СК восстановил олимпийское спокойствие

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


'Следственный комитет России (СКР) прекратил расследование уголовного дела в отношении 'экс-замначальника главного управления капитального строительства (ГУКС) управления делами президента Владимира Лещевского, который подозревался в получении взяток на 180 млн руб. от предпринимателя Валерия Морозова за участие в строительстве олимпийских объектов в Сочи

1231-300x177-150x88.jpgСрок следствия по вызвавшему большой общественный резонанс уголовному делу, возбужденному в августе 2010 года в отношении Владимира Лещевского (сейчас он работает заместителем директора ФГУП «Дирекция по строительству и реконструкции объектов федеральных госорганов», структурного подразделения ГУКС УДП), истек 11 мая. По словам адвоката Саидахмеда Арсамерзаева, в тот же день руководитель следственной бригады Сергей Тынников подписал постановление о прекращении уголовного преследования чиновника в связи с «отсутствием в его действиях состава преступления» (ст. 24 УПК РФ). «О прекращении производства по делу мой подзащитный был уведомлен следователем устно, а само постановление на руки он получит в ближайшие дни — по возвращении в Москву из командировки»,— добавил вчера в беседе с «Ъ» адвокат Арсамерзаев.

Напомним, что скандал, результатом которого стало уголовное дело, разгорелся в июне 2010 года, после того как глава ОАО «Москонверспром» Валерий Морозов в СМИ обвинил в коррупции занимавшего тогда пост заместителя начальника ГУКС УДП Владимира Лещевского. Как утверждал бизнесмен, чиновник якобы требовал у него за участие в строительстве олимпийских объектов в Сочи — корпуса «Приморский» санатория «Сочи» и санатория «Дагомыс» управделами президента — 12% от суммы 1,5-миллиардного контракта (всего 180 млн руб.).

C2780373384272b4069d5070c070c2e1-500x291.jpg

Фотография с сайта sc-os.ru

Вначале, по версии Валерия Морозова, он платил чиновнику через фирмы-однодневки, а затем передавал ему деньги наличными. Сотрудники департамента экономической безопасности (ДЭБ) МВД РФ, в который обратился бизнесмен, якобы задокументировали встречи господ Морозова и Лещевского, во время которых были переданы 15 млн руб. Курировал операцию тогдашний первый заместитель начальника ДЭБа Андрей Хорев, который сам сейчас оказался объектом многочисленных проверок. Записи же их встреч были уничтожены, поскольку инициаторы операции не обратились за ними «в установленный законом срок».

Расследование продолжалось около двух лет. «В рамках этого дела, которое составляло 50 томов, были допрошены сотни свидетелей, проверено огромное количество бухгалтерских документов, а также проведены различные экспертизы»,— уточнил господин Арсамерзаев. По его словам, следователи подвергли тщательной проверке не только те факты, на которые указывал в своем заявлении господин Морозов (кстати, он не был признан потерпевшим по делу), но и контракты, которые были заключены с другими бизнесменами, и при этом никаких нарушений выявлено не было. «В результате этих проверок выяснилось, что господин Морозов оговорил моего подзащитного, чтобы скрыть свои нарушения»,— уверен господин Арсамерзаев.

В частности, говорит адвокат, в ходе проверок выяснилось, что господин Лещевский не имел никакого отношения к тем фирмам-однодневкам, через которые ему, по утверждению господина Морозова, ранее якобы передавались деньги. К примеру, одна из таких фирм, «Дорстроймонтаж», которая, по словам Валерия Морозова, принадлежала Владимиру Лещевскому, на самом деле оказалась зарегистрированной на имя жены бизнесмена Ирины Морозовой. Причем создана эта фирма была еще за полгода до того, как господин Морозов заключил первый олимпийский контракт. Такая же история, утверждает защитник, произошла и с фирмой «Техстройинвест», на счет которой, как говорил господин Морозов, также перечислялись деньги, которые в качестве взятки предназначались господину Лещевскому.

Зато у проверяющих появились претензии к самому Валерию Морозову. Сначала налоговики обвинили его в занижении прибыли, насчитав его компании 94,5 млн руб. недоимок и 20% штрафа на общую сумму 113 млн руб. (позже эти цифры выросли до 134,8 млн руб.). Затем кредиторы добились в арбитражном суде введения в «Москонверспроме» процедуры наблюдения.

Как считает адвокат Владимира Лещевского, к бизнесмену Морозову могут быть предъявлены не только налоговые претензии. «Он утверждал, что 12% с почти 1,5-миллиардной суммы контракта отдал моему подзащитному. Откуда же он взял эти деньги? Очевидно, они были похищены из его же компании»,— предположил господин Арсамерзаев.

Валерий Морозов, как сообщал «Ъ», еще до прекращения дела покинул Россию, перебравшись в Лондон, где он попросил предоставить ему политическое убежище. «Мой клиент, инициировав столь громкое дело, публично осмелился назвать чиновника такого уровня взяточником и вымогателем. При этом он, как любой нормальный человек, изначально, конечно же, надеялся на справедливость. Но мы в очередной раз убедились, что система своих не сдает»,— заявил «Ъ» адвокат Константин Рыбалов. «Достаточно вспомнить, что это дело было возбуждено только после вмешательства тогдашнего президента Дмитрия Медведева. При этом расследовал его тот же следователь, который изначально не обнаружил в действиях Владимира Лещевского состава преступления»,— добавил он.

Его оппонент адвокат Арсамерзаев, в свою очередь, отметил, что никаких претензий к СКР быть не может — следователи проверили все факты, на которые указывал Валерий Морозов, и, не найдя им подтверждения, прекратили дело. Добиваться реабилитации от госорганов Владимир Лещевский не собирается, однако намерен подать в суд за клевету на господина Морозова.