СП против "СУАЛа" и Ильи Клебанова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


  Оригинал этого материала
© "Собеседник", origindate::07.12.2006, Фото: ИТАР-ТАСС

Яйценосная особа

Секрет виктории Вексельберга

Ролдугин Олег

Фото: ИТАР-ТАССНаступающий год обещает быть для Виктора Вексельберга знаковым. Во-первых, ему стукнет пятьдесят, а во-вторых, он станет совладельцем крупнейшего на планете алюминиевого холдинга. Он бородат, уверен в себе, давно уже сед и считает бизнес экстремальным спортом. Конкуренты пеняют олигарху на неспортивное поведение, но тот работает на результат: всё для победы. Всё, включая яйца Фаберже. Это только плохому танцору они мешают. Вексельберг не танцор. Он – бизнесмен. Ему сокровища императорского дома только в помощь.

Брал уроки у первого миллионера

Карпатский городок Дрогобыч сравнивают с папоротником, загадочным и волшебным. Виктор Вексельберг, родившийся в апреле 57-го, – истинный сын своего города. На гербе Дрогобыча нарисовано девять бочек соли, вот и олигарху на пути в список журнала «Форбс» пришлось ее не один пуд откушать.

– Вексельберг? Нет, не помню, – типичная реакция карпатских старожилов, тут же поясняющих: – Если и был у нас какой Вексельберг, то весь вышел. Вместе с остальными евреями.

Сам Вексельберг, судя по всему, не очень любит вспоминать о своих еврейских корнях. Во всяком случае, по паспорту он русский.

– Евреи меня евреем не считают, потому что моя мать – русская, – пояснил он однажды. – Со своей стороны русские тоже не считают меня русским, так как мой отец – еврей.

Для Дрогобыча такая родословная – обычное дело. В начале прошлого века здесь каждый второй горожанин был евреем, но в начале нынешнего их тут не осталось. Почти все разъехались: кто в Израиль, кто в Штаты. А Вексельбергу привалило «еврейское счастье» – он остался в бесперспективном Союзе, на обломках которого впоследствии сколотил состояние.

...Виктор Вексельберг в школе учился только на «хорошо» и «отлично». Московский институт инженеров транспорта окончил в 79-м с красным дипломом и специальностью «системотехник». Хорошо показал себя в аспирантуре при Вычислительном центре Академии наук. В конструкторском бюро по бесштанговым насосам «Коннас» к началу 90-х дослужился до завлаба.

– Способный был молодой человек, – пояснили в университете путей сообщения (так теперь называется МИИТ). – Жил в общежитии, учился хорошо, общественник был – на БАМ даже ездил... А у вас вообще есть разрешение спрашивать о Вексельберге?

Наличием неизвестно чьего разрешения интересовались у меня даже бывшие однокурсники олигарха. А узнав, что таковое отсутствует, многие отвечали:

– К сожалению, не был(-а) с ним знаком(-а).

Возможно, такая забывчивость связана с тем, что именно Вексельберг финансирует встречи выпускников, часть из которых трудится в структурах самого олигарха. Даже самый известный деловой партнер Вексельберга – Леонард Блаватник и тот, пока не эмигрировал с 4-го курса в Штаты, учился вместе с миллиардером.

– Мы встретились в 1987-м, – вспоминал позднее сам Вексельберг. – Будучи сотрудником КБ, я поехал на международную выставку – кстати, нефтяную. Приехав в первый раз в Америку, я нашел его, и мы восстановили отношения. Через два года, когда я создал здесь кооператив, предложил начать совместный бизнес. К тому времени он занимался торговой дистрибуцией, был совладельцем достаточно крупной транспортной компании, которая осуществляла перевозки различных грузов по всей Америке. Блаватник долго сопротивлялся моим предложениям вкладывать деньги в Россию. Мы начинали, как и все, с компьютеров.

– Но до компьютеров был еще «КомВек» («Компания Вексельберга»), был «Олимп», другие кооперативы. Их Виктор Феликсович основал, по-моему, еще будучи завлабом, – рассказал мне один из бывших подчиненных миллиардера. – На закате перестройки Горбачев дал добро кооперативам, и шеф не упустил своего шанса. Он по дешевке скупал медь из кабелей, по сто баксов за тонну, и продавал ее в Германию уже по 3000$. Возможно, из науки в бизнес его перетянуло сотрудничество с «Техникой» Артема Тарасова. Помните, был такой первый миллионер? Вексельберг даже называл его своим учителем.

