Рыба на песке

Материал из CompromatWiki
(перенаправлено с «Рыба На Песке»)
Перейти к: навигация, поиск


Глава "Альфа-групп" Михаил Фридман подозревается в тесных связях с Кремлем

«А на фига опровергать-то? Мы эти статейки вырезаем и потом губернаторам подсовываем — глядите, какие мы крутые. Помогает» — так прокомментировал в неформальной беседе один из лидеров «Альфы» все чаще встречающиеся в СМИ рассуждения о небывалом административном могуществе «Альфа-групп». Если верить некоторым публикациям, возглавляющий «Альфу» Михаил Фридман стал наравне с Романом Абрамовичем чуть ли не самым могущественным. И эффективным лоббистом при новом хозяине Кремля. По мнению многих чиновников, реальная зависимость заместителей главы президентской администрации Владислава Суркова и Александра Абрамова от своих бывших работодателей — консорциума «Альфа» отнюдь не так сильна. Об этом со здоровым сарказмом говорят чиновники в кулуарах Кремля и Белого дома, в этом с сожалением признаются и сами «альфовцы». К примеру, в то время как сформированное Сурковым «Единство» получило большинство в Думе, на выборах губернатора Новосибирской области с треском провалился «альфовский» кандидат. Вновь избранный глава области моментально выставил представителей «Альфы» с Новосибирского электродного завода и вообще заметно урезал влияние группы в регионе. Впрочем, в самой Госдуме у «Альфы», похоже, действительно «все схвачено». «Они сейчас здесь многое могут», — не без раздражения заметил один из штатных думских лоббистов. Тем не менее и здесь влияние «Альфы» не является абсолютным. Обилие бывших «альфовцев» среди обитателей Охотного ряда во многом объясняется тотальным кадровым голодом. «Многие получили должности не потому, что работали в «Альфе», а потому, что работали с Сурковым, а это, согласитесь, не одно и то же», — пояснил сотрудник президентской администрации. Правда, безусловным успехом Фридмана стало назначение на пост руководителя банковского комитета Александра Шохина, давно замеченного в плодотворных контактах с руководителями «Альфы».

А вот о новоиспеченном советнике президента Андрее Илларионове (к слову сказать, г-н Илларионов уже был советником президентов — правда, белорусского и киргизского. Именно этому ультралибералу приписывают авторство обогатившей Лукашенко идеи о таможенном союзе между Россией и Белоруссией) как о креатуре «Альфы» говорить едва ли правомерно — он слишком со многими плодотворно сотрудничает и даже, по слухам, помирился с прежде ненавистным Чубайсом. Последняя «мулька» в отношении «Альфы» — группа претендует на роль неформального связующего звена между Кремлем и Вашингтоном. Слухи, источником которых многие считают самих руководителей «Альфы», опираются на американские связи партнеров «Альфы» по ТНК — компании «Ренова». Между тем кажущаяся «могущественность» «Альфы» выходит ей самой боком. Как заметил один из банкиров, «альфисты» сейчас превращаются в этакого всеобщего врага — еще чуть-чуть и все начнут объединяться против Фридмана, как когда-то против ОНЭКСИМа или Березовского». Михаил Фридман, председатель совета директоров «Альфа-групп», — главный человек в «Альфе». Вообще структура группы изначально строилась так, что собственно «Альфа», возглавляемая Фридманом, представляла собой своеобразную управляющую холдинговую компанию. Фридман — дирижер, человек, отвечающий за стратегию. Хотя именно он — лицо «Альфа-групп» — был и остается непубличной фигурой. Недоброжелатели объясняют это личными особенностями и природной замкнутостью, но на самом деле Фридману просто не о чем говорить с публикой. Он толком не дал ни одного интервью. Петр Авен лучше него может рассказывать о банковском бизнесе и своей дружбе с Гайдаром. Семен Кукес или Герман Хан глубже вникли в нефтяные проблемы. Александр Гафин с удовольствием рассуждает об эстрадных проектах и меценатстве.

