Русский экономический вестерн: монетарные "ковбои" против промышленных "индейцев"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Русский экономический вестерн: монетарные "ковбои" против промышленных "индейцев"

"У нас в России любят демонов. После изгнания последнего "демона" в лице Березовского наступил, казалось, период успокоения души. И тут же из какой-то таинственной табакерки выскочил Борис Федоров (далее - БФ) с маловразумительными интересами миноритарных акционеров, но зато с бешеной энергией в советах директоров почти всех естественных монополий, а также средствах массовой информации...

Ахиллесовы столпы Вот вы можете мне не верить, но БФ - это то самое лицо, которое с очень большой вероятностью вскоре настоящие миноритарные акционеры готовы будут топтать на площадях в виде портретов с пририсованными рожками. И не нужно быть провидцем, чтобы взглянуть в это недалекое будущее. Если все пройдет по плану (о версиях - ниже), весьма влиятельные силы получат в свое распоряжение достаточно средств, чтобы свалить вину на одного только БФ. И все привычно возненавидят нового "демона". Что будет абсолютно безопасно, поскольку БФу будет уже очень хорошо вдалеке от любимой Родины, а ввязываться в споры - неинтересно: когда мавры уходят таким образом, их абсолютно перестает волновать судьба собственных портретов. 
Однако повод для размышлений имеет место, и тревога более чем обоснована. Надо только здраво осознать роль конкретной личности в истории, соотнеся масштабы обеих. Никакой серьезный человек не поверит, что г-н Федоров вот так просто, исключительно собственным талантом, произвел искусный подкоп под столпы российской экономической системы, откуда публично дискутирует с российским истеблишментом, размахивая горящей спичкой над кончиком бикфордова шнура. Это тот самый Борис Федоров, который, в бытность одним из руководителей ЕБРР, въехал автомобилем в витрину лондонского ювелирного магазина? Тот самый, который в ранге налогового министра гонялся по московским рынкам, с перекошенным лицом перед специально заготовленными телекамерами, за безобидными торговцами китайскими трусами, пугая их до обморока всей мощью государственной машины? Неубедительный получается "герой-одиночка"... "Антигерой-одиночка", тоже получился слабоват. Чтобы так все подготовить и рассчитать, да еще и денег на все издержки скопить, включая длительную и глубоко законспирированную процедуру перекупки огромного количества акций, надо быть человеком совсем иного склада ума, образа жизни, темперамента и интеллектуального развития. И еще очень долго работать в собственном масштабном частном бизнесе на огромных рынках, накапливая капитал, - а не на рынках вещевых, получая за бесконечную эту суету два раза в месяц деньги в кассе для госслужащих. 
Теперь о чисто логических предпосылках все возрастающих тревог. Они отнюдь не исчерпываются тем, что от любого неожиданного и непредсказуемого колебания основ наших естественных монополий немедленно начинает трясти всю экономическую систему. Хороша такая конструкция или плоха - вопрос отдельного обсуждения. Но очевидно, что разрушение даже плохого фундамента всегда печально сказывается на здании, а в особенности - на его обитателях. 
В настоящий момент мы наблюдаем одновременное и скоординированное вторжение дестабилизирующего фактора практически во все структурообразующие элементы российской экономической системы. Произошли неожиданные изменения в руководстве столпов отечественного топливно-энергетического комплекса: "Единой энергетической системе", "Газпроме". На подходе "Лукойл" - крупнейшая отечественная нефтяная компания. Изменился наблюдательный совет Сбербанка России, который после краха в 1998 году олигархических финансовых структур можно смело называть монополистом в области банковской системы. Фактически неохваченной осталась только одна наша естественная монополия, транспортная, - МПС. И только потому, что представляет собой министерство, а не акционерное общество. 
