Руководитель Ростехрегулирования Элькин утвердил коррупционные ГОСТы НИИ Бетона и Железобетона

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::28.10.2009, Фото: "Коммерсант"

Руководитель Ростехрегулирования Григорий Элькин утвердил коррупционные ГОСТы НИИ Бетона и Железобетона

Вице-президент Российского союза строителей Баринова организовала включение в ГОСТы по защите конструкций от коррозии не требования к строительным материалам, а конкретные торговые марки

Анатолий Трушин

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Григорий Элькин
Лариса Баринова

НИИ Бетона и Железобетона (НИИЖБ) решил бороться против инноваций в России? Или просто забыл, что коррупция нынче не в моде? Рассказ о том, какие удивительные вещи творятся с ГОСТами, когда за них берется НИИЖБ, сколько стоят такие чудеса, кому и в каких суммах идут эти волшебные деньги, и кто все это "крышует".

Удивительная страна Россия. Чего в ней только не встретишь. Всего две недели назад был опубликован ГОСТ об анти-коррозийной защите бетонных и железо-бетонных конструкций. Этой публикации строительный рынок ждал целый год. И что мы получили? Столь наглое попрание не только здравого смысла, но и закона (не говоря уже о глумлении над требованиями Президента РФ) даже люди, искушенные в чиновничьих играх, видят редко.

Мы имеем дело с эпизодом, когда реализацию конструктивных нормативных актов на практике извратили настолько , что, впору звать прокурора.

Гладко было на бумаге...

Расскажем по порядку. В принципе, регламент принятия ГОСТов оговаривается в Законе "О Техническом регулировании".

Затем проводится действие, называемое "обсуждением" стандарта - он размещается в Интернете, и об этом сообщается в специализированных СМИ (в таких, которые мало кто читает) . И можно делать замечания к тексту первой редакции, отправляя их разработчику, а он, в принципе, должен их учесть. И потом сделать итоговую редакцию стандарта. Которую уже никто не видит. Кроме Ростехрегулирования.

Поскольку мало кто интересуется избранными для "обсуждения" "специализированными СМИ", то мало кто и отправляет туда свои замечания, а потом контролирует их исполнение.

Поэтому для имитации "обсуждения" большинство отзывов пишутся друзьями и знакомыми авторского коллектива исполнителя. Пишутся они, как говорится, "за бутылку", или просто за хорошее отношение. Причем, как говорят посвященные глубоко в тему люди, бывает, что "отзывы" пишут даже сами авторы редакции ГОСТа. И вполне обычным может быть примерно такой диалог:

Василий Петрович, напиши какой-нибудь отзыв!

Ой... Да ты сам напиши, а я распишусь.

Но, так или иначе, обсужденная (или "как бы обсужденная") первая редакция со всеми исправления, поправками и отзывами поступает в Ростехрегулирование. Все формальности тогда соблюдены, и Федеральное агентство объявляет о завершении публичного обсуждения.

И его подписывает очень уважаемый человек – ведущий специалист в соответствующей отрасли, чей авторитет считается непререкаемым – в нашем случае это руководитель Технического комитета по стандартизации ТК-465 «Строительство», вице-президент Российского союза строителей, бывший заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по строительной, архитектурной и жилищной политике Лариса Степановна Баринова. И уже окончательно новый ГОСТ вводится в силу приказом рукоодителя Ростехрегулирования Элькина, который полностью опирается на подпись ТК-465.

...да забыли про овраги.

По сложившейся в Ростехрегулировании практике, как правило, инициатор создания ГОСТа становится и Исполнителем.

А инициатором принятия ГОСТа, по Закону, может быть абсолютно любое физическое или юридическое лицо.

В случае с созданием ГОСТа на антикоррозийную защиту таким лицом был НИИЖБ (Научно-исследовательский институт бетона и железо-бетона (www.niizhb.org). Оставалось бы только порадоваться за дело с созданием ГОСТа на коррозийную защиту. ведь за написание этого ГОСТа по собственной инициативе взялся институт, который пишет сам о себе на сайте: "НИИЖБ один из молодых и динамично развивающихся специализированных институтов России в области строительства. Основа института высоко квалифицированный состав и многолетний опыт работы на строительном рынке".