Со временем ученик превзошел педагога. На «медные» деньги Вексельберг стал с помощью Блаватника и их общей компании «Ренова» закупать на Западе дефицитные в то время в России компьютеры и менять их на приватизационные чеки.

Создал империю «строгого режима»

К середине 90-х ваучеров у «Реновы» скопилось столько, что настала пора приступать к массовой скупке заводов. Вексельбергу ближе всего были знакомы две отрасли: нефтянка и цветная металлургия. Большой бизнес приятели решили начать с алюминия.

Дело это было опасное: не один предприниматель полег в битве за алюминий. На Североуральском бокситовом руднике (СУБРе) «Ренова» схлестнулась с уральским дельцом Василием Анисимовым, и шахтеры уже стали готовиться к уличным перестрелкам. Впрочем, конкуренты все же нашли общий язык. А позднее Анисимов «добровольно» вышел из общего бизнеса. Как поясняет он сегодня:

– Жизнь есть жизнь.

Свою долю Вексельбергу Анисимов уступил сразу после того, как его дочь была найдена убитой в собственной квартире...

На СУБРе установились новые порядки. Как писали местные СМИ: «Производственная дисциплина на градообразующем предприятии Североуральска крайне жестокая. За малейшую провинность шахтеры могут лишиться работы. На руднике культивируется абсолютная клановость, доведенная до уровня «стукачества»…

Этой осенью прогремело еще одно предприятие Вексельберга – каменск-уральский УАЗ.

– Вы знаете, какая на заводе средняя зарплата? – поинтересовался у меня местный пролетарский лидер Сергей Коган. – 9 тысяч на руки, мизер для такого каторжного труда. А знаете, в каких условиях мы работаем? В воздухе висят щелочные аэрозоли и бокситная пыль, не спасает даже респиратор. Кто проработал в цехе несколько лет, обеспечил себя хроническим бронхитом или астмой, изменением носоглотки (ее съедает щелочь) и всевозможными аллергиями. Цеха 30-х годов постройки, того и гляди, рухнут. Оборудование устарело. Сам Вексельберг, когда приезжает в город, по цехам не гуляет. Есть у нас большой серебристый автобус – на нем его по городу и катают, бородатенького.

Вот рабочие и решили создать независимый профсоюз – чтобы добиться большей зарплаты и безопасности. Через два часа после того, как Сергей Коган отдал начальству заявку о проведении митинга, его уволили.

– Теперь у меня «волчий билет», – говорит Коган. – По моей информации, на остальные заводы города разослали список из 30 фамилий, кого не стоит брать на работу. Я – в их числе.

ТаНКи грязи не боятся

Бизнес-империя живет по законам империи политической. «Ренова», как пылесос, всосала в себя пестрые активы в машиностроительной, химической, строительной отраслях, в энергетике и финансах... И не только в России.

А в 1997 году Виктор Вексельберг положил глаз на нефтянку. На паях с «Альфа-Групп» он стал совладельцем одного из крупнейших добытчиков черного золота в России – ТНК.

На то, с какими нарушениями проходила приватизация ТНК, кто только не намекал...

Гораздо менее известна история, связанная с захватом ТНК «Югранефти» в 2001 году.

– Тогда компании «Норекс» в «Югранефти» принадлежало 97,3 процента акций, – рассказал мне юрист Сергей Соколов. – Остальной пакет акций попал в распоряжение ТНК. А 29 июня 2001 года в здание «Югранефти» в Нижневартовске ворвались полтора десятка головорезов, вооруженных автоматами. Через неделю вооруженные охранники ТНК захватили уже месторождение нефти.

«Для оправдания незаконного захвата ТНК-НВ предъявила «протокол» общего собрания акционеров «Югранефти», на котором якобы присутствовали представители «Норекса» и ТНК-НВ... Этот «протокол» был сфабрикован, так как «Норекс» никогда не присутствовал на собрании» – так указано в исковом заявлении, которое Соколов направил в окружной суд Нью-Йорка. Среди ответчиков значится фамилия «постоянного резидента США» (негражданина с правом ПМЖ) Вексельберга. По данным «Собеседника», у Вексельберга действительно есть недвижимость в Штатах, там регулярно появляются и он сам, и его семья – жена Марина Добрынина, дочь Ирина (28 лет, закончила Йельский университет), сын Александр (18 лет, учится в Высшей школе Филдстоуна).