В большинстве вышеперечисленных компаний государство наше представлено решающими пакетами акций и в целом до последнего времени контролировало ситуацию. Шла долгая, тяжелая и кропотливая процедура согласования проектов реформирования РАО "ЕЭС" и "Газпрома". Любая серьезная реформа в рамках этих громадных корпораций, связанных миллионами нервов со всей отечественной экономикой, неизбежно порождает серьезнейшие конфликты интересов между акционерами, менеджерами, работниками, партнерами, потребителями продукции, да и государством как таковым. Снимать это напряжение с помощью искусных компромиссов трудно, но необходимо. Иначе фундамент треснет, и худо будет всем. К чести основных участников переговоров, стоит отметить, что голос друг на друга они старались не повышать. 
И вдруг начался бесперебойный отстрел руководителей компаний. Причем не с соседнего чердака чужие снайперы палят - а как бы свои же "миноритарные акционеры", окопавшиеся в чулане на одном квадратном метре, "мочат" компроматом. Больше всего сейчас достается "Газпрому", менеджеры которого, по мнению уполномоченного от лица "миноритарных", и активы за границу увели, и самые доходные отрасли компании отдали фирме, которая их детям принадлежит, и деньгами распоряжаться не умеют вообще. 
В Сбербанке на очередном заседании наблюдательного совета тоже ожидали, что представитель "миноритарных акционеров", как бы охваченных всенародной борьбой за свои миноритарные права, учинит скандал среди совладельцев. Однако странным образом обошлось. Теперь, правда, разразился другой скандал: "Ассоциация по защите прав миноритарных акционеров" заявила, что представитель этот подозревается в разглашении служебной информации, а зарегистрированная в Дублине (Ирландия) офшорная компания "Объединенная финансовая группа" (ОФГ) - в использовании разглашенной информации в коммерческих целях. Грубо говоря, представителя этого обвиняют в том, что, проголосовав за увеличение общего количества акций, он тем самым обесценил долю в акционерном капитале держателей минимального количества этих акций. И совершил подобное не безвозмездно и не по ошибке, а целенаправленно - в обмен на передачу Сбербанком офшорной "Объединенной финансовой группе" (ОФП, зарегистрированной в Дублине (Ирландия), право контролировать распределение этих самых дополнительных акций. 
Атака на "Лукойл" также организована с помощью инструмента под названием "миноритарные акционеры". Представителем этих акционеров в Совет директоров выдвинут все тот же БФ. Нетрудно предположить, какие "теплые и дружеские" отношения воцарятся в руководящем органе этой крупнейшей нефтяной компании, если "миноритарные акционеры" добьются своей цели. 
Разумеется, в первую очередь раздоры в среде акционеров с неизбежностью приведут к уменьшению эффективности управления естественными монополиями. Что особенно тревожно на фоне снижения мировых цен на энергоносители и ослабления финансового положения России на международных рынках, в связи с провалом переговоров по советским и российским долгам в рамках Парижского клуба. Что значительно увеличит в обозримом будущем нагрузку на внутреннюю банковскую систему. А эти проблемы уже относятся к области национальных интересов. Конечно, все вышеперечисленные совпадения можно было бы назвать случайными, если бы не прослеживались во всем этом четкие закономерности, назвать которые порою можно не только по именам, но даже по фамилиям. 
БФ как клей и капитализатор Одно из этих имен - Борис Федоров. Именно он во всех случаях выдвигался вперед и выступал в роли представителя "миноритарных акционеров" в руководящих органах естественных монополий. Выдвигался неожиданно, практически одновременно и, очевидно, не с целью просто поскандалить. Чего же ему там надо? Выполнить долг перед теми, кто выдвинул его своим представителем, зарекомендовать себя непримиримым борцом за права обиженных? Это предположение абсолютно бредовое, потому что конфликтная позиция провоцирует углубление кризиса, а в кризисной ситуации настоящие миноритарные акционеры понесут убытки наравне со всеми остальными. Впрочем, значительным количеством этих "минорных" акций сам БФ и владеет - через подставные фирмы вроде "Парбури трейдинг" или "Арролл инвестментс". То есть получается, что этот профессиональный экономист сознательно и целенаправленно действует себе в убыток. Кроме разве что ситуации со Сбербанком, ведь БФ по совместительству является также совладельцем ОФГ. 
