Рускоязычный говорун

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Завтра", origindate::13.08.2002, Фото: "Известия"

Рускоязычный говорун

Дмитрий Рогозин, как зеркало Кремля

Евгений Ростиков

Враг РоссииБеларусь?

Converted 29533.jpg

Дмитрий Рогозин губит свою карьеру

Недавнее явление российского парламентария Дмитрия Рогозина в Беларуси не осталось незамеченным. Xотя появился он там, можно сказать, виртуально, в виде газетного интервью. Физически Дмирий Олегович любит посещать более дальнее зарубежье — например, Страсбург или, в крайнем случае, Ригу. Оно и понятно, там можно хоть покрасоваться: "Я ношу 56-й размер, у меня метр девяносто рост, я бывший член сборной СССР по ручному мячу..." и т.д. А заодно и красноречием блеснуть, популярно рассказав туповатым иностранцам и забывчивым прибалтам: "Что есть такое Россия? Это 145 миллионов человек. По числу населения это Германия и Франция вместе взятые. То есть такая средняя европейская страна..." Ну если такая, как "вместе взятая Германия и Франция", то это уже "не средняя европейская страна", а, пожалуй, самая крупная.

Ладно, с популяризаторством России у Дмитрия Олеговича не все гладко получается, зато он известен "отчаянной защитой" прав русских и русскоговорящих в близком зарубежье. И хотя дальше хитроватого витийствования на тему "отчаянная защита" Рогозина никогда не заходила, тем не менее, на этом невеселом поприще он, как говорится, нашел себя. "Но при чем здесь Беларусь?"— резонно спросите вы. Здесь с этим, кажется, все в порядке. Русские, как и русскоязычные, в равной мере наделены всеми теми правами и возможностями, что и коренные граждане республики. Какое дело до нее Рогозину?

Но так могут думать только наивные в политике люди. А для такого деятеля, как Дмитрий Рогозин, конъюнктура — это всё. Действительно, стоило в первопрестольную примчаться двум белорусским журналисткам, представляющим интересы то ли нашей бесполой оппозиции, то ли более дальних и неразгаданных еще структур, как глава Международного комитета Госдумы и по совместительству спецпредставитель Путина по Калининградской области не только отбросил все свои важные дела и поспешил принять их, но и наговорил им о Беларуси такого, что тут всерьез задумались: а, может, действительно у русских и России и врагов-то в мире больше не осталось, кроме этих проклятых белорусов?! Но, прежде чем перейти к этому весьма знаменательному открытию "известного российского политика", думаю, прежде всего не мешает разобраться, откуда вообще берутся такие деятели, как Дмитрий Рогозин?

Из-под крыла Шеварднадзе

Вот как поведал об этом в прошлом году латышским журналистам сам Дмитрий Олегович: "В политику меня вывел Эдуард Шеварднадзе. Xотя сам президент Грузии об этом может и не догадываться".

А дело было так. 20 августа 1991 года перед "Белым домом" в Москве шумела, качалась многотысячная толпа. Как и всякая толпа — бездумная и безответственная, а эта была еще и чумная, уничтожавшая великую и могучую державу, которую более 200 млн. людей считали своей Родиной. Среди этой беспросветной "тьмы" шныряли не только закомплексованные негодяи, откровенные провокаторы, но и разного рода авантюристы. Они только ждали своего часа и готовы были сыграть любую предложенную им или нечаянно выхваченную в суматохе роль. Был среди них и молодой журналист, а в недалеком прошлом еще и спортсмен Дмитрий Рогозин. "Чудом прошмыгнув мимо охраны, он поднялся наверх — как раз там сидели Ельцин, Руцкой, Xасбулатов... И вдруг все расступаются — это шел Шеварднадзе со свитой. Толпа совершенно случайно впихивает туда Рогозина". Именно так и сказано: "впихивает" в объятия этому кавказскому витязю, который тогда еще только начинал широко разбазаривать Россию. А дальше, как говорится, все было делом техники. "Когда Шеварднадзе выступал перед митингом (это же действительно надо быть презренной толпой, "тьмой", чтобы слушать этого косноязычного, недалекого и насквозь фальшивого оратора. — Е.Р.), Рогозин стоял у него за спиной. Шеварднадзе закончил, и тут вдруг кто-то обращается к Рогозину: "Ну, а теперь вы скажите пару слов о демократии". И он начал говорить..."