Но иск «Норекса» американский суд отклонил. А на суд российский юристы компании не надеются – еще бы, одно время в руководство ТНК входил нынешний глава администрации президента Сергей Собянин.

А яичко не простое…

За нажитые миллиарды Вексельбергу приходится платить яйцами. Пока не своими. Фаберже. Весной 2004 года, когда Счетная палата проверяла законность приватизации ТНК, олигарх купил их через аукционный дом Sotheby’s – почти десяток, заплатив сотню миллионов долларов.

Схватить Вексельберга за эти яйца готовы обманутые вкладчики Первого городского банка, считающие, что миллиардер совершил свою покупку на деньги, украденные у них.

– ПГБ стал жертвой преднамеренного банкротства. Деньги из него выводились через офшоры и банк «Альба Альянс», совладельцем которых является Вексельберг. Выводились в структуры, аффилированные с ним же, – изложил мне свою точку зрения один из потерпевших. – Сумма выведенных средств – около 40 миллионов. Российский суд отказался наложить арест на яйца Вексельберга. Теперь вся надежда на швейцарцев. Только не называйте моего имени. Одного из наших уже пытались убить, другого сильно избили...

Готовятся к глухой обороне и в Каменске-Уральском. Местный независимый профсоюз «Набат» (Сергея Когана) наладил контакты с коллегами из Ачинска. Три года назад я писал о ситуации на Ачинском глиноземном комбинате, принадлежащем новому партнеру Вексельберга Олегу Дерипаске. Писал о том, как местного рабочего-активиста Юрия Смоленцева, который воевал с Дерипаской и тело которого нашли с багровой шеей и сорванными ногтями, признали утонувшим в грязной луже.

– Сейчас следственные действия возобновили, – рассказал мне глава профсоюза «Соцпроф» Сергей Храмов. – На основании моего заявления и той самой статьи в «Собеседнике».

Как знать, может, спустя еще три года Генпрокуратура и в этой публикации найдет для себя что-то жареное и заинтересуется Вексельбергом. Если, конечно, к тому времени тот не купит себе Спасскую башню…

***

Секрет виктории Вексельберга

Ролдугин Олег

Converted 12842.jpg

Так выглядят зубы, обезображенные флюорозом

В 2007 году Виктор Вексельберг станет совладельцем крупнейшего на планете алюминиевого холдинга. О том, какие порядки существуют на принадлежащих сегодня олигарху предприятиях, «Собеседнику» стало известно из первых рук.

Карельский поселок Надвоицы. Принадлежащий Вексельбергу здешний алюминиевый завод – единственное место в округе, где можно устроиться на работу. За это олигарху тут прощают многое. Пожалуй, даже слишком многое.

Соседство с НАЗом дарит не только рабочие места, но и болезни.

– Вы знаете, что такое флюороз? – спросил меня карельский эколог-правозащитник Андрей Козлович. – Это не только обезображенный рот и гнилые зубы. Это отравление всего организма. Такова цена алюминия.

Накануне нашего разговора Козлович организовал медицинское обследование одного местного парня – Димы Кузина. Кроме флюороза, врачи нашли у Димы язву 12-перстной кишки, вегетососудистую дистонию, искривление носовой перегородки, астигматизм, снижение плотности костей...

– Дима уже выиграл российский суд против завода Вексельберга, но компенсацию ему присудили такую смешную, что он направил иск в Страсбург, – рассказал эколог. – Там заявление принято, ждем ответа.

– А почему другие жители Надвоиц не обращаются в суд?

– Обращаются. Но потом... забирают свои заявления обратно. Кстати, Кузины тоже сначала забрали, но потом Дима решил идти до конца.

«Потом» – это когда у отца Димы отбили почки и он повесился, оставив предсмертную записку: «Боритесь сами, я устал, ухожу». Диму тоже избивали, угрожали убить...

– Сейчас все тихо, наверное, потому, что мы сами никаких активных шагов пока не предпринимаем, – рассказал мне Андрей Козлович. – Но после вашей статьи, наверное, все изменится. Руководство завода уверяет, что с экологией в окрестностях теперь все в порядке, однако у меня на руках есть новые данные исследований, проведенных Институтом имени Менделеева и мной лично. Концентрация вредных веществ в окружающей среде Надвоиц по некоторым показателям превышена в 45 раз!

Зато состояние самого Виктора Вексельберга (кстати, академика Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности) превышает состояние его рабочих в гораздо большем объеме. Сегодня активы 49-летнего бизнесмена оцениваются в 10 миллиардов долларов.