Доступа к рычагам оперативного управления финансовыми потоками в наших естественных монополиях в нынешних условиях он не получит: теперь там каждую акцию взяли на учет, да и доверие остальных акционеров завоевать после всего, что ныне происходит, Федоров вряд ли сможет. Послушаем его публичные запросы в адрес руководства вышеназванных компаний, которые однотипны и характерны. Понятно, что требования расследовать полумифические злоупотребления руководства в расчет можно не брать, это обычная практика давления на оппонента с целью ослабить его позиции. 
Из серьезных условий можно выделить: во-первых, смену менеджеров-производственников на менеджеров-финансистов. Последние нужны для того, чтобы повысить капитализацию компании - и это во-вторых. В-третьих, повышение капитализации должно быть достигнуто в основном за счет выброса на внешний рынок акций, имеющих равные права с акциями внутреннего рынка. В большей степени это требование касается "Газпрома", который является крупнейшим в мире добытчиком и продавцом природного газа, обеспечивающим более половины потребности Европы в этом сырье. Но настоящие акции, согласно указу президента, не подлежат продаже нерезидентам. За рубежом распространяются и котируются сейчас так называемые АДР - своеобразные суррогаты, которые не дают права на участие в управлении компанией. Еще одно типичное требование, четвертое по счету - избавиться от излишней, с точки зрения Федорова, "непрофильной" собственности. Пусть РАО "ЕЭС" займется получением электричества, а "Газпром" выкачиванием газа, и тогда-де все будет просто и хорошо. Ну, и в-пятых, естественно, следует открыть Федорову всю финансовую документацию компаний, потому что... Да потому что вообще все вокруг очень подозрительно. 
Набор требований достаточно банален. Но если его реализовать, эффект в комплексе получится весьма своеобразный и далекий от федоровских деклараций. Рассмотрим этот комплекс на примере "Газпрома". Проект его реформирования еще не согласован со всеми реально заинтересованными в успешной работе субъектами и не утвержден. В газовом гиганте достаточно сильны центробежные тенденции, что давно не секрет. Если сейчас в вертикаль власти, и без того напряженную, где-то посередине врезать чужеродный для корпорации элемент, начнутся необратимые процессы, и начальники всех уровней лавинообразно поменяют лозунг "Спасай родной Газпром! " на "Спасайся, кто может! ". То есть вместо реформирования мы получим лавинообразное беспорядочное расформирование со всеми печальными, а то и кровавыми (какую собственность-то расхватывать начнут! ), последствиями в придачу. 
Теперь о капитализации. Единственный внятный аргумент, который приводят БФ и его сторонники: не могут такие большие компании так мало стоить. Стоимость они выводят из совокупной рыночной цены акций. Но никто из них до сих пор внятно не объяснил, жизненно ли необходимо. например, "Газпрому" повышение своей значимости именно сейчас и именно в этом исчислении. Как будто капитализация сама по себе является конечной целью... Для компании повышение ее капитализации упрощает привлечение заимствованных средств для инвестиций в жизненно важные проекты. Но ведь это далеко не единственный способ добыть деньги, если они нужны для дела. Во-первых, у крупных корпораций всегда есть возможность получения крупных банковских кредитов, в том числе за рубежом, чем "Газпром" часто пользуется к всесторонней выгоде. А во-вторых, и это самое важное, "Газпром" - предприятие, добывающее газ и успешно торгующее им. Ему вполне по силам аккумулировать и собственные средства. Ну пусть бы БФ показал кувейтского шейха, остро озабоченного проблемой капитализации своих нефтяных скважин. Не показывает. Нет таких дураков в Кувейте. 