Тут журналист латышской газеты ставит многоточие. То есть мы можем думать, что Рогозин выступил с потрясающей речью, после которой собравшаяся у "Белого дома" толпа, не раздумывая, ринулась "на подвиги", т.е. громить свою собственную страну. Но, поскольку Дима рос в благополучной семье военного летчика (которые тогда регулярно получали весьма неплохую зарплату) и вкушал все прелести жизни советской "золотой молодежи", то, видно, он понес тогда в эту толпу такую околесицу "о демократии", что и теперь об этом приличному человеку неудобно было бы вспоминать. Потому-то журналист из дружественной Рогозину Латвии ограничился многоточием.

Как бы там ни было, Рогозина заметили и время от времени, когда это было нужно, стали выпускать с "парой слов о демократии" то на радио, то на телевидение. Когда же Эдуард Амвросиевич успешно отбыл устанавливать "демократию" в своей родной Грузии и заодно душить там русских и прочих русскоязычных "империалистов", Рогозин, в противовес своему крестному, стал громко защищать этих несчастных от распоясавшихся во всех "демократических республиках" националистов. Дело это по тем временам было весьма доходное — я имею в виду прежде всего в плане приобретения политического капитала. Кто тогда только этим ни занимался — даже мэр Москвы Лужков внес в него свою весомую лепту в виде отчаянной борьбы за Крым и крымчан. А пока эти и подобные им господа соревновались в красноречии, в Прибалтике, да и в прочих странах СНГ, кроме Беларуси, русских душили не только в переносном, но и прямом смысле все кому не лень. Каждый национальный деятель считал не только возможным, но и необходимым если не пнуть русского в лицо, то плюнуть ему в спину. И когда уже многие говоруны, устав обманывать своих сограждан в ближнем зарубежье, посчитали, что честнее предоставить им самим выбираться из этой западни, Рогозин продолжал сеять у зарубежных россиян иллюзии, что Москва о них думает и скоро, очень скоро им поможет, заступится. В 1995 году он участвовал в выборной кампании созданного под это избирательного объединения "Конгресс русских общин" (КРО), которое возглавляли небезызвестные Скоков и Лебедь. Поверив эти господам, русские в ближнем зарубежье, в том числе и в Калининградской области, отдали за них свои голоса, и благодаря этому "конгрессмены" оказались в Госдуме, на авансцене российской политики.

Проблему русских можно было давно решить

Если Скоков и Лебедь вскоре нашли себе по душе другие игры, то Рогозин последовательно разрабатывал столь удачно найденную золотоносную жилу. И на этом поприще "борца за русских в ближнем зарубежье", а точнее, на щедром словоблудии об этой борьбе, продолжил наживать политический капитал.

Теперь это уже был не тот долговязый худосочный журналистик, так ловко выскочивший из-под фалд пиджака Шеварднадзе. Непосильным трудом "защиты русских и русскоязычных" в ближнем, а потом и дальнем зарубежье, Рогозин превратился в хорошо откормленного, холеного господина, которому, по большому счету, на все наплевать — кроме разве что своих интересов и вдруг открывшейся перспективы захватывающей карьеры. Но когда даже губернатор далекой Кемеровской области Аман Тулеев, возмущенный откровенно садистским издевательством над русскими и гражданами России в Прибалтике, устраиваемыми там демонстративными судилищами над бывшими партизанами и чекистами, а также марширующими по улицам и площадям прибалтийских городов одряхлевшими фашистами и их последышами, обратился с открытым письмом к президенту Путину, правительству и Федеральному собранию РФ, в котором, в частности, писал: "Xватит России молчать и отделываться полумерами — дипломатическими нотами и предупредительными письмами. Нас откровенно унижают. Письмо и.о.президента РФ президенту Латвии с протестом против идущей в этой стране "охоты на ведьм" осталось без ответа, практически было выброшено в корзину"... И потребовал "срочно выработать комплекс жестких мер, которые Российское государство будет применять к тем странам, где ущемляются права наших соотечественников" вплоть до введения против них экономических санкций, Рогозин затаился. А ведь проблему русских в Прибалтике уже тогда, если бы и.о. проявил последовательность, можно было решить. Тем более, этот призыв Тулеева вселял надежду не только в русских и русскоязычных в ближнем зарубежье, но и граждан тех стран, которые не в силах были больше терпеть издевательства собственных националистов. Только депутат Госдумы, который официально, по должности своей, "курировал" проблемы русских в ближнем зарубежье, высказался в том смысле, что надо искать цивилизованные подходы к этим "культурным" странам, а санкциями, блокадой ничего, мол, здесь не решишь. К чему приводят такие полумеры, которые Рогозин называет "цивилизованным подходом" можно видеть хотя бы на примере судьбы бывшего советского партизана, инвалида войны Василия Кононова.

Буш и наши “бушмены”

На сфабрикованном латвийской Фемидой судебном процессе Кононова приговорили к длительному тюремному заключению. Перед президентскими выборами "демократы" Латвии вняли просьбам и.о. президента Путина и выпустили на свободу старого партизана. Но не успел Кононов поблагодарить своего "благодетеля", как его снова принялись таскать по судам. Говорят, теперь старик надеется, что в России не за горами новые парламентские и президентские выборы, и таким деятелям, как Путин и Рогозин, потребуются голоса граждан России, проживающих в ближнем зарубежье. Пока же они вынуждены с горечью соглашаться с тем же Рогозиным, что "российская политика в отношении русских, оказавшихся за рубежом, непоследовательна. Это сдача всех позиций. В итоге многие прибалтийские политики привыкли к тому, что с Россией можно не считаться. И они ужесточают свое законодательство или, по крайней мере, существенно не меняют последние 10 лет". Более того: "Положение русских в Латвии значительно ухудшилось после принятия сеймом поправок к Конституции... Есть у нас определенные претензии и к другим балтийским государствам".

Все верно говорит этот холеный господин, которому, казалось бы, и карты в руки — ведь он занимает высокий пост главы Международного комитета Госдумы. Занимать занимает, но делает ли что-нибудь реально? Не видно. По крайней мере от его многолетней говорильни 25 миллионам русских, вынужденных жить за рубежом, не легче. Но Рогозина это, по большому счету, мало волнует. Его по-настоящему волнуют более "возвышенные" темы. Например, вот как он рассказывает, а точнее, поет, о своем возвращении вместе с Путиным в Москву после прошлогодней российско-американской встречи в верхах в Любляне: "Путин — человек демократичный, поэтому нередко приглашает к себе в самолет кого-нибудь из российской делегации. В общем, в этот раз в Москву возвращались Владимир Рушайло, Игорь Иванов, Игорь Сергеев, начальник Генштаба Анатолий Квашнин и я, Дмитрий Рогозин. Все, естественно, к президенту: "Ну как вам Буш? Не обманет?" А Владимир Владимирович в ответ: "Меня порадовало, что он не сноб. И, кажется, мужик". В том смысле, что слово держит"...

А мне, белорусскому журналисту, показалось, что Путин высказался в ином смысле, более горьком. Что "имел в виду" американский президент всех их разом, всю эту веселую компашку, возвращающуюся в несчастную Россию. Это же самая большая беда для страны — иметь таких велеречивых и бесхребетных политиков. По крайней мере, слово "мужики" с ними пока мало соотносится. Особенно с Дмитрием Рогозиным, несмотря на его 56-й размер и почти двухметровый рост.

Под прицелом берданки, умирая от жажды...