Но подобная активность похвальна, когда она движима не корыстолюбием в ущерб развитию России, а искренним стремлением сделать жизнь страны лучше.

Заглянем за кулисы. И ужаснемся?

Зачем же понадобилось НИИЖБ инициировать принятие ГОСТа "Защита бетонных и железобетонных конструкций от коррозии"?

К сожалению, есть серьезные основания полагать, что этот самый "молодой и динамичный" НИИЖБ в данном случае не ограничился легальной формой заработка на написании текста ГОСТа. Что существует и нелегальная форма, значительно более интересная в финансовом плане "динамично-молодому" НИИ с тяжелым и крепким названием.

Поступки руководства и отдельных функционеров НИИЖБ, к сожалению, могут подпадать под определение коррупции, а то и диверсии.

Многие эксперты из опрошенных нами, рассмотрев итоговый ГОСТ "Защита бетонных и железобетонных конструкций от коррозии", убеждены в коррупционной причине инициатив, исходящих от НИИЖБ в отношении подготовки ГОСТов.

По крайней мере, в разговорах со специалистами неоднократно звучала мысль, что фраза с сайта НИИЖБ: "С 2005 г. институт возглавляет д-р техн.наук А.С.Семченков. Сложная финансовая ситуация, сложившаяся в НИИЖБ к 2005 г., в настоящее время выправлена" - ключ к разгадке махинаций НИИЖБ вокруг ГОСТов.

Как люди, пережившие голод, потом всю жизнь не могли наесться, так и руководство НИИЖБ, номинально возглавляемого с 2005 года А. С. Семченковым, а неформально - "серым кардиналом" и старожилом НИИ Валентиной Федоровной Степановой, видимо никак не может отойти от страха перед пережитыми финансовыми проблемами. И ненасытно поглощает практически любые деньги, попадающие в поле зрения "динамичных ученых", без особой оглядки даже на закон, не говоря уж о морали.

Мнения специалистов, работающих на строительном рынке, в отношении того, кто из руководителей НИИЖБ мог непосредственно организовать незаконные поборы и не менее незаконные преференции на ниве создания ГОСТов, расходятся.

Часть специалистов уверена, что это инициатива формального руководителя НИИЖБ - Алексея Степановича Семченкова. Т.к. вряд ли возможно, чтобы подчиненные Семченкова вели себя столь разнузданно без его прямого указания. Или, как минимум, без его прямого попустительства.

Другая часть специалистов уверена, что махинации вокруг одиозного создания НИИЖБ ГОСТов - инициатива зам. генерального директора Валентины Федоровны Степановой. Сторонники версии, что это Степанова сама придумала и осуществляет обогащение на продаже "контрамарок в ГОСТ", уверяют, что Семченков, по своим качествам подобен Фунту. И что Семченков поэтому полностью находится под влиянием своего заместителя. Они подкрепляют эту точку зрения тем, что именно Степанова, а не Семченков много лет является "лицом НИИЖБ" во всех структурах, с которыми НИИ официально и не совсем официально контактирует. Собственно говоря, это логично хотя бы потому, что Семченков руководит НИИЖБ всего несколько лет, тогда как Степанова "царит" там не первое десятилетие.

Однако, независимо от того, имитирует ли Семченков свое бессилие, хитроумно делая из своей подчиненной "пушечное мясо" любого официального расследования, или же Степанова действительно подмяла безвольного шефа под свой каблук, суть вопроса не меняется.

А суть такая: НИИЖБ, похоже, стал малоуправляемой структурой, вектор движения которой задается корыстными интересами отдельных руководителей, прямо вредящими развитию строительной отрасли и интересам Российской Федерации.

Но посмотрим на факты. Рассмотрим непосредственно деяния гражданки Степановой, не вдаваясь в подробности того, коварно ли она облапошила Семченкова, или наоборот является жертвой интриг своего шефа. Как не крути, но именно Степанова и в этом случае показала скажем мягко, "лицо НИИЖБ".

