Рынок авторских прав монополизировать не удалось

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::28.09.2004

Рынок авторских прав монополизировать не удалось.

Адвокат Андрей Лещиков: «Право автора на выбор гарантировано Конституцией и ограничению не подлежит»

Павел Мазаев

23 сентября в Арбитражном суде г. Москвы прошли слушания по иску Российского авторского общества (РАО), требующего признать ничтожным соглашение телекомпании ВГТРК и Российского общества авторов и иных правообладателей (РОАП), а также запретить РОАПУ вообще какие-либо действия по коллективному управлению правами любых авторов. На первый взгляд вроде бы рядовое, как и десятки других, ежедневно рассматриваемых в арбитраже гражданское дело. Однако, по оценкам специалистов, отдельные аспекты данного спора имеют большое значение, как для всей российской правовой системы, так и для некоторых направлений бизнеса, например для рынка консалтинга. Так, фактически речь шла о том быть или не быть в России цивилизованному рынку авторских прав. Но, попытка создать судебный прецедент с целью монополизации рынка не удалась. Закон и здравый смысл одержали победу над амбициями клерков из РАО. Суд отказал истцу в удовлетворении иска по всем пунктам. Хотя, специалисты не сомневаются в том, что данное решение будет обжаловано и судебное разбирательство продолжится.

Емкость рынка авторских прав оценивается специалистами в сумму от 100 до 200 млн. долларов. До 2004г. на этом рынке в сфере телерадиовещания работал фактически один оператор - Российское авторское общество (РАО), объединяющее 17 тыс. авторов. По данным экспертов в 2003г. общество собрало 710 млн. руб. - и около 200 из них ему перечислили телекомпании за использование музыкальных произведений в эфире. Полученные от телекомпаний деньги РАО перечисляет авторам (за вычетом 15 процентов комиссии), зарабатывая на этом около 1 млн. долларов в год.

В 2001г. Российское авторское общество (РАО) заключило соглашение с ВГТРК, по которому компания отчисляла 2 процента своего дохода. Однако, в 2004г. ВГТРК отказалось продлить соглашение с РАО, так как другая организация - Российское общество авторов и иных правообладателей (РОАП) предложило компании более выгодные условия.

РОАП было образовано в июне 2002г. в результате конфликта в авторском совете РАО. Президент РАО композитор В. Матецкий лишился своего поста. Тогда В. Матецкий, А.Макаревич, С.Намин, А. Кутиков, Э.Успенский и др. физические лица, а также ряд юридических лиц и создали Российское общество авторов и иных правообладателей (РОАП). Председателем правления РОАП и его президентом стал А.Макаревич. Однако, РАО решило в судебном порядке избавиться от опасного конкурента, невзирая на мнения и интересы авторов, чтобы в дальнейшем распоряжаться их средствами в гордом одиночестве.

Вот как прокомментировал ситуацию по итогам судебного заседания представитель ответчика (РОАП) известный адвокат Андрей Лещиков:

«Данное дело следует рассматривать шире, чем спор двух хозяйствующих субъектов, партнеров ВГТРК. Это только часть айсберга. Настоящую проблему в масштабах общества, на мой взгляд, представляли попытки РАО в судебном порядке запретить РОАПу вообще какую-либо работу на рынке управления правами авторов. Ведь в случае удовлетворения иска, РАО могло бы стать фактическим монополистом на рынке защиты имущественных прав авторов, а в принципе, мог бы быть создан прецедент и для других сегментов рынка консультационных и консалтинговых услуг. Что касается аргументации представителей истца, то, в основном, она свелась к тому, что «мы (РАО) были первыми» и поэтому деятельность всех остальных участников рынка нелегитимна и, следовательно, должна быть запрещена. Я считаю, что требование представителей РАО предоставить данной организации эксклюзивное право на работу на рынке управления правами авторов является прямым нарушением ряда российских законов и, прежде всего, основного - Конституции РФ, которая, как известно, гарантирует гражданам право собственности, при этом имущественные и авторские права у нас не ограничены в гражданском обороте. Другими словами, автор вправе сам выбрать организацию, которая ему подходит, численность их может быть ограничена разве что здравым смыслом. Тем не менее, РАО на уровне судебных решений пытается доказать свою исключительность и устранить конкурентов, что может привести к ситуации когда у авторов не будет никакого выбора, устраивают или нет их услуги общества. Впрочем, как мы увидели, суд в целом принял мою аргументацию, что и отражено в его решении, отказать РАО в удовлетворении иска по всем пунктам. Конечно, истец может обжаловать решение суда в вышестоящих инстанциях, тогда, возможно, спор продолжится и это будет законно, но, по-моему, все настолько очевидно, что большого смысла иметь не будет».

Представители РАО явились на слушание с несколькими коробками различных документов (которые, впрочем, так и не смогли убедить суд), по их мнению, подтверждающих правоту истца. Например, из одного из них следует, что позиция и деятельность РАО получила положительную оценку со стороны Министерства юстиции РФ.

Так, председатель правления РАО г-н Алябьев А. origindate::03.03.04г. направил запрос на имя Заместителя руководителя Департамента по делам общественных и религиозных объединений Минюста г-жи Фокиной Г.А., в котором просил ее «оценить с точки зрения права возможность существования параллельных структур на рынке авторских прав, а также дать оценку правомочности деятельности РОАП».

Отметим, что г-жа Фокина Г.А. ответила г-ну Алябьеву А. в срочном порядке на следующий день, что, скажем так, нехарактерно для российских чиновников

В ответе, ссылаясь на ст. 44 Закона РФ об «Авторском праве и смежных правах», представитель Министерства Юстиции РФ констатировала, что «действующее законодательство прямо указывает, что не допускается создание нескольких организаций управляющих одинаковыми правами одной категории обладателей прав», а также заявила, что «РАО, соответственно является единственной надлежащей уполномоченной организацией, управляющей имущественными правами авторов на коллективной основе».

Но, процитировав п.2 ст.44 указанного закона, г-жа Фокина Г.А., видимо, просто не разобралась в тонкостях данного законодательного акта. Дело в том, что главный принцип заложен разработчиками в п.1 (а не во 2-м) указанной статьи закона. А в нем прямо указано, что «в целях обеспечения имущественных прав авторов могут создаваться организации (мн.ч.), управляющие правами указанных лиц на коллективной основе». А что касается «отдельных организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организаций управляющих разными правами в интересах разных категорий обладателей прав, либо одной организации, одновременно управляющей авторскими правами», то в п.2 закона опять-таки ясно сказано, что их создание лишь допускается (но не обязательно).

Кроме того, в положении о Министерстве юстиции РФ, вообще, нигде не сказано о том, что данное ведомство вправе давать разъяснения по вопросам законодательства. Зато, контроль над соответствием общественных организаций их уставным целям оно осуществлять обязано. В этой связи, адвокат Андрей Лещиков, отмечает, что «РАО является общественной организацией, цель которой - удовлетворение духовных и иных нематериальных потребностей граждан, а вовсе не управление их имущественными правами. Это, скорее дело некоммерческого партнерства, коим является РОАП».

В исковом заявлении РАО о нарушенных правах конкретных авторов не говорится ни слова. Таким образом, получается, что чиновники РАО фактически ведут борьбу за свою комиссию, а вовсе не встают на защиту имущественных прав людей творчества. Хорошо, что, в ходе слушаний, суду это тоже стало очевидно.