Русский Марш Мендельсона

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Как и для чего устроен альянс либералов и "русских националистов"

1164708535-0.jpg Идеологи и политтехнологи «несистемной оппозиции» уже который месяц не скрывают, что присматриваются к ДПНИ и возлагают на него серьезные надежды. После состоявшегося 4 ноября «Русского марша» слово «присматриваются» звучит, пожалуй, даже слишком слабо. Дружат. Над колоннами «Русского марша» все увереннее звучит марш Мендельсона|||1, символизирующий, как известно, прочность брачных союзов. «ДПНИ, безусловно, претерпит еще массу трансформаций и едва ли сохранится в нынешнем виде. Но националистические силы в процессе трансформации власти в 2007—2008 годах сыграют большую роль — в этом сомневаться не приходится», — говорит глава Института национальной стратегии и один из лидеров коалиции «Другая Россия» Станислав Белковский. Он же — окормляющий и пропагандирующий ДПНИ на своих интернет-ресурсах и в публичных выступлениях политтехнолог. На организованном ДПНИ «круглом столе» «Гражданское общество и защита прав русского народа» аплодисментами встречали приветственную телеграмму лидера «Другой России» Гарри Каспарова, а сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса Георгий Сатаров и президент Института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан посетили мероприятие лично. «В своем выступлении Сатаров признал, что был не прав, подписывая обращение к московским властям о запрете «Русского марша». Он отметил, что необходимо расширять сотрудничество на правозащитной почве» — это из пресс-релиза по итогам «круглого стола». Был не прав. Надеется, что господа националисты простят. Наверное, и в самом деле простят — что, трудно что ли?

Из партнеров Сатарова и Белковского по «Другой России», пожалуй, только НБП Эдуарда Лимонова относится к ДПНИ с нескрываемой неприязнью, больше похожей на ревность, заявляя: «В России давно существует здоровая организация националистов — это Национал-большевистская партия». Лимонов прекрасно знает, что лидеры «Другой России» не в восторге от неоднозначной репутации лидера НБП и терпят его в своих рядах потому, что он, в отличие от них, способен вывести на улицу хоть сколько-то своих активных сторонников. Впрочем, эти «хоть сколько-то» — по большому счету, созданный самим Лимоновым миф. За последние пять лет национал-большевикам не удавалось вывести на свои акции более полусотни активистов. ДПНИ собирает сотни и явно выигрывает у НБП право быть ударным уличным отрядом «несистемных». И вот уже Александр Белов, вытесняя Лимонова, становится частым гостем радиостанции «Эхо Москвы» и постоянным автором сайтов Станислава Белковского. Популярность ДПНИ среди либералов — главная новость политического сезона. Альянс «несистемной оппозиции» и радикальных националистов стал свершившимся фактом.

Еврейский вопрос

Начиналось все, впрочем, гораздо скромнее. Формальной датой создания Движения против нелегальной иммиграции считается 12 июля 2002 года — о создании ДПНИ бывший пресс-секретарь лидера общества «Память» Дмитрия Васильева Александр Белов объявил через несколько дней после армянского погрома в подмосковном Красноармейске.

Собственно, тогда же и появился этот псевдоним — Белов. Сам лидер ДПНИ, в паспорте которого значится фамилия Поткин, объясняет, что после погрома ему не хотелось лишний раз попадать в поле зрения милиции, поэтому для заочного общения с прессой он взял фамилию своей бабушки. Оппоненты Белова, в свою очередь, любят повторять, что Поткин — это еврейская фамилия, и националист ее просто стесняется.

Между тем для современного русского националиста «еврейский вопрос» уже лет десять как неактуален — чеченцы и азербайджанцы сейчас раздражают гораздо сильнее, и даже если рядовой активист ДПНИ вдруг узнает, что Белов тайно посещает синагогу, по имиджу Белова это не ударит никак. Как у Бабеля — «Ничего подобного!.. Троцкий не жид. Троцкий боевой!.. Наш… Русский… А вот Ленин — тот коммунист… жид, а Троцкий наш… боевой… Русский!»

Официальная биография Белова не публиковалась. По образованию он юрист (окончил юрфак Московского экстерного гуманитарного университета). После смерти лидера «Памяти» Дмитрия Васильева в 2003 году стал зампредом фронта «Память», до сих пор числится учредителем одноименной газеты.

О ДПНИ часто говорят как о наследнице общества «Память» — проекта КГБ, призванного аккумулировать вокруг себя державников на фоне прозападного курса перестройки. Теперь вот ДПНИ тоже вроде бы должно в себя кого-то вобрать и кого-то контролировать.

Белов занимается (или занимался) мелким бизнесом — по некоторым данным, ему принадлежат ООО «Интайм Лтд» (оптовая торговля фармацевтической и парфюмерной продукцией) и ООО «Стиль флер» (продажа свадебных аксессуаров от дорогих европейских производителей). В 1997 году судился по ч. 1 ст. 222 УК РФ («Незаконное хранение оружия»), получил год лишения свободы условно. В 1996 году в отношении Белова возбуждали уголовное дело по ст. 200 УК РСФСР («Самоуправство»), позднее прекращенное. «Знак ГТО на груди у него, больше не знают о нем ничего».

«ЮКОС» против неславянской иммиграции

В 2002-м не знали и этого — просто никого не интересовало. О создании ДПНИ не писали в газетах — тогда, четыре года назад, вряд ли кто-то мог всерьез подумать о том, что малозаметная националистическая группировка сможет стать реальной политической силой. Она и не стала — по крайней мере, тогда. Весь первый год после создания ДПНИ о движении никто ничего не слышал. Для большинства наблюдателей знакомство с ДПНИ началось только в конце 2003 года — накануне выборов мэра Москвы, когда аутсайдер Герман Стерлигов объявил, что идет на выборы при поддержке ДПНИ. Мэром Стерлигов, естественно, не стал, но ДПНИ с тех пор осталось на слуху — с начала 2004 года о деятельности движения в интернете и СМИ говорят регулярно.