Указ о запрещении продавать акции "Газпрома" нерезидентам подписывал не, кровавый тиран коммунистической эпохи, а президент демократической страны, и появился указ не случайно. За этим решением стояли достаточно веские аргументы, которые базировались на интересах национальной безопасности, тесно связанных со стратегическим значением "Газпрома". Для того чтобы этот указ изменить, необходимы аргументы не менее веские. Намного сильнее, чем сиротливо звучащий нынче: "АДР за рубежом плохо котируются! " 
К непрофильным производствам, которые особенно сильно тревожат "миноритарных акционеров", относится и "Газонефтехимическая компания" (ГНК), прямое участие в деятельности со стороны "Газпрома" способствовало превращению убыточных мощностей последнего по производству почти четверти российского объема "широкой фракции" легких углеводородов, ценного сырья для газонефтехимии, в прибыльные. Существование прибылей этих, кстати, никто опровергать не пытался - как, впрочем, и никакие иные данные, которые касались бы капиталовложений "Газпрома" в непрофильные сферы. Просто сказали "монетаристы", что это плохо, и как бы закрыли тему. 
И, наконец, какой разумный человек на месте руководителей естественных монополий будет услужливо предоставлять эдакому лихому рубаке всю требуемую ему инсайдерскую информацию, будь этот рубака хоть трижды членом совета директоров? Опасаются начальники (а информация о "Сбербанке" и ОФГ укрепляет их в этих опасениях), что информация будет использована во вред другим акционерам или самой корпорации. 
Как сказал один мудрец, всякая сложная и запутанная проблема всегда имеет ясное и простое не правильное решение. Именно его, по сути дела, и предлагает БФ с ковбойской лихостью. С другой стороны, немотивированной агрессии любой человек будет опасаться. Единственный мотив действий БФ, который пришел в голову газпромовским чиновникам, - с помощью БФ к корпорации пытаются приклеиться известные биржевые спекулянты с катастрофической репутацией: Джордж Сорос и Кеннет Дарт. И хотя опубликованное опровержение этой информации самим БФ носило двусмысленный характер, соображения об их узком трехстороннем сговоре придется отмести - оно опять-таки попахивает демонизмом. 
Колем по Кольту Так как об истинных причинах своих действий Борис Федоров не распространяется и имен своих партнеров по подготовке и проведению столь сложной и масштабной операции не разглашает, приходится кормиться версиями. Глядя на всю эту заварушку, вольно или невольно ловишь себя на ассоциациях с современным глобальным макроэкономическим противостоянием. О нем в России известно мало, широко оно не обсуждается по целому ряду причин. В том числе и в связи с тем, что наше общественное мнение упорно стремится жить мифами.Отказывается оно от мифов только тогда, когда последний из них вконец опозорится - но опять же в пользу следующего мифа. У наших властей и придворных экономистов, несмотря на кризис 1998-го, по сей день в ходу монетаризм - возможно, потому, что коммунизм им нравится еще меньше, а вообще без мифов жить не получается. Монетаристы - это такие односторонне образованные экономисты, которые в слабо завуалированной форме пропагандируют тезис "в деньгах счастье", достигается оно увеличением количества проходящих через руки денег, вся экономика меряется на деньги. "Деньги должны делать деньги" - поистине только в воспаленном мозгу американца довоенной поры могла родиться такая примитивная формула смысла жизни! 
Выросшие на воспитательных книжках про красных и белых, которыми нас окормляли на протяжении нескольких поколений разные писатели, от Гайдара до Брежнева, мы восприняли итоги перестройки как окончание борьбы глобальных антагонистических систем как таковых. И ошиблись. В этом новом для нас мире тоже идет жесточайшая рубка. Не такая заметная и откровенная, как предыдущая - но цели по сути те же: победа идеологии, типа культуры, изменение законов существования мира по одной или другой либеральной модели. С обеих сторон в этой борьбе самым активным образом участвуют правительства. крупнейшие корпорации, международные организации, нобелевские лауреаты. Порой и террористов используют. Но в наиболее яркой форме борьбу эту можно наблюдать именно в сфере экономики. 