У кого-то, возможно, возник вопрос: а какое отношение этот "великий" человек, порхающий в компании с президентом России на его самолете от Любляны и Страсбурга до Риги и Москвы, имеет к Беларуси? Она-то вроде в круг его интересов никогда не входила. Но это, как говорится, до тех пор, пока его не трогали. А как тронули его две шустрые журналистки, так он разразился двухполосным интервью — и все о ней, об этой Беларуси и особенно о ее президенте Александре Лукашенко: "Он действительно муха, а белорусский народ в данном случае — котлета",— демонстрирует по-путински нестандартное мышление Дмитрий Олегович и продолжает дальше судить и рядить: "Лукашенко — сам по себе, народ — сам по себе. И нужно отделять одно от другого". Отделив таким нехитрым образом президента от народа, который тот во второй раз избрал Лукашенко на этот пост более чем 70 процентами голосов, он, оказывается, недоволен и самой Беларусью: "Вот я ехал недавно из Вильнюса в Минск. (В Вильнюсе, видно, русскоязычных защищал, а вот зачем в Минск катил, непонятно.— Е.Р.). В Беларуси меня поразило полное отсутствие малого бизнеса, который "облепил" всю литовскую дорогу с обеих сторон. Пересекли границу — и будто бы въехали в партизанский край. Было ощущение, что на меня в лучшем случае хмуро посматривают из-за деревьев люди с берданками. А остановиться купить воды негде. Разве в Беларуси все так заняты трудовыми свершениями, что нет возможностей для создания малого бизнеса? Все косят сено и перебирают картошку? Обидно, однако!"

Можно понять чувства барина, мчащегося на лихом БМВ по Литве и сквозь тонированные стекла взирающего на "подзащитных" русских и русскоязычных, которые выстроились по обе стороны дороги со своим нехитрым товаром, с той же криничной водицей (которой в Беларуси за бесплатно хоть залейся), и Xриста ради просят купить у них хоть что-нибудь, чтоб не подохнуть с голода. Я сам недавно был в Курской области, а еще раньше — в Закарпатье, там та же картина: людям задерживают пенсии, не платят по нескольку месяцев, а то и годами, зарплату. Вот они и пасутся, как овцы, вдоль дороги в надежде — авось и к ним "проездом из Парижу" заглянет благодушный господин Рогозин и на положенные ему немалые заграничные командировочные купит у них хоть на грош, а, скорее всего, на доллар какое-нибудь яблоко. А они потом приобретут на него булку хлеба или пару таблеток для больного ребенка. Только, господин Рогозин, при чем здесь "малый бизнес"?! Бизнес у нас такой есть, и довольно крепкий, а вот мешочников и нищих в Беларуси никогда не считали бизнесменами.

И зря, Дмитрий Олегович, вы так опасаетесь "людей с берданками". Беларусь, конечно, партизанский край, и дух этот, несмотря на предпринятую было демократами и националистами атаку, из нее так и не вытравили. Иначе, приди к власти Зенон Позняк или подобные ему "демократы",— партизан бы отлавливали и судили, как Кононова, а может, и без суда ставили "к стенке". Кстати, не понял я вашей "обиды" насчет того, что "в Беларуси все заняты трудовыми свершениями, ...косят сено и перебирают картошку". А что, лучше ее оставить в поле, а потом христарадничать у разного рода банков и Международного валютного фонда, закладывая под это родную землю и ее недра? У нас даже президент весь конец прошедшего июля и начало августа провел не в своей резиденции, а в поле, в районах и областях, обеспечивая уборку урожая.

Беларусь — не Россия

Вы, конечно, и по этому поводу можете поиронизировать. Но Беларусь, повторю, не Россия, у нас нефти и особенно газа нет, а потому сорить хлебом и продавать за бесценок то немногое, что есть, мы не намерены. Вот это вас, господин Рогозин, похоже, больше всего и возмутило: "Даже в моем окружении есть немало людей, которые искренне хотели бы укрепить свои экономические позиции в Беларуси",— вольно или невольно признаетесь вы о той новой роли, которую хотели бы играть на постсоветском пространстве. Так что проблемы русских за рубежом, этих 25 миллионов несчастных, господина Рогозина, похоже, интересуют постольку, поскольку это позволяет укреплять "экономические позиции" людей из "ближайшего окружения". Он захвачен новой идеей: "Люди, о которых я говорю, хотят вмонтировать Беларусь в общую экономическую сеть, причем зарабатывающую сеть: будь то транзит, создание нефтеперерабатывающих центров, сельхозпереработки. Да мало ли что — хотя бы хорошие дороги..." Спасибо еще, что, "вмонтировав" Беларусь в некую "общую экономическую сеть", Рогозин вместе со своим "окружением" обещает, что и ей кое-что, возможно, в этой "зарабатывающей сети" перепадет. Вот тогда-то действительно вдоль "хороших дорог" (хотя в Беларуси на них и так никто не жалуется) выстроятся попрошайки, которых господин Рогозин и его друзья смогут с высоты своих позиций снисходительно величать "малым бизнесом".

