя Бернова мы уже рассказали. Вот еще один пример: дознаватель Рузского ОВД лейтенант Гордиенко совершил наезд на пешехода. Начальник дознания вынес заключение: вины лейтенанта нет; однако Бутусов потребовал его уволить.
     А вскоре отцу Гордиенко, преподавателю филиала, позвонили и предложили компромисс: если сержант, лейтенант и майор откажутся от своих заявлений, сына никто не тронет...
* * *
     Чем больше времени проходит с момента драки, тем сильнее затягивается этот и без того тугой узел. И я боюсь... Да нет, я даже уверен, что распутать его уже не получится. Его можно только разрубить. 
     И самое страшное, что узлом этим оказались связаны тысячи людей, все без исключения жители района. У местной милиции нет теперь времени охранять их покой. Интриги и сбор компромата отнимают слишком много сил... 
P.S. Когда материал был уже готов, стало известно, что прокуратура Рузского района вынесла окончательное заключение. В действиях полковника Бутусова усматриваются признаки состава преступления, и, по новому УПК, пострадавшим следует обращаться в суд..."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации