Руслан Гелаев и два бойца

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Козырь Шеварднадзе

Оригинал этого материала
© "Lenta.Ru", origindate::01.03.2004

Руслан Гелаев и два бойца

Дмитрий Иванов

Converted 16261.jpg

С давних повелось, что Северный Кавказ является зоной столкновения множества противоречивых интересов. Судьба известного чеченского полевого командира Руслана Гелаева - лучшее тому подтверждение. Будучи в течение двенадцати лет активным участников многочисленных конфликтов на территории региона, Гелаев одновременно всем мешал и в то же время всем был нужен. Наверное, поэтому ни федеральные силы, ни кадыровские милиционеры, ни службы безопасности Грузии, ни силы самообороны Абхазии, ни боевики Бараева или Масхадова так долго не могли с ним ничего поделать. Но война - дело непредсказуемое: в конце концов Гелаев погиб в рядовой стычке с российским пограничным нарядом, состоявшим из двух человек.

Боевая биография

Руслан Гелаев родился в 1964 году в селе Комсомольское Урус-Мартановского района Чечено-Ингушской автономной республики, в семье, принадлежащей к тейпу Гухой. Несмотря на лестную характеристику, выданную ему два года назад нынешним экс-президентом Грузии Эдуардом Шеварднадзе ("образованный, интеллигентный человек"), как раз образованностью Гелаев похвалиться не мог - он окончил всего три класса сельской школы. Войдя в возраст, Гелаев проводил время то на "шабашке", неоднократно выезжая для этого в другие регионы бывшего СССР (по некоторым данным, первую жену он нашел в одном из совхозов Омской области), то в колонии - всего в советское время Гелаев успел трижды побывать в местах лишения свободы (по одним данным, за неудачные квартирные кражи, по другим - за разбой и изнасилование).

Лишь в 1992 году Гелаев нашел себе дело по душе, отправившись на войну в Абхазию, чтобы сражаться там против грузин. Официально зафиксированных сведений о том, как именно он это делал, видимо, не сохранилось, но, по данным газеты "Известия" (1999), на той войне Гелаев отличился особой жестокостью: сохранились данные, что он лично перерезал горло 24 пленным грузинам, которых его товарищи по оружию отказались расстреливать. Однако, вряд ли это так - иначе не смог бы он в 2001-2003 годах отсиживаться в Грузии и не дождался бы теплых слов в свой адрес даже от Шеварднадзе.

Как бы там ни было, в 1993 году Гелаев вернулся домой человеком авторитетным. В конце года он даже встал во главе чеченских ветеранов абхазской войны, которые выступили против самого Джохара Дудаева - "абхазцы" требовали отставки генерала с поста премьер-министра республики и назначения на эту должность одного из руководителей чеченской нефтяной промышленности Адама Албакова. В тот раз до вооруженного столкновения не дошло. После переговоров с дудаевцами гелаевцы успокоились и сняли свои требования.

В 1994 году, когда было ясно, что дело идет к войне с Россией, Гелаев создал из ветеранов-"абхазцев" и боевиков из тейпа Мялхи Мусульманский истребительный полк. Это соединение, в состав которого входило около двухсот человек, отличалось высокой боеспособностью (как и отряд другого влиятельного ветерана - "абхазский батальон" Шамиля Басаева) и финансировалось, по слухам, все тем же Албаковым, которого в российской прессе того времени называли главой чеченской "бензиновой мафии". К началу войны Гелаев занимал должность командира Галанчешского полка спецназа вооруженных сил ЧРИ (по некоторым данным - так называемого "президентского полка").

В ходе первой чеченской кампании Гелаев отвечал за боевые действия в Грозном, на центральном и западном направлениях. В январе 1995-го в ходе обороны чеченской столицы был ранен. Начиная с лета 1995 года он возглавлял так называемый юго-западный фронт. Из событий того времени с его именем связаны следующие эпизоды: 14 декабря 1995 года отряды под руководством Гелаева захватили Урус-Мартан, в феврале-марте 1996 года Гелаев командовал обороной Бамута (за что даже был награжден ичкерийским орденом), в августе 1996 года боевики под его началом захватили Грозный - в ходе этих боев державшая оборону города Майкопская бригада федеральных сил понесла тяжелые потери.

Когда первая война закончилась подписанием Хасавюртовских соглашений, Гелаев задумался о вечном и совершил хадж в Мекку, где взял себе арабское имя - Хамзат. Вернувшись домой, он принял деятельное участие в политической жизни республики. Причем, будучи человеком себе на уме, Гелаев хорошо сориентировался в условиях бандитской вольницы, набиравшей силу в Чечне в 1996-97 годах. Так, он, заручившись поддержкой Салмана Радуева, создал "Движение патриотических сил", которое составило оппозицию Масхадову. Возможно, поэтому уже в 1997 году ему был доверен пост вице-премьера Ичкерии - Масхадов не мог легко сбросить со счетов авторитетного и амбициозного полевого командира. А в январе 1998 года Гелаев, пользуясь поддержкой старого товарища по абхазской войне - Шамиля Басаева - занял куда более ответственный пост министра обороны республики.

Восхождение Гелаева по служебной лестнице продолжалось и в дальнейшем - в июне 1999 года он возглавил шариатскую гвардию, а в июле - снова получил должность вице-премьера, но теперь уже первого, курирующего деятельность всех силовых структур Ичкерии. По мнению бывшего депутата Госдумы от Чечни Ибрагима Сулейменова, Гелаев сориентировался правильно, показав Масхадову, что способен находить общий язык как с Радуевым, так и с Басаевым. Положение самого Масхадова на тот момент было весьма шатким - у него, по словам Сулейменова, не было собственных вооруженных формирований (за исключением личной охраны), и поэтому он был вынужден опираться на Гелаева с Басаевым в своем противостоянии с самым, пожалуй, сильным и опасным на тот период полевым командиром Радуевым, который открыто не признавал президентской власти (президентом твердолобый Титаник упорно считал покойного Дудаева - как раз в то время совет старейшин Ичкерии провозгласил президентскую должность наследственной, а Радуев, как известно, был родственником Дудаева и мечтал о реванше).

Чужой среди своих, свой среди чужих

Правда, Гелаев не пошел вместе с Басаевым и Хаттабом в Ботлихский район осенью 1999 года - именно эти события стали началом второй чеченской кампании. Однако когда федеральные войска перешли границы Чечни и стали сжимать кольцо вокруг Грозного, отряды Гелаева (по некоторым данным - численностью до пятисот человек) вступили в войну. Вскоре Гелаев возглавил северо-западный фронт обороны (на этом направлении наступала группировка генерала Владимира Шаманова), а когда боевые действия докатились до чеченской столицы, стал отвечать сначала за юго-западный сектор обороны, а потом и за весь Грозный в целом.

Именно в это время боевая удача отвернулась от Гелаева. Грозный боевиками был сдан в январе 2000 года, причем, по сведениям, дошедшим в 2001 году из пресс-службы Масхадова, именно гелаевцы дрогнули в самый ответственный момент, когда держали оборону площади "Минутка". За это (по другим данным - за бездействие и последующий отъезд "в сопредельную страну" - читай, в Грузию) Масхадов особым указом разжаловал Гелаева из генералов в рядовые. Но еще до появления этого указа, в марте 2000 года, Гелаев с крупным отрядом, опять-таки вопреки приказу Масхадова, решил навестить родные края. Операция по "освобождению" села Комсомольское от федералов завершилась для банды гелаевцев тяжелым разгромом - войска под командованием генерала Трошева, окружив село, выбивали их оттуда несколько дней авиацией, танками и артиллерией и, по оценкам федералов, уничтожили при этом до тысячи боевиков. Сам Гелаев, по слухам, был ранен, но сумел ускользнуть из окружения.

Кстати, сидя в окружении в Комсомольском, Гелаев призывал на помощь отряды другого известного полевого командира, Арби Бараева (дяди небезызвестного Мовсара, совершившего осенью 2002 года захват заложников в театральном центре на Дубровке). Бараев, якобы, клятвенно заверял, что вот-вот ударит трошевцам в тыл, но так и не решился на вылазку. За это, по некоторым данным, Гелаев затаил на Бараева жгучую обиду и даже объявил бывшему союзнику джихад, что впоследствии породило немало столкновений между боевиками двух враждующих группировок.

После этого, растеряв большую часть своих людей и оставшись без помощи товарищей по оружию (как раз в феврале 2000 года его старый союзник Басаев наступил на мину во время очередного отступления, потерял ногу и на время выбыл из строя), Гелаев затаился. Как потом оказалось, он перебрался в Грузию, где залечивал раны и собирал вокруг себя новых бойцов, не желая выбывать из игры. Кстати, к концу 2000 года относятся первые сообщения о том, что новый ставленник Кремля в Чечне Ахмад Кадыров ищет контактов с Гелаевым, желая предложить ему почетные условия капитуляции, чтобы заручиться поддержкой хоть и разбитого, но по-прежнему влиятельного в Чечне полевого командира в своей борьбе с Масхадовым и Басаевым. Однако у самого Гелаева, видимо, уставшего от мелкой чеченской политики, были уже иные планы.

Оказалось, что в Грузии Гелаев представляет из себя куда более востребованную и влиятельную фигуру, чем на родине. В Чечне у него была одна перспектива - служить мишенью для федералов и предметом торга со стороны своих недавних соратников. А в Грузии он оказался в эпицентре большой северокавказской политики, где, пользуясь в 2001-2003 годах негласной поддержкой местных спецслужб и самого президента, мог влиять на отношения Грузии с Россией, с Абхазией и даже, как потом оказалось, с самими США.

Шеварднадзе Гелаев был нужен сразу по нескольким причинам. Во-первых, это был важный козырь в руках президента, с трудом удерживающего центральную власть в расколотой сепаратистскими настроениями республике, с помощью которого он мог пугать страну внешней, то есть российской, угрозой: регулярные появления гелаевцев на чеченском участке российско-грузинской границы провоцировали федеральные силы на пограничные инциденты, после которых Грузия на какое-то время сплачивалась воедино против имперских амбиций северного соседа.

Во-вторых, Шеварднадзе, видимо, рассчитывал пугать Гелаевым Абхазию, а в октябре 2001 года и вовсе санкционировал и подготовил вылазку крупного отряда гелаевцев на территорию мятежной республики. Какие цели ставились при этом - просто напугать абхазцев или под шумок совершить вооруженный захват Сухуми, сейчас уже установить трудно: абхазцы встретили боевиков огнем в Кодорском ущелье, на помощь им пришли российские войска, и Гелаев, вновь с большими потерями, вынужден был отступить. По слухам, он опять был при этом ранен и доставлен в госпиталь чуть ли не на вертолете грузинских спецслужб (впрочем, слухи об очередном ранении Гелаева с тех пор стали регулярно появляться при каждом крупном его поражении, так что, возможно, они не имеют под собой основания).

Зато вспыхнувшим по поводу этой вылазки российско-грузинским конфликтом хорошо воспользовался президент Шеварднадзе, пригласивший зимой 2002 года к себе в страну американских военных инструкторов - под предлогом необходимости обучить местных солдат приемам антитеррористической борьбы (напомним, что США, к тому времени пережив теракты 11 сентября 2001 года, объявили себя лидером во всемирной борьбе против терроризма). И хотя самому Шеварднадзе этот политический ход в конце концов не помог остаться у власти, поражение Гелаева в Абхазии, видимо, будет иметь еще немало последствий для России, у самых границ которой в результате этой авантюры обосновались американские войска.

Кстати, с американцами активно сотрудничал и сам Гелаев, который даже выдал агентам ЦРУ четверых чем-то не понравившихся ему арабов из числа наемников, входивших в его отряды - это было подано как арест эмиссаров бин Ладена в Грузии, но известно, что Гелаев получил при этом с американцев немалое вознаграждение.

Наконец, в-третьих, Гелаев был нужен Шеварднадзе еще и затем, чтобы под предлогом борьбы с террористами на границе с Россией усилить там грузинскую военную группировку. Видимо, преследуя эту цель, президент Грузии закрыл глаза на очередной поход Гелаева из Панкисского ущелья через границу в Чечню, состоявшийся в июле 2002 года. Поход вновь окончился неудачей - замеченные в Итум-Калинском районе боевики были окружены и рассеяны. Согласно показаниям пленных, отряд шел в Шатойский район, к месту встречи с силами Масхадова, который к тому времени якобы уже простил Гелаева и активно призывал его вернуться на родину, чтобы продолжить боевые действия против федералов.

Сам Масхадов через своего представителя Ахмеда Закаева опроверг эти сведения ("Движение сопротивления не настолько ослабло, чтобы привлекать в него беженцев, каким является Гелаев. Эта дезинформация носит чисто пропагандистский характер"), но так или иначе пограничный конфликт между Россией и Грузией вспыхнул с новой силой. Гелаев и тут не остался в стороне и уже в сентябре 2002 года совершил новый рейд на территорию Российской Федерации - на этот раз его отряд был замечен федералами в районе ингушского села Галашки. В ходе крупной войсковой операции боевики были рассеяны (по одним данным - с тяжелыми потерями, по другим - потеряв всего несколько человек убитыми, в числе которых оказался и журналист одной британской телекомпании).

В определенном смысле можно утверждать, что российская сторона от этих операций тоже получила некоторые политические дивиденды - хотя бы в смысле того же пограничного усиления, которое, естественно, велось и с нашей стороны. К тому же на фоне гелаевских вылазок разговоры о зверствах федеральных сил в Чечне и вообще о сомнительности кремлевской политики в этом регионе заметно пошли на убыль - уже не оглядываясь на упрямую Европу, Москва прямо апеллировала к Вашингтону, утверждая, что проводит в Чечне собственную антитеррористическую операцию, подобную американской операции в Афганистане. Не преминула воспользоваться ситуацией и Абхазия, получив дополнительный козырь для усиления своих сил самообороны на границе с Грузией. Увидев нарастающее влияние Гелаева, вновь стал заигрывать с ним и Ахмад Кадыров, сделав предполагаемое разоружение гелаевцев важным инструментом в ходе своей предвыборной кампании летом 2003 года (правда, сам Гелаев публично отрицал, что такие контакты имели место). Получилось, что своими неловкими действиями Гелаев угодил всем.

Развязка

Но долго играть на российско-грузинско-абхазско-американских противоречиях Гелаев, конечно, не мог. Хотя бы потому, что власти Эдуарда Амброзиевича в конце концов пришел конец. Это случилось в конце ноября 2003 года, а уже в декабре новый крупный отряд чеченских и арабских боевиков был замечен в. Видимо, лишившись высокого покровительства, Гелаев был вынужден срочно менять дислокацию. И вновь история повторилась - боевиков окружили и две недели гоняли по горам; вновь пленные рассказывали, что вел их лично Гелаев и что он, по-видимому, ранен или даже убит.

Дагестанские власти даже взялись утверждать, что Гелаев точно убит, что тело его не найдено лишь потому, что засыпано снежной лавиной, но весной обязательно будет обнаружено. И вот, наконец, пришло сообщение, что Гелаев действительно погиб, причем именно в, только произошло это не в декабре, а в конце февраля, предположительно - в воскресенье, 29-го.

Столкновение Гелаева с пограничниками-контрактниками старшиной Сулеймановым и сержантом Курбановым произошло на Аваро-Кахетинской дороге, ведущей из в Грузию. Обстоятельства происшествия еще предстоит уточнить, потому что свидетелей стычки не осталось - труп Гелаева лежал примерно в ста метрах от мертвых пограничников. Все трое были убиты из огнестрельного оружия, причем на теле Гелаева обнаружены еще и осколочные ранения. При нем был найден автомат Калашникова, три запасные обоймы, граната-"лимонка" и "литература ваххабитского содержания". Уже в понедельник труп Гелаева был доставлен в Махачкалу, где его опознали многочисленные свидетели - как из числа пленных боевиков, так и люди, знавшие его в лицо раньше.

Официально смерть Гелаева зафиксировали в территориальном отделе "Махачкала" Северо-Кавказского регионального управления погранслужбы ФСБ. "Гелаев был уничтожен в субботу пограничным нарядом в горах... Эта информация достоверна на сто процентов. Пограничники убили Гелаева в боестолкновении, при этом погибли двое военнослужащих", - заявил журналистам источник в управлении.

Случайная смерть на войне - дело обычное, но обстоятельства этого происшествия, тем не менее, пока остаются неясными. То ли Гелаев и два бойца действительно перестреляли друг друга, то ли с полевым командиром и пограничниками расправился кто-то третий. Правда, автоматы убитых дагестанских контрактников остались на месте боя, что необычно для тех случаев, когда на федеральных военнослужащих нападают чеченские боевики, которые обычно забирают трофеи. Но, учитывая факт гибели Гелаева, можно предположить, что все это было инсценировано теми, кто решил, что пользы от Гелаева больше уже никакой, а вреда может быть еще немало. Так или иначе, баллистическая экспертиза - если она будет проведена - в ближайшие дни покажет, кем и из какого оружия был убит заигравшийся в политику полевой командир.

***

Оригинал этого материала
© «Газета.Ru», origindate::01.03.2004

Уголовник, шабашник, террорист

Гелаев Руслан (после совершения хаджа принял имя Хамзат) родился в 1964 году в селе Комсомольское Урус-Мартановского района Чечено-Ингушетии. Окончил три класса сельской школы. Работал в Грозном на нефтебазе, заведовал распределением нефтепродуктов. Неоднократно «шабашил» в различных городах СССР. Был трижды судим (однажды за изнасилование). Дважды женат. Первая жена - Лариса, дочь директора совхоза из Омской области, где когда-то работал Гелаев. В 1999 г. уехала с сыном из Чечни на родину. Вторая жена, чеченка, на 2002 г. жила в Панкисском ущелье в Грузии.

В 1992-1993 гг. Гелаев воевал в Абхазии, по возвращении стал одним из лидеров чеченских ветеранов абхазской войны.

В конце 1993 г. руководил выступлением части чеченских "абхазцев", требовавших отставки Джохара Дудаева с поста премьер-министра и назначения на эту должность одного из руководителей чеченской нефтяной промышленности Адама Албакова.

В 1994 г. из части "абхазцев" и боевиков тейпа Мялхи создал и возглавил Мусульманский истребительный полк - достаточно боеспособное формирование, численностью около 200 бойцов. По непроверенным данным, полк финансировался Албаковым.

После ввода российских войск на территорию Чечни в декабре 1994 г. - один из ведущих полевых командиров сопротивления. Держал оборону в Грозном, 4 января 1995 г. был тяжело ранен в Заводском районе. Весной-летом 1995 г. - командующий силами на центральном (Веденском) направлении, затем - командующий Юго-Западным фронтом (район Бамута). В августе 1996 г. - один из руководителей захвата Грозного. Считается одним из руководителей радикального крыла сепаратистов. Особо подчеркивает роль исламской религии в борьбе за независимость.

В январе 1998 года был назначен министром обороны ЧРИ в правительстве, сформированном Шамилем Басаевым.

В декабре 2001 г. появились сообщения о том, что президент Ичкерии Масхадов издал указ о разжаловании Гелаева в рядовые. В пресс-службе Масхадова пояснили, что Гелаев был разжалован еще в 2000 году за ошибки, допущенные при обороне Грозного. Тогда его отряд защищал стратегически важную площадь "Минутка" и покинул ее в самый ответственный момент. Потом, вопреки приказу Масхадова, Гелаев повел своих людей в Комсомольское и потерпел там поражение: в боях за село было убито более тысячи боевиков. После этого Гелаев с остатками отряда ушел в Грузию, откуда совершал редкие вылазки.

Осенью 2001 г. Гелаев напал на Абхазию. По одним данным, он собирался захватить Сочи, но по дороге встретил активное сопротивление абхазских сил. По другой версии, рейд стал результатом сговора Руслана Гелаева и грузинских властей, которым за лояльность полевой командир обещал вернуть мятежную республику. В боях с ополченцами отряд Гелаева был разбит.

20 мая 2002 г. появились сообщения о том, что Гелаев был вновь назначен главнокомандующим вооруженными силами Ичкерии и восстановлен в звании «бригадного генерала» Асланом Масхадовым.

27 августа 2002 г. грузинская газета «Дге», ссылаясь на свидетельства местных жителей, сообщила, что раненый Гелаев всю зиму 2001-2002 гг. вместе с 13 охранниками провел в доме чабана по фамилии Мечиаури в Пианетском районе Грузии, недалеко от Панкисского ущелья.

16 июля 2003 г. исполняющий обязанности президента Чечни Ахмад Кадыров заявил на пресс- конференции в Москве, что он ведет переговоры с Гелаевым о сдаче оружия его группировкой. «Гелаев не замешан в похищениях людей. Это - реальный человек, который может влиться в мирную жизнь», - сказал Кадыров.

17 сентября 2003 г.был арестован ближайший помощник Гелаева житель Махачкалы Шамиль Джамалутдинов, бывший с середины 2002 года в Панкисском ущелье в составе его банды.

18 октября 2003 г. представитель регионального оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе полковник Илья Шабалкин заявил: «Руслан Гелаев, находящийся со своей бандой в Панкисском ущелье Грузии, видимо, окончательно отказался от мысли вернуться в Чечню. Как известно, Аслан Масхадов, Шамиль Басаев и другие главари бандформирований долго надеялись и ждали возвращения Гелаева в Чечню. Гелаев, в свою очередь, также клялся в преданности своим так называемым боевым друзьям и обещал в ближайшее время оказаться в Чечне. Однако Гелаев не спешил выполнить обещания и выжидал. Это намерение подтверждается также и рассказами граждан Грузии, в том числе кистинцами, периодически приезжающими в Чечню. По их словам, Гелаев недавно купил себе еще один большой дом, на этот раз в грузинском городе Рустави и якобы получил гражданство Грузии, одновременно переделав свою фамилию на грузинскую».

20 октября 2003 г. министерство юстиции Грузии опровергло информацию о получении Гелаевым грузинского гражданства.

5 января 2004 г. начальник следственного управления прокуратуры республики Мирзабала Мирзабалаев заявил, что Гелаев был уничтожен в горах во время войсковой операции по ликвидации бандгруппы, ворвавшейся в Цунтинский район 15 декабря.