Итак, после того, как исполнителем первой редакции ГОСТа об анти-корризийной защите бетона стал НИИЖБ, зам. генерального директора НИИ Валентина Федеровна Степанова развила бурную личную коммерческую деятельность. Степанова, по их сведениям, стала буквально локомотивом создания ГОСТа на очень сомнительных, с точки зрения буквы и духа Закона, условиях.

"Мамки" из НИИЖБ и их "крыша"?

Те, кто знаком с Валентиной Федоровной говорят, что человек она в принципе крайне циничный, и не брезгливый в выборе способов обогащения. "Ей на пенсию через два понедельника, вот она и хапает беззастенчиво", проговорился в частной беседе один из участников строительного рынка, очень близко знакомый с этой "динамичной" матроной из "молодого" НИИ.

Валентина Федоровна Степанова лично вела переговоры со всеми крупными и мелкими производителями эмалей, лакокрасочных материалов и прочих строительных смесей. Тема переговоров была одна. И, увы, она противоречила гипотезе об альтруизме и заботе о судьбах развития строительного рынка страны, об обеспечении конкурентоспособности России на мировом рынке.

По инициативе Валентины Степановой ГОСТ "Защита бетонных и железобетонных конструкций от коррозии" включает в себя торговую марку производителя защиты бетона от коррозии.

Внимание!

Повторимся - ГОСТ включает не требования к строительным материалам, а конкретные торговые марки!

Как будто специалисты из НИИЖБ не ГОСТ пишут, а работают мерчендайзерами в строительном супермаркете на проценте от выручки.

Зайдите по ссылке, и вы увидете подробный отчет о том, кто заплатил свои кровные за возможность оказаться в Государственном стандарте. Не в рекламном ролике на Первом канале. Даже не в передаче "Человек и Закон". В Государственном Стандарте!

И многие соглашались на это предложение "динамичных" "ученых". Нехитрые подсчеты числа упоминаемых торговых марок (а их там набирается уже не менее 50), показывают, что, благодаря своей коммерческой хватке, сотрудники НИИЖБ насобирали "с миру по нитке" около 10 млн. рублей!

Те участники рынка, с кем общалась Валентина Федоровна, говорят, что она не торговалась: хочешь быть в ГОСТе выкладывай 150-350 тыс., не хочешь не надо!

Но есть четкое определение ГОСТа как документа, устанавливающего комплекс норм, правил, требований к объекту стандартизации.

Что будут делать "предпринимательницы", если из ГОСТа, как и положено, исключат вписанные ими за деньги торговые марки, и заменят тем, что положено по Закону - описанием требований? Этого не знает никто. Кроме, наверное, правоохранительных органов, имеющих богатую статистику подобного рода.

Но, в конце концов, вопрос о том, как будут разбираться между собой мошенники и потерпевшие, является их личной проблемой.

Гораздо важнее другое. Принятие ГОСТа с конкретными марками вместо описания характеристик, создает практически непреодолимый барьер для новых участников рынка. Тех самых, которые и могли бы за счет инноваций подвинуть (или расшевелить) "старичков".

Без доступа на рынок новых компаний с современными, качественными смесями, соответствующими четко прописанному ГОСТу, невозможно заставить "стариков" повысить качество и внедрять новые разработки - им и так хорошо. Они уже оплатили свое спокойствие. А также расслабленное правление Алексея Степановича Семченкова и безбедную пенсию "динамичной" Валентины Федоровны Степановой на Канарах?

Каждый честный человек уверен, что Прокуратуре будет интересно разобраться в таком вольном обращении чиновников НИИЖБ с государственным (а не частным) Стандартом. Возможно, при этом Валентина Степанова отдохнет не на Канарах, а в каких-нибудь не столь отдаленных от России местах. Возможно, гражданин Семченков, если и не составит ей компанию, то уступит место более эффективному руководителю, умеющему удерживать в рамках закона подчиненных. Но Россия, наверное, от этого только выиграет.

Коррупционные барьеры для выхода на рынок молодых, по-настоящему инновационных предприятий, тогда будут сняты. и инновации реально пойдут в строительство.

Понимает ли все это Лариса Баринова? Или может быть – слишком хорошо это понимает? А ведь готовятся и новые ГОСТы...