Модель первая - европейско-японская, которую еще западные экономисты часто называют "рейнской", поскольку именно послевоенную западную Германию принято считать территорией, где эту модель реализуют наиболее последовательно. Модель предполагает: реальный приоритет долгосрочных целей - над краткосрочными; развития производства, профессионального образования и социальной сферы - над максимально возможным и быстрым ростом прибыли; компромисса - над победой в конфликте; стабильного сбалансированного развития - над стремительным взлетом одной отрасли за счет другой; банковской сферы - над биржевой; гарантированной возможности любого рода созидательной деятельности - над свободой деятельности деструктивной. Эти приоритеты закреплены не только в ставших с послевоенных времен общенациональными традициях, но в самой законодательной системе, политической сфере и механизмах взаимодействия общественных институтов, что особенно ярко высветилось в длительный период пребывания на посту канцлера легендарного Гельмута Коля. В Германии почти невозможно стать миллионером в один день (если, конечно, речь не идет о наследстве), потому что иной способ обязательно связан, при любой экономической системе, с неизбежным резким обеднением других людей. В нынешней Германии деньги - не цель, а средство для построения гармоничной в данных национальных условиях социальной модели. Из экономически развитых стран не точно такие же, но подобные в главном модели последовательно реализуются в Швейцарии, Японии, а в той или иной степени - в большинстве стран Старого Света. И даже Китай, судя по всему, потихоньку реформируется именно в этом направлении. 
Совсем иная модель - неоамериканская, "рейганомическая". В ней все вышеизложенные приоритеты меняют знак. Здесь все люди родились разными, но полковник Кольт уравнял их шансы. Здесь можно и нужно жить сегодняшним днем, а стать миллионером - в один день, играя на бирже. Биржа в "бешеные 80-е" вновь стала важнейшим регулятором экономики. Предприятия перестали определять состояние рынка и превратились в "пакеты акций". Героями страны становились в считанные дни: удачно занимали денег, скупали на них контрольные пакеты акций предприятий и распродавали потом эти предприятия по частям с таким наваром, что хватало не только долг отдать, но и выбиться в сотню богатейших. О судьбе самого предприятия и работников никто не думал. В цене были "короткие" деньги, короткие операции, быстрый успех. Именно в те годы магической самодостаточностью наполнились слова "капитализация", "контрольный пакет" и пр. На этом выросли и Кеннет Дарт, и Джордж Сорос, и другие наиболее агрессивные счастливчики. Правда, затем многие из них плохо кончили: Майкл Милкан оказался в тюрьме, Иван Бески также три года просидел за решеткой и подвергся конфискации в размере 100 млн. долларов... Не за те операции - за другие дела, совершенные в состоянии головокружения от быстрых успехов. Морис Алле, лауреат Нобелевской премии за 1988 год. назвал эту модель "экономикой во власти финансово-спекулятивной лихорадки, когда возникают огромные доходы без реальной базы". 
Обе модели имеют весьма относительную географическую привязку. В такой крупнейшей финансовой организации, как МБРР, неоамериканизм давно представлен во все красе. ЕБРР тоже недалек от этого печального для Европы в целом результата. Поэтому сторонники и проводники рейнской модели воспринимают неоамериканизм как враждебную силу. развращающую реальные либеральные ценности. Как мыльный пузырь, который рекламирует себя так неистово, что многие европейцы и азиаты попадают под обаяние быстрого счастья, которого можно добиться без особого труда. Ведь перед ними в шоу-блеске стоит Америка - самая богатая страна! Где самый богатый город, в пересчете ежедневно крутящихся денег на душу населения, - это конечно же, Лас-Вегас. 
