Рыбкин и чудо-бутерброд

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::16.02.2004, Фото: "Коммерсант"

Иван Рыбкин попал к извращенцам

Рустем Фаляхов

Converted 16149.jpg

Кандидат в президенты Иван Рыбкин улетел в Лондон "на беседу с Борисом Березовским" и уже оттуда по телемосту раскрыл "правду" своего тайного вояжа на Украину. Оказывается, его усыпили чаем с бутербродом и пытались шантажировать, записав нечто непотребное на видеокассету. "Снимали ее извращенцы", - только и сказал Рыбкин о ее содержании. [...]

***

Рыбкин и чудо-бутерброд

Оригинал этого материала
© "Газета.Ру", origindate::13.02.2004, "Чудо-бутерброд Ивана Рыбкина"

Илья Жегулев

Иван Рыбкин изложил новую версию своего исчезновения, нахождения и искрометного выступления в эфире «Эха Москвы». Оказывается, в Киеве он хотел встретиться с Асланом Масхадовым, который на беседу почему-то не пришел. Пришли Бекхан, Василий и еще кто-то, кто напоил политика ядовитым чаем. Теперь они его шантажируют.

Кандидат в президенты России Иван Петрович Рыбкин, после своего таинственного обнаружения в Киеве уехавший в Лондон, огласил новую версию с ним произошедшего, предварительно отказавшись от всего того, что он говорил в Москве.

Сначала планировалось провести с Рыбкиным прямой телемост из Лондона, однако организаторы не смогли вовремя наладить видеосвязь. Из-за этого лично увидеть Ивана Петровича смогли только английские журналисты. Российские же в это время скучали перед большим экраном, установленном в одном из залов гостиницы «Космос». Связь установилась с опозданием на два с половиной часа. Вместо кандидата в президенты на экране появились финансист его предвыборной кампании Борис Березовский и руководитель предвыборного штаба Ксения Пономарева. Она сказала, что выступить лично Ивану Петровичу помешало его «эмоционально-психологическое состояние», и стала быстро читать журналистам все то, что Иван Петрович успел наговорить за сегодняшний день.

По сравнению с тем, что рассказывал о поездке сам Рыбкин в Москве, новая история выглядит более полной, но все равно не лишена абсурда.

Началось все с того, что в четверг вечером Рыбкину позвонил некий знакомый по поездкам в Чечню Бекхан Арсалиев, который, по словам Пономаревой, в свое время был членом комиссии по розыску пропавших в Чечне. Личность Арсалиева в России не очень-то широко известна. Неведомый чеченец неожиданно предложил бывшему секретарю Совбеза провести переговоры с Асланом Масхадовым за пределами России. Чтобы удостовериться в этом, кандидат в президенты стал звонить в Лондон Ахмеду Закаеву, но, как выяснилось, Закаев ни о каких переговорах не знает, однако Закаев заверил Рыбкина в том, что на Арсалиева можно положиться.

Поэтому, когда снова позвонил Арсалиев, Иван Петрович решился. К дому подъехал автомобиль с водителем, который вывез его из Москвы по Киевскому шоссе и привез на станцию «Калуга-2». Там Рыбкин вышел из машины и сел в поезд «МоскваОдесса». Вышел в Киеве, причем на станции его встречали все тот же Арсалиев и незнакомый человек, представившийся Василием.

Вот тут-то с Иваном Петровичем и стали происходить удивительные вещи. Встречавшие отвезли его в какую-то незнакомую квартиру, где кроме них был еще один человек, тоже Рыбкину незнакомый.

Ему сказали, что Масхадов задерживается, будет часа через два, а потом предложили «отдохнуть, попить чаю и перекусить». Попив чая и съев бутерброд, Рыбкин внезапно «почувствовал, что засыпает». «Я проснулся в другой, совершенно незнакомой квартире через неопределенное время, – говорилось в заявлении. – Я не знаю, сколько времени прошло, мне было очень нехорошо, я чувствовал себя очень усталым. Постепенно приходя в себя, я начал понимать, что со мной произошло что-то ужасное». Рядом находились два человека, которых Рыбкин называл охранниками. Один из них прямо заявил ему, что все это «спецоперация». Потом Ивану Петровичу показали «отвратительную видеозапись с его участием» и сказали, что собираются с ее помощью в случае чего его скомпрометировать. Как сказал Рыбкин, «чтобы заставить его подчиняться».

Как следовало из пономаревского пересказа слов Рыбкина, эта видекассета – главная причина того, что в Москве Иван Петрович не мог рассказать всей правды о своем пребывании в Киеве. В чем отвратительность записи, Рыбкин никому не рассказал, даже Пономаревой и Березовскому. Он только сказал, что прожил достойную жизнь, но говорить на эту тему не хочет.

Ничего особенного от кандидата в президенты «захватившие» его не требовали. Только сказали ему позвонить родным, передать, что с ним все в порядке и все это время отдыхал с друзьями, купили билет на самолет и отправили в аэропорт. «Остальное вам известно», – закончила Пономарева.

