Русский национализм Глазьева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


 

"Кроме православия Сергей Глазьев истово исповедует и русский национализм"

Оригинал этого материала
© Кандидат.ru, origindate::05.06.2003, Фото: "АиФ"

Красно-коричневые запустили лисичку со скалочкой

Converted 28997.jpg[...] Этот колобок за десятилетие своих путешествий по политическим просторам, сумел уйти из многих рук, поучаствовавших в лепке своеобразного кондитерского изделия.  Нынешний патриот, изливший на страницах своего сочинения «Геноцид» немало яду в адрес злонамеренно истребляющих русский народ реформаторов-демократов, начинал свою карьеру в 1991 году в команде Гайдара.

С декабря 1992 года Глазьев занял пост Министра внешнеэкономических связей и, к немалому удивлению своего непосредственного начальства, стал совмещать государственную службу в правительстве Ельцина с тесным сотрудничеством с опальным вице-президентом Александром Руцким. После октябрьского путча 1993-го Глазьев демонстративно подает в отставку, отказываясь исполнять Указ Президента РФ «о поэтапной конституционной реформе». Впрочем, заявление об уходе подавалось им премьеру Черномырдину еще в августе того же года – тогда Сергей Юрьевич «обиделся» не за коммунистических «защитников Конституции», а за себя лично – зампредседателя правительства Шумейко приказал развернуть направлявшийся в Африку самолет с Глазьевым на борту (молодой министр намеревался обсудить в некогда дружественных странах вопросы погашения их задолженности России) и усадить его обратно на родную землю. Уязвленный и униженный Сергей Юрьевич нажаловался на Шумейко президенту, Ельцин отправил вице-премьера в отставку, но и Глазьев не задержался в правительстве надолго. В общем, и другому не дал, и сам не смог сделать желаемого «ам».

Не шибко вдохновленный судьбой организаторов путчей-91 и -93, Глазьев задумал сойтись с Демократической партией России Николая Травкина. В декабре 1993 года ему удалось пройти в Думу по списку травкинской партии.

Через пару месяцев Глазьев избирается членом Политсовета ДПР и, по фракционной квоте, получает портфель председателя Комитета Госдумы по экономической политике. Однако преданность и верность никогда не были сильными сторонами натуры Сергея Юрьевича – и, состоя в ДПР, он опять принялся бегать на сторону, меняя партнеров с неприличной частотой. В марте 1994-го - в компании с Зюгановым, Говорухиным, Прохановым, Чикиным, Селезневым и Бабуриным - вписался в Оргкомитет движения «Согласие во имя России». Однако даже во имя России «патриоты» согласия достичь не сумели – к осени Оргкомитет распался.

Воздержания больше месяца Сергей Юрьевич блюсти не сумел – вошел в инициативную группу по созданию движения «Народный альянс», к сезону сбора урожая стал сопредседателем одноименного Российского патриотического движения. Между делом успел войти и в общественно-политическое движение «Созидание» (возглавляемое бывшим зампредседателя Верховного Совета РФ Вениамином Соколовым).

Многочисленные побочные связи не помешали Глазьеву в декабре 1994 года стать председателем Национального комитета ДПР и приняться активно вытаскивать стул из под опрометчиво пригревшего его Травкина. Но тут внезапно нахлынуло новое большое светлое чувство – Сергей Юрьевич прельстился Конгрессом русских общин. В ту пору КРО был довольно активен и претендовал на создание влиятельной фракции в Думе. Готовя себе запасной аэродром, Глазьев стал активно переманивать в КРО наиболее видных деятелей ДПР. Возмущенный таким вероломством Николай Травкин вынужден был публично обвинить Глазьева в двурушничестве.

Репутация Глазьева как хорошего счетовода была подорвана его провалом на парламентских выборах в декабре 1995-го – сунувшись в Думу по списку КРО, Сергей Юрьевич сильно просчитался и остался с носом.

Стремление прилепиться к сильному лидеру прибило Сергея Глазьева под крыло генерала Лебедя, претендовавшего в ту пору на пост президента России.

Глазьев становится правой рукой Лебедя в его предвыборном штабе. А когда тот занимает пост секретаря Совета безопасности РФ, Глазьев получает должность начальника управления экономической безопасности Совбеза.

Сергей Юрьевич всегда являл собой типаж секретарши, умудряющейся «пересидеть» не одного шефа – и после отставки Лебедя он остается сидеть там, куда тот его посадил. А после гибели генерала, несколько лет спустя, он всерьез примерится к его наследству – креслу губернатора Красноярского края. На прошлогодних выборах красноярского губернатора «кандидату Березовского» Сергею Глазьеву, эксплуатирующему тему «наследника несгибаемого Лебедя», удалось занять почетное третье место.

Нынешней дружбе с коммунистами предшествовал въезд Глазьева в Думу по списку КПРФ на выборах-99. Став членом фракции КПРФ, формально беспартийный Сергей Глазьев получил Комитет по экономической политике и предпринимательству. Однако проку из этого не вышло никакого – глазьевский комитет слишком увлекся продвижением откровенно популистских законопроектов, причем все они так и не были доведены до конца - кроме одного, о переписи населения (да и то внесенного правительством).

Гораздо более активной была деятельность Глазьева как лоббиста экономических интересов Русской православной церкви. РПЦ, лишенная в последние годы своей давней кормушки в виде льготной торговли алкоголем и табаком, очень нуждалась в обличенных властными полномочиям истинных православных. И, Сергей Юрьевич, перекрестясь, внес законопроект о праве церкви на имущество, находящееся в ее собственности до 1917 года, а также еще один проект, предусматривающий бесплатную приватизацию земельных участков, занятых «объектами религиозного назначения».

Кроме православия Сергей Глазьев истово исповедует и русский национализм. Актуальную нынче тему борьбы с терроризмом он трансформирует в тему «настоящего террора против русского населения со стороны азербайджанских и чеченских преступных группировок», а в качестве лекарства от «черной чумы» прописывает «самоорганизацию русского населения в борьбе с этнической мафией». В Петербурге, городе традиционно многоконфессиональном и межнациональном, победа на губернаторских выборах такого кандидата представляется маловероятной. Так что к заявлениям о Глазьеве как реальном сопернике предполагаемых фаворитов предстоящей гонки всерьез отнестись трудно. Его активизирующаяся «раскрутка» может иметь совсем иные причины - например, выращивания в недрах коммуно-патриотов «пятой колонны», которой суждено смять Геннадия Зюганова.