Однако именно Фридман представляет «Альфу» на действительно серьезных мероприятиях — на встречах олигархов с президентом или, например, на правительственном совещании у Примакова по вопросам банковской системы осенью 1998 года. Едва ли не единственное публичное явление Фридмана журналистам состоялось в 1995 году. Повод был действительно серьезным. Друзья-соперники из МЕНАТЕПа в циничной форме оттерли «Альфу» — а также «Российский кредит» и Инкомбанк — от участия в залоговом аукционе по продаже нефтяной компании ЮКОС. Сделано это было вполне по-капиталистически, без церемоний и соблюдения приличий. Созвавшие пресс-конференцию Виталий Малкин, Владимир Виноградов и Михаил Фридман выглядели оскорбленными в лучших чувствах. Правда, Фридман с Малкиным, неискушенные в публичной полемике, в основном молчали, согласно кивая в такт красноречивому президенту Инкомбанка. Тогдашний проигрыш и бессмысленная публичная склока стали одним из самых сильных ударов, полученных Фридманом. Похоже, он сделал правильные выводы из этого урока и больше уже никогда публично не склочничал. По крайней мере, приняв летом 1997 года участие на стороне Мост-банка в аукционе по «Связьинвесту», «Альфа» пальцем не пошевелила для изобличения победившего ОНЭКСИМа. Кстати, в 1995 году произошла еще одна крайне неприятная для Михаила Фридмана история, бросившая тень на его деловую репутацию. Фридмана заподозрили в контрабанде наркотиков. История чем-то напоминает недавний случай с учебным гексогеном в Рязани. Итак, в Хабаровском крае были зафиксированы случаи сильного отравления сахаром. В ходе расследования оказалось, что поступившая в продажу партия сахара содержала примеси сильнодействующих наркотических веществ. В материалах следствия содержатся сведения о том, что отравленный сахар перевозился в контейнерах, ранее использовавшихся для транспортировки грузов в адрес венгерской фирмы Harmaty & Co. Фокус в том, что владение этой фирмой приписывается Александру Файну — совладельцу «Альфа-групп». В связи с этим сотрудники ГУБОП в апреле 1995 года проводили оперативные мероприятия в отношении фирмы «Альфа-Эко». Казусом воспользовались конкуренты, и дело стало принимать нешуточный оборот. «Миша как проклятый бегал по Москве и доказывал всем, что он ни при чем, что это какая-то ужасная провокация, что его подставили…» — вспоминает высокопоставленный в то время правительственный чиновник. Хотя сам Фридман в материалах уголовных дел, связанных с этим происшествием не фигурировал, история эта не прошла бесследно (по некоторым сведениям, силовики до сих пор не забыли о том случае). Эта наркотическая зацепка дала повод недоброжелателям создать об «Альфе» целый миф: Фридман с Авеном якобы чуть ли не со студенческих лет делали бизнес на наркотиках. По Москве даже ходили фантастические истории о каких-то контактах Авена с колумбийским наркобароном по кличке Шахматист. «Бред, конечно, полный, но придумано хорошо. Миша с Петей -наркобароны… Небось, Ленька Н. постарался. Он мастер такое сочинять…» — смеялся после прочтения подобной «справки» один известный до августа 1998 года банкир, явно намекая на конфликт «Альфы» с МЕНАТЕПом по поводу ЮКОСа. Подобные байки, обвинявшие олигархов из «Альфы» в связях черт знает с кем, от сотрудников КГБ до авторитетов уголовного мира, эксплуатировали тем не менее узнаваемые многими деловые и личные черты Фридмана. Будучи, по отзывам знающих его людей «расчетливым интеллектуалом», он любит играть «на опережение», предпочитая агрессивный, «силовой» стиль ведения дел. Прекрасный пример — в лучшем смысле слова агрессивное вхождение «Альфы» в нефтяную отрасль. Сформировав еще в «Альфа-Эко» высокопрофессиональную команду менеджеров, Фридман в ходе борьбы за Тюменскую нефтяную компанию вчистую обыграл такого авторитетного в нефтяных кругах человека, как Виктор Палий, бывший гендиректор ТНК. При этом Фридман даже конфликт с Палием использовал себе на пользу. Дело в том, что Виктора Палия очень не любил Анатолий Чубайс, занимавший в период борьбы на ТНК пост первого вице-премьера. Так вот, когда Фридману надо было по каким-то делам срочно дозвониться до Чубайса, а тот не соединялся, Михаил Маратович передавал помощникам Анатолия Борисовича: «Я по поводу Палия», — и Чубайс моментально брал трубку. Однако тактика «кавалерийского наскока» Фридману не всегда удается. Так, некоторое время назад у «Альфы» возник спорный вопрос с руководителем одного из государственных банков. Сначала у банка возникли трения с налоговыми органами, но, когда это не помогло, Фридман с Авеном попробовали договориться по-хорошему. Но перестарались — банкир по итогам беседы написал заявление в правоохранительные органы, в котором утверждал, что руководители «Альфы» угрожали ему и его семье физическим воздействием. Спорная сумма, правда, была немаленькой — свыше $20 млн. Все эти истории, видимо, окончательно отбили у и без того осторожного Фридмана желание хоть как-то «светиться». Последние пару лет Петр Авен все более активно преподносится как «первое лицо» «Альфы». Это даже дало повод для слухов о некоей «ревности», испытываемой Фридманом к своему партнеру. Возможно, именно с этим связаны отдельные «пиарные» срывы Михаила Маратовича. Однажды он позволил себе выходку, неординарную даже для, мягко говоря, неконсервативного российского истеблишмента. Во время празднования очередной годовщины «Альфа-банка» Фридман с удовольствием позировал фотокорреспондентам, фривольно обнимая певицу Машу Распутину. В итоге олигарх с певичкой попал на обложку одного из светских журналов, слишком поздно поняв, что такая реклама не слишком уместна. А совсем недавно в одном из туристических журналов появился рассказ о корпоративном отдыхе руководителей «Альфы», в том числе Михаила Фридмана, в Южной Америке. По рассказу одного из участников экстремального путешествия, компания попала в крайне неприятную ситуацию. Забравшись в горы на высоту почти пять тысяч метров по горному серпантину, банкиры вдруг почувствовали «прелести» разреженного воздуха: «все проявили самые худшие свои качества — и моральные, и физиологические». «Воздух становится разреженным, и трудно дышать Чувствуешь себя как рыба на песке». Россия многим отличается от Аргентины. В том числе и тем, что олигархам здесь пока дышится довольно легко.

Компания

25 апреля 2000