Но на пути к этим великим свершениям, так ловко спланированным Рогозиным, а точнее, его друзьями, случилась непредвиденная загвоздка. Опять этот Лукашенко. Не дает он нашему герою и его "окружению" развернуться в Беларуси в полной мере. "Мне не нравится многое из того, что делает Лукашенко, и я тем более не хотел бы, чтобы такой лидер оказался несменяемый"(?!)— заявляет Рогозин. А вот что он имеет в виду под словом "несменяемый", можно узнать, читая его интервью-признание дальше. Оказывается, в Москве уже старательно ищут замену только еще год назад вновь переизбранному белорусскому президенту. "Россия прежде была глуховата к белорусской оппозиции. Но это не значит, что той нужно немедленно развернуться в обратную сторону. Ситуация изменилась, кстати говоря, и я с удовольствием буду проводить какие-то мероприятия с участием неформальных и формальных политических организаций, представителей оппозиционных СМИ". Вот так, ни больше ни меньше. И хотя Рогозин понимает, что белорусская оппозиция — это "по сути, западные наймиты", но он "с удовольствием" начнет сотрудничать с ними. Ведь "ситуация изменилась".

Позиция Кремля?

И это признание у "38-летнего прагматика, если не сказать конъюнктурщика", как Рогозина представили белорусские интервьюерки вырвалось не случайно. Это, похоже, действительно новая позиция Кремля, который, в стремлении подыграть Западу и особенно США готов устранить в братской стране, с которой еще недавно готов был идти на Союз, ее законного президента. При этом он готов поставить на кого угодно, даже на так называемых лидеров белорусской оппозиции, которых даже якшающийся с ними Борис Немцов за людей не считает. К тому же, дешевые "наймиты", никого и ничего собой не представляющие, даже если Москва примет их на полное свое обеспечение, наутро после того, как им всучат власть, постараются отгородиться от России стеной. Такова уж порода этих людей, предателей не только по призванию, но и по сущности своей. Не случайно еще недавно они так отчаянно боролись за реабилитацию белорусских полицаев и прочих коллаборационистов.

Рогозин может сколько угодно "задавать вопросы белорусской оппозиции", которую он знает "еще по первой волне всевозможных неформальных организаций". Только те, кого он знал, уже давно получили политическое убежище в США и оттуда сражаются со своей республикой, а заодно "с российскими империалистами". Те же, кто пока еще остался в Беларуси, предпочитают хихикать над рогозинскими призывами типа того, что "у них нет никакого морального права решать все свои проблемы на Западе, не появляясь при этом в Москве и не желая работать с московскими политиками". Такую категорию, как мораль, эти люди не просто не понимают — они ее игнорируют. Зачем же пообтершийся за эти годы председатель комиссии Госдумы "делает наивные глаза"?

Решив, что отношение к Лукашенко, а заодно и к Союзу с Беларусью в Кремле в последнее время кардинально меняется, Рогозин — как всегда, с наскоку, глубоко не копая,— решил сыграть в большую политику. Но объект для этого выбрал не самый подходящий. Не справившись с защитой прав русских и русскоязычных в таких микроскопических странах, как Эстония, Латвия и Литва, он решил "заняться" Беларусью. Да еще под соусом защиты ее: "Мы Беларусь защищаем везде, где только можно. Россия уже переругалась со всем миром из-за Беларуси, при этом на самом деле не понимая, почему Беларусь так себя ведет. Мы защищаем ее просто по факту: вроде как родные, свои, и мы не хотим, чтобы о Беларуси говорились какие-то негативные вещи. Я в своих выступлениях везде, даже в Совете Европы говорю: "Не давите на Беларусь. Она потеряла во время войны каждого третьего и всякое давление извне воспринимает в штыки. У белорусов психология народа, который никогда не сдается". Это на самом деле так, и думаю, весь мир испытывает огромное уважение к белорусскому народу — этаким несгибаемым славянам".

"Защитники" Беларуси...

О том, как Дмитрий Олегович в действительности защищает Беларусь на международной арене, поведал недавно вице-спикер белорусского парламента, вернувшийся с Парламентской ассамблеи (ПА) ОБСЕ. "США не нравится тот путь развития, который избрала Беларусь, и в первую очередь их крайне раздражает стремление белорусского государства построить союз с Россией. В силу различных обстоятельств американцы сегодня не желают открыто прессинговать Россию. А вот маленькая Беларусь может быть использована для нападок в качестве, как им кажется, "уязвимого звена". На Беларусь они и навалились. Одновременно американцы "преподают урок" другим странам и прежде всего странам СНГ. Надо к тому же признать, что США столь же решительны в поддержке и защите своих союзников и "друзей".

Xотелось бы, чтобы и Россия была так же бескомпромиссна и последовательна в отстаивании интересов своих союзников. Я глубоко убежден, что такая позиция отвечала бы в первую очередь интересам самой России. Только вот ее позиция по отношению к Беларуси зачастую непонятна даже самим западноевропейцам. В ходе различных международных мероприятий ко мне в приватном порядке неоднократно подходили парламентарии, в том числе из стран Евросоюза, включая руководителей некоторых национальных парламентов, и высказывали свое недоумение по поводу отсутствия ясной и последовательной позиции высшего руководства Российской Федерации по отношению к Беларуси. Они не считают, что ситуация в Беларуси хуже, чем в целом ряде других стран-членов ОБСЕ. Для кардинального же изменения в подходах американцев к Беларуси, по мнению европейцев, достаточно, чтобы — далее цитирую: "Президент России, путь даже в неформальной обстановке один на один, заявил президенту США, что Россия считает Беларусь своим союзником и рассчитывает на соответствующее отношение к белорусскому государству со стороны США",— закончил свой горький рассказ вице-спикер белорусского парламента.

И здесь возникает главный на сегодня вопрос: а считает ли Россия, то бишь ее президент Путин, Беларусь своим союзником?! Надежды европейцев и вторящего им белорусского вице-спикера, что президент России забросит несколько слов президенту США в защиту Беларуси, слишком уж наивны. Он-то может и сказал бы, да услышит ли его Буш? Ведь у того свой взгляд на эту непокорную Беларусь и ее президента. Он Америке более ненавистен, чем Саддам Xусейн. Ведь Лукашенко все еще носится с идеей возродить на постсоветском пространстве мощную славянскую державу. А Буш в крайнем случае намерен терпеть на этом пространстве российскую размазню, за которую стыдно не только белорусам, но и всем сохранившим человеческое достоинство людям.

Ну а что касается надежд белорусского вице-спикера, что руководитель российской делегации, глава Международного комитета Госдумы Дмитрий Рогозин будет "бескомпромиссен и последователен" в отстаивании интересов своего ближайшего союзника, так это вообще из разряда фантастики. Он несколько лед подряд позволял маразматичным лордам полоскать Россию и русских людей во всех этих ПАСЕ, ПА ОБСЕ и прочих бюрократических конторах, а вице-спикер надеется, что он Беларусь защитит. Никогда этого не будет. Он там, как белорусы, не терял каждого третьего своего бойца. А становился вместе с ними только холенее. А ведь как он красочно подает все эти свои "сражения". "Если бы в 1995 году, когда принималось решение о вступлении России в Совет Европы, можно было предугадать, через какие испытания, через какие гадости придется проходить при обсуждении Чечни или обязательств России и какими несправедливыми будут выпады против российского государства, то люди, которые принимали это решение, крепко бы задумались, стоило ли это делать. Я действительно считаю, что было много несправедливых выпадов. Но к этому надо готовиться грамотно и аргументированно".

Как, спрашивается, надо действовать в такой ситуации по-рогозински? Да делать вид, что сражаешься, красиво говорить об этих сражениях и бесконечно отступать, сдавая все и вся.

На ком держится Россия

Недавно Путин назначил Рогозина спецпредставителем России на переговорах с ЕС по Калининградской области. Открытый, на глазах у всего мира позорный разрыв России на две части, который планируется осуществить уже в 2003 году введением виз для граждан России, чтобы те могли проехать по своей стране из одного ее конца в другой, вынудил российское правительство проявить неожиданную прыть и решительность. Но мне кажется, больше показные. Об этом говорит хотя бы уже то, что решение этого вопроса доверили Рогозину. А тот рассчитывает на свое словоблудие: "Парламентская дипломатия может в этом помочь. Я имею в виду прежде всего Европейский парламент и ПАСЕ, где я возглавляю делегацию Федерального собрания России... Сейчас у нас прекрасные отношения с СЕ, и я являюсь заместителем руководителя политической группы европейских консервативных партий и одним из кандидатов на руководящий пост в политической комиссии ПАСЕ... Уже работает межведомственная группа во главе с заместителем руководителя администрации президента Виктором Ивановым. Я вхожу в эту группу от Думы. Я также был автором постановления, принятого Думой год назад... Я переговорил с Игорем Ивановым (это уже другой или третий Иванов, но не из тех ивановых, на которых держится Россия — Е.Р.) и было решено создать рабочую группу, которую буду вести я..."

Это только малая часть тех "я", которые демонстрирует в последнем интервью "Независимой газете" спецпредставитель президента Дмитрий Рогозин. Одни люди собирают фантики, другие — должности в разного рода бюрократических, а точнее, мифических структурах. Оно и не диво. Ведь там главное — создавать, имитировать видимость действий. А как мы убедились, Рогозин этим искусством прекрасно овладел.

В очередь за визой

Вот и здесь с ходу в карьер взялся за то "сложное" дело: "Я сам собираюсь в середине августа провести свой недельный отпуск в Калининградской области и отправляюсь туда на автомобиле". А чтобы нечаянно не сбиться с пути и не заехать в ненавистную ему Беларусь, где нет даже любимого ему "малого бизнеса", Рогозин готов взять с собой самого дорогого ему человека. Более того: "я готов даже поселить в Калининграде свою тещу, чтобы забота о вашем регионе окончательно стала моей личной заботой..." Так что, жители России, дорогие калининградцы, можете вскоре встречать своего спасителя и его тещу. Они вам проложат дорогу в светлое будущее. Только будет ли эта дорога в родную Россию, очень сомневаюсь. Скорее всего, к 2003 году вы узнаете, какая это трудная и долгая работа, чтобы граждане демократической России получили право всего-навсего беспрепятственно проехать через шенгенскую зону.

Правда, граждане таких даже отдаленных от матушки-Европы стран, как Малайзия, Никарагуа, Сальвадор и еще порядка двадцати, не только обладают правом свободного проезда, но и свободного доступа в шенгенскую зону. Но вы не волнуйтесь, стойте смирненько в этой все-таки не обрыдшей коммунистической, а демократической очереди в иностранное консульство. Президент, а заодно и его спецпредставитель думают о вас и "жестко" и "аргументированно" сражаются со своими западными друзьями за интересы России. Вот как, например, сделал это президент Путин, принимая 30 июля своего спецпредставителя: "От того, насколько мы сможем продвинуться в решении этого вопроса (имеется в виду, конечно, решение калининградской проблемы — Е.Р.), будет зависеть и вектор, и качество этого вектора в развитии наших отношений с Евросоюзом". Русские люди, конечно, сказанное своим президентом поймут с трудом. А суть проста. Россия — большая, кусок туда, кусок сюда — это для сегодняшних правителей не проблема. Главное — дружба с Западом. Ну а пока вы можете тешить себя иллюзиями, что этого не случится и наслаждаться рогозинскими заклинаниями. Такими, например, решительными, как: "Свобода транзита в любом случае должна быть обеспечена", "Ни о каких коридорах и визах не может быть и речи!" или более уступчивыми, правда, уже не сулящими россиянам ничего хорошего: "Калининградскую проблему удастся решить, если мы будем адекватно поняты на Западе"... Только вряд ли Россия будет когда-нибудь понята, тем более "адекватно" на Западе. А если так случится, то это уже будет не Россия. И заслугу в подобном "историческом" превращении может себе приписать в том числе и такой "крупный демократический деятель", как Дмитрий Рогозин.