Рыготничек (сказка)

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::30.05.2003

Рыготничек

(сказка)

Все персонажи являются вымышленными, любые совпадения имён - случайны

Вика Метелкина

Мало кто об этом знает, но Веничка Ерофеев на самом деле успешно доехал до Петушков. Больше того, он уехал гораздо дальше и через некоторое время самым чудесным образом оказался в городе Архангельске. И немедленно выпил.

А надо сказать, в Архангельске очень любят мудаков и алкоголиков. Таков загадочный поморский менталитет. А поскольку Веничка был и мудаком, и алкоголиком в одном флаконе, не стоит удивляться тому, что местные жители вскоре избрали его своим губернатором. Но до этого немало было перепито нашим героем, чтобы войти в доверие к архангелогородцам! Казус состоял в том, что Веничка приехал в эти северные края без документов и без памяти, каковая оказалась отшибленной напрочь в результате долгого путешествия на электричках и плохого питания.

Город усыновил незнакомца, дал ему новое имя – Толик и даже на фамилию не поскупился – Ефремов. Толиком будущего губернатора назвали в честь местной знаменитости - тюленя, любившего подплывать к берегу с утробными звуками, напоминающими мощное рыгание вусмерть перепитого помора. А фамилией с будущим главой города поделился местный сержант из вытрезвителя, куда в первый раз доставили вновь прибывшего вольноопределяющегося, и где он в течении нескольких часов кряду оглашал помещение утробным тюленьим ревом – рыгал по свойски

Толя Ефремов на поверку оказался парнем хоть и глупым, но хитрым – отпивать из горла всегда умудрялся первым, закусывал мало, чтобы сберечь место для главного – водочки, и всегда придумывал какую-нибудь особо остроумную веселость. То колеса у самолета обоссыт, припевая: «Лети, лети, моча, в далекие края.» То мордент кому-нибудь своротит по пьяной лавке. Мудак, одним словом. За то и любим…

А когда всенародного любимца выбрали наконец в губернаторы - сначала один раз, потом и другой, - крыша у Толяна поехала капитально. Политические противники на выборах говорили, что началась у мудака алкогольная эпилепсия, отягощенная белогорячечными страданиями. Но кто ж им поверит, убогим! В Архангельске, кто не пьет, тот и убог.

Толя Ефремов убогим никогда не был. Пить и рыгать он начал с самого детства, а политическая карьера только развила в нем означенные таланты. Горожане порой беззлобно подшучивали над ним – нарядят губернатора во все белое и забудут сказать про критические дни. А сами стопочку поднесут и ведут морской парад принимать. Вот тут-то критические дни себя вовсю и проявляют. Развезенный после стопочки Толя начинает блевать без удержу, жители окрестных домов думают, что это тюлень приполз и выбегают из домов с помойными ведрами – кормить любимца. Пока разберутся, что не животина это, а губернатор местный, глядишь, Ефремов уже весь в говне стоит. И в белом. Причем, что примечательно, в обоих – одновременно. Самостоятельный мужчина!

Бизнесмены тоже очень любили Тольку. Только никак не могли разобраться, когда Толька по трезвяку им что-то обещает, а когда по пьяни, потому что Толька всегда все обещал только по пьяни. Губернатор архангельский, словно квант имел только два основных состояния – пьяный и в жопу пьяный. Визуально оба состояния отличались друг от друга лишь густотой и бархатистостью утробных звуков, издаваемых телом Ефремова. По-настоящему же трезвым видел губернатора только помощник – было это утром и длилось примерно минуту – с момента пробуждения до первой опохмелочной рюмки, после которой следовало умывание и там же, в ванной - вторая рюмка.

Будучи существами сострадательными, бизнесмены вынужденно выпивали с Ефремовым, чтобы понять его ранимую душу, но понять последнюю не могли. Политические противники злословили, что это происходит из-за полного отсутствия таковой… Тем удивительнее для бизнесменов была невероятная способность Ефремова пиздить. Ефремов пиздил все – и то, что плохо лежит, и то, что лежит хорошо, и даже то, что лежать в принципе не может, поскольку жидко или газообразно. Нефть, газ, бюджетные деньги – все чудесным образом липло к потным ладошкам Ефремова, и казалось, это не стоит фокуснику никаких усилий!

Быть может, именно поэтому злая фея Брунгильда однажды нагадала Анатольке Ефремову, что недолго ему осталось править (пить и пиздить), пора уж и честь знать, голубок. Анатолька взбрыкнул, было, но пьяные нижние конечности от взбрыка чуть-чуть заплелись, слегка скособочив губернаторское тело, и последнее (как всегда в белом) как всегда последовательно немного упало в грязь, напомнив случайным свидетелям этой сцены, что дороги города Архангельска еще далеки от совершенства, а некоторые так и вовсе плохи и лужеобразны.

Именно на этой печальной ноте мы и расстаемся с нашим героем. Остановись мгновенье, ты прекрасно! Вот лежащий на дороге в белоснежном губернаторском фраке Ефремов, вот обрамляющая этот человеческий алмаз грязь, а вот уходящая вдаль ведьма Брунгильда, которую Карлсон фон Штирлиц, который живет на кремлевской крыше, попросил зачитать Анатольке обрамляющую его карьеру новость о том, что не все скоту масленица.

…Хорошо, если до тюрьмы не дойдет…