Как можно было понять из ее слов, кардинальные отличия новой версии от предыдущей объясняются тем, что в Москве Иван Петрович боялся говорить правду из-за упомянутой в рассказе видеокассеты. До Лондона сама Пономарева тоже не могла добиться от него ничего путного и выслушивала все то же самое, что было сказано позавчера в студии «Эха Москвы». Прилетев в Великобританию, Рыбкин прошел там медицинское освидетельствование и сдал анализы. Окончательных выводов медики пока не сделали, а смогли только сказать, что следов уколов на теле не обнаружено, однако, исследовав зрачки глаз, предположили, что какое-то время их пациент находился под воздействием газа. Впрочем, даже если это было так, то действие его уже прошло. Во всяком случае, в этом уверен сам Рыбкин. После выступления Пономаревой ему дозвонился корреспондент «Интерфакса». Кандидат в президенты сообщил ему, что с эмоционально-психологическим состоянием «у него все нормально». «Просто мы долго не могли установить связь с Москвой, и я провел пресс-конференцию в Лондоне. Она была очень долгой и насыщенной, и я очень устал», – сообщил Рыбкин.

Несмотря на все, что произошло с кандидатом в президенты, свою кандидатуру с выборов он не снимет, но предвыборную кампанию собирается вести из Лондона, откуда обещает никуда не пропадать до 14 марта. Как он сообщил, кампанию за границей он будет вести, используя возможности публикаций в СМИ, которые ему гарантированы законом о выборах президента, кроме того, у него есть намерение потребовать предоставления возможности участвовать в дебатах через телемосты (ранее он заявлял о том, что в теледебатах он принимать участие не хочет). Предвыборный штаб будет находиться в Москве.

***

Оригинал этого материала
© "Lenta.Ru", origindate::14.02.2004

Александр Литвиненко: Рыбкина напоили препаратом СП-117

13 февраля в редакцию поступил комментарий Александра Литвиненко к заявлению Ивана Рыбкина, распространенный Фондом гражданских свобод. Бывший офицер ФСБ утверждает, что ему знакомо вещество, объясняющее поведение кандидата в президенты. Мы приводим этот комментарий целиком, за исключением некоторых имен и адресов, могущих составлять государственную тайну.

Все что произошло с Рыбкиным указывает на то, что в отношении него применяли психоторпный препарат СП-117. Указанный препарат применяется в ФСБ в подразделениях контрразведки и по борьбе с терроризмом, в исключительных случаях против важных объектов.

Я в 1992 году по указанию своего начальника полковника Иванова (фамилия изменена, ред.) готовил такое мероприятие против одного из руководителей службы безопасности Чечни, который приехал инкогнито в Москву для переговоров с коллегами из ФСБ (тогдашнего МБ). Я выписывал задание на проведение данного мероприятия на имя одного из заместителей главы МБ России. Данное мероприятие проводили в гостинице "Россия", для чего чеченца поселили в специальный номер оборудованный скрытой видео и аудио записью, так называемый плюсовой номер, где стоит стационарная аппаратура и она включается по заданию оперативного подразделения.

В группу для работы с чеченцем входили сам Иванов, еще один оперативник они задавали вопросы и врач из ОТУ МБ РФ, в задачу которого входило применить против чеченца препарат СП-117. (Далее Литвиненко называет адрес, по которому находится подразделение в задачу которого входит применение психотропных средств и их разработка, ред.)

Со слов Иванова и сотрудника ОТУ этот припарат действует на орган который в мозгу человека отвечает за конроль за его поведением, то есть тот в отношении которого он применен не в состоянии полностью контролировать свое сознание и говорит все что знает, то есть отвечает на все вопросы откровенно. С человеком который находится под воздействием СП-117 можно делать все что угодно и по прошествии времени он не в состоянии будет подробно вспомнить внятно объяснить что же с ним произошло на самом деле, с кем он встречался и что говорил.

Препарат состоит из двух компонентов - "дот" и "антидот".

Две капли "дота" растворяются в бокале любой жидкости (лучше всего в алкогольном напитке, поскольку потом все последствия можно списать на патологическое опьянение). Если "объект" выпьет содержимое бокала, примерно через 15 минут он оказывается в невменяемом состоянии и полностью теряет над собой контроль. Такое состояние "объекта" используется, как правило, для получения от него информации, когда известно, какие именно сведения нужно от него получить (например, признание в совершении конкретных действий). В указанном состоянии "объект" может находиться несколько часов, но его можно продлить, периодически добавляя меньшие дозы "дота".

Когда задачи, поставленные в отношении "объекта", решены, ему дают "антидот". Последний представляет собой две таблетки, растворяемые в воде, чае, кофе. Минут через десять после вливания "антидота", "объект" приходит в совершенно нормальное состояние. Столь быстрый вывод "объекта" из невменяемого состояния в нормальное практически полностью стирает из его памяти все, что с ним произошло с момента принятия "дота", то есть происходит полный провал памяти. Человек чувствует себя разбитым, ноги, руки "как ватные", но похмельного синдрома нет.

Если "объект" находился под воздействием "дота" несколько дней, по возвращении в нормальное состояние, он может испытывать панический страх, шок, поскольку получается, что несколько дней жизни полностью стерты из его памяти и он не может понять, что с ним произошло.

Если "антидот" не применять, то "объект" придет в себя через несколько часов, как после острого алкогольного опьянения, с ощущением похмельного синдрома. При этом он может отрывочно помнить, что с ним происходило и схематично восстановить "связь времен".

Александр Литвиненко