Не всем интересно задумываться над реальными экономическими показателями, согласно которым у США фантастический внешний долг. В те же 80-е годы американцы отдали свой национальный приоритет в области микроэлектроники, средств связи, во многих иных высокотехнологичных областях Японии, Германии и азиатским "тиграм". Японские и германские автомобили теперь собирают в Америке, которая когда-то и в самом деле была ведущей автомобильной державой. И во многих других значимых областях экономики Америка плетется нынче в хвосте "большой семерки". В самих США все эти факторы вызывают сильную тревогу, однако на экспорт по-прежнему поставляется масс-культурный "американский миф", поскольку это одна из немногих оставшихся в живых экспортных отраслей. И многим неамериканцам хочется наделать долгов - но пожить так же красиво, как любимый киногерой... 
Театр одного бретера Европейский истеблишмент в лице сторонников рейнской модели хорошо понимает традиционное американское отношение к аборигенам. Методы меняются - традиции живут. Известнейший французский финансист Мишель Альбер, находясь на посту председателя "Международного христианского союза предпринимателей" (затем он стал членом правления Банка Франции), заявил в своем бестселлере 1990-х "Капитализм против капитализма": "Деморализующее воздействие такого финансового климата трудно переоценить". При этом он имел в виду, разумеется, климат американской экономики. И это еще не самые жесткие оценки, которые одни либералы на Западе дают другим. В победу и развитие обеих моделей либеральной экономики вложено такое количество денег, сил и надежд, что в выборе слов стесняются только дипломаты и бизнесмены на переговорах. Зачастую силы не стесняются и в средствах. Здесь глупо говорить о персоналиях - эти конгломераты противоположных сил настолько велики, что действовать начинают уже не столько представители моделей, сколько их законы. Неоамериканский по преимуществу этап развития нашей экономики оборвался кризисом августа 1998-го. Строителям финансовых схем стало значительно труднее высасывать деньги из реального сектора. Наметился промышленный рост, который позволил ощутить твердую почву под ногами не только правительству, но и подавляющему большинству жителей страны, которые заняты реальным делом, а не "игрой на деньги". Не случайно Джордж Сорос заявлял, что на наш кризис сильно обижен и капиталов нам больше не даст. Конечно, кто ж даст капитал в страну, где действуют враждебные законы! Тем временем наши промышленники налаживали взаимовыгодное сотрудничество с европейцами. Тот же в сотый раз помянутый "Газпром" весьма активно взаимодействовал и взаимодействует с германскими "Рургазом" и Дойче банком (которые, кстати, ничуть не тяготятся обширнейшими аффилированными связями в разнообразных отраслях, считая это дополнительным фактором стабильности). Заработали долгосрочные схемы развития, появились "длинные деньги". И вот именно сейчас, в очень подходящий по изложенным в начале текста причинам, по естественным монополиям в период их реструктуризации наносится тщательно спланированный удар в чисто неоамериканском стиле. В том числе с принуждением к выбросу акций на неконтролируемый зарубежный рынок, с рисками развала и продажи корпорации по частям. А ведь получив большой кусок "Газпрома" по "оптовой" цене и перепродав более мелкие "в розницу", можно сегодня попросту озолотиться. Присутствует и чисто неоамериканская шоу-бомбардировка в СМИ, которую уже даже и "пиаром"-то не назовешь. 
Государство же в лице первого заместителя Дмитрия Медведева, который по совместительству является председателем совета директоров "Газпрома", пытается тем временем, чувствуя что-то неправильное, в публичных интервью как бы помирить всех, признавая за всеми частичную правоту - как кот Леопольд в мультфильме или Горбачев в 1991-м. Очевидно, что государство в целом как институт управления несколько растерялось и не осознает, что в этой ситуации мира не получится. Кого-то обязательно съедят, если можно так выразиться, в глобальных масштабах. Только вот не надо развлекаться персонифицикацией демонов - к сожалению, вся эта комедия с БФ в роли этакого бретера и "анфан террибль" от монетаризма похожа на нечто значительно большее, чем просто очередной скандал в неповоротливых рядах естественных монополистов. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации