Сага о тридцати процентах

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© Газета "Актуальная информация", "4 (8) апрель 2001
Фото: "Коммерсант"

Сага о тридцати процентах. Заткнуть рот СМИ

Игорь Карпович

Converted 12276.jpg

Виктор Рашников

Сейчас все поборники свободной прессы в стране почему-то зациклилась вокруг защиты НТВ, которого пока никто еще ни в чем не ограничивал, и, видимо, уже не собирается. А в стране тем временем действительно сложилась трагическая ситуация со свободой слова, но только не в Москве, а в провинции, где всесильные губернаторы и промышленные бароны душат любую видимость гласности. И далеко за примерами ходить не надо.

24 февраля, в г. Магнитогорске выкинули из сетки вещания канала ТВ-6 программу "Скандалы недели". Просто потому, что руководство металлургического комбината побоялось, что рабочие Магнитки услышат о своем предприятии еще чье-либо мнение, кроме директорского.

А ситуация действительно сложилась не в пользу г-на Рашникова, который столько времени, сил и денег потратил на то, чтобы засадить бывшего лучшего друга Рашида Шарипова в тюрьму" и все пошло прахом. Уголовное дело в отношении руководства ФПГ "Магнитогорская сталь" развалилось, так и не дойдя до суда.

И решил г-н Рашников, что рабочие не должны видеть бывшего председателя совета директоров ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат" с его обращением к генеральному прокурору страны разобраться: зачем же его годами преследовали, чуть ли не с Интерполом, если теперь в его действиях не нашлось никакого состава преступления" Тогда в чьих действиях этот состав" Видно в душе своей г-н Рашников уже проиграл, если вопреки Конституции России ввел цензуру на независимое негосударственное федеральное телевещание в одном отдельно взятом городе. Просто отдал приказ: Заткнуть рот СМИ! И послушные всесильному "металлургическому барону" местные начальники послушно заменили транслируемую из Москвы программу на безобидную картинку. Нарушение Закона налицо. Что же заставило г-на Рашникова пойти на такие беспрецедентные в наши демократические времена меры" Всего лишь 30% акций Магнитки, без контроля над которыми его власть на комбинате не просто шатка " эфемерна. Без этих акций ему даже визитом президента на дзюдоистский турнир в Магнитогорск уже не прикрыться. Придется отвечать за творимое уже который год беззаконие.

Собирание акций

Для того чтобы понять, почему г-н Рашников стал магнитогорским цензором, надо вернуться к былинным временам приватизации, и понять: Откуда у Магнитки вообще взялся такой большой пакет свободных акций" Магнитогорский металлургический комбинат (ММК) приватизировался в 1992 году по первому варианту льгот. Все привилегированные акции (которые не имеют право голоса) были безвозмездно переданы трудовому коллективу. 8,7% голосующих акций проданы по закрытой подписке ему же и 5% голосующих акций проданы руководящим работникам ММК. 10% акций досталось ФАРП. В государственной собственности осталось 51,3% голосующих акций, то есть контрольный пакет.

Естественно, руководство комбината не собиралось довольствоваться всего 5-ю процентами уставного капитала. На ММК была создана дочерняя фирма " ТОО "Меком", с одной целью: скупить у населения ваучеры и уже на них уже скупать акции ММК. Для реализации этой цели "Мекому" были выделены от ММК товарные кредиты. И фирмочка эта добросовестно соскребла с зарождающегося рынка ценных бумаг практически все голосующие акции у трудового коллектива Магнитки и принесла их обратно на комбинат. Вообще-то очень редкий в истории случай, когда руководитель такой структуры не выгадал при таких словиях пакетик акций и себе. Но руководители комбината знали, кого на такую работу ставить " честного человека. И имя этого человека Рашид Шарипов, в те годы - начальник отдела приватизации ММК.

Правда, пытался в этом деле небескорыстно помогать Шарипову его старый друг - заместитель генерального директора Виктор Рашников. Тогда, как говорят на Магнитке, Шарипов мягко, но твердо отстранил его от работы с акциями. И Рашников тогда сильно обиделся на Шарипова, хотя виду и не подал.

Собранный Шариповым пакет акций Магнитки, оказавшийся в распоряжении самого акционерного общества, позволило в 1994г., при создании Финансово-промышленной группы (ФПГ) "Магнитогорская сталь" занять в ней, среди 40 предприятий-учредителей, господствующие высоты. Иначе говоря, ММК вложил в уставной фонд формирующейся ФПГ эти 8% акций ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат". А Рашид Шарипов стал в ФПГ первым генеральным директором и одновременно председателем совета директоров ОАО "Магнитогорский металлургический комбинат".

В качестве стратегического партнера в ФПГ Рашиду Шарипову удалось привлечь один из сильнейших банков страны в то время " Инком. Союз был оформлен обменом 7% акций ММК, принадлежащих ФПГ, на 7% акций Инкомбанка. В 1995 г. Инкомбанку были также проданы 25% акций "Магнитогорской стали" и Инком получил место в совете директоров Магнитки. При содействии Шарипова Инкомбанк покупает в Магнитогорске офис разорившегося Северного торгового банка и начинает обслуживать некоторые счета ФПГ и ММК.

В августе 1995г. ФПГ "Магнитогорская сталь" выиграла второй аукцион по госпакету акций ММК. У государства осталось в распоряжении 23,76%. голосующих акций ММК. Таким образом, в результате победы на аукционе, в руках у ОАО "Центральная компания ФПГ "Магнитогорская сталь" сосредоточился крупнейший пакет акций ММК " 35%. И тогда Рашид Шарипов, уже как представитель самого крупного акционера ММК, был избран и председателем Совета директоров акционированной Магнитки.

Дербанка

А тем временем знаменитая Магнитка, после приватизации хирела и готова была уже задышать на ладан. Потребление металлопроката в стране резко упало, а пробиваться на зарубежные рынки тогдашние директора, вобравшие в себя весь опыт плановой экономики, еще не умели. В рыночной стихии они были такими же новичками, как и все в стране. Этим обстоятельством, как известно, тогда воспользовался крупный оффшорный конгломерат Trans World group (TWG), который в отечественной пореформенной металлургии, и черной и цветной, внедрял сегодня уже всем известный пресловутый толлинг.

В самом по себе толлинге ничего ужасного нет. К примеру, вы пришли к портному, принесли ему отрез ткани, забрали готовый костюм и оплатили его работу " это тоже толлинг. Но если вы, видя, что портной сидит без работы, готовы платить ему только часть им заработанного " это толлинг по TWG, которая предприятиям оставляла денег ровно столько, чтобы не останавливать производство. Наиболее остро это проявилось в алюминиевой промышленности, где обеспеченность собственным сырьем и в лучшие годы не была выше 40%.
 
После 1994 г., чувствуя, что только толлинг уже не удерживает администрацию заводов под контролем, тоже стала скупать акции отечественных предприятий. Чрез несколько подставных фирм ей удалось аккумулировать свыше 13% акций ММК, и провести в совет директоров своих представителей. TWG через свою подконтрольную фирму "Ivedon" осуществляла поставки сырья на ММК, а сбыт готовой продукции чел через подконтрольные TWG же компании "Trans-CIS Commodities" и "Интерметал". Но крах TWG в России тем и был обусловлен, что руководство группы не желало делиться своими свехдоходами с руководителями толлингируемых предприятий и Анатолий Стариков, под благовидным для акционеров предлогом " уменьшении влияния иностранных посредников на комбинате " начал создавать за границей дочерние предприятия самой Магнитки, которые должны были продавать магнитогорский прокат, минуя TWG. В кратчайшие сроки были созданы дочки-посредники: MMK Canada Ltd., Ural Steel Canada Inc.,MMK Gmsh. (Австрия), MMK Stahl Gmbh. (Германия), Commissionaria Limited (остров Гернси), MMK Handel Gmbh., MMK Metal GK Ltd. (Гонконг). Одну из этих фирм возглавил сын Старикова.

Но это уже в рамках отечественной традиции, прямо по Грибоедову: Как станешь представлять к крестишку ли, к местечку, то, как не порадеть родному человечку".

Эти фирмы стали пользоваться правом эксклюзивного представительства интересов Магнитки за рубежом. Но ущерб, который эти фирмы нанесли и продолжают наносить ММК превзошел все самые смелые замыслы TWG. По свидетельству нью-йоркской аудиторской фирмы Mintz&Parteners только по трем сделкам 1988г. фирмы MMK Canada Ltd. Комбинату был нанесен ущерб в $4 173 279. Остальные фирмы часто просто не платят за поставленный товар " задолженность только одной гонконгской MMK Metal GK Ltd. Составляла на момент проверки ревизионной комиссии ОАО в апреле прошлого года 300 579 тысяч рублей. Кроме того, свыше 70% всей рекламации приходиться именно на эти фирмы- посредники, подконтрольные руководству комбината. По этим липовым рекламациям комбинат на законных основаниях грузит бесплатный металл, а то и платит живыми долларами. Кстати, никого ответственного за качество и сортамент поставок руководство комбината за все эти годы не наказало даже выговором.

Дележка шкуры неубитого медведя

То, что Стариков подмял под себя товарные потоки, оставшиеся от контроля TWG не могло не раздражать его заместителя Виктора Рашникова, которому от этого весьма лакомого пирога не досталось ни кусочка. Стариков считал, что Рашникову достаточно контролировать поставки на ММК железного лома. И Рашников задумал кадровую многоходовку по устранению Старикова от власти на комбинате, цель которой - самому стать генеральным директором ММК и перехватить экспортные товарные потоки комбината. Поводом для отстранения Старикова стали показатели работы комбината, которые хоть и были плохими, надо отдать должное Старикову, могли быть еще хуже.

Роль застрельщика в снятии Старикова отводилась Шарипову, который в 1997г. возглавил антикризисную комиссию в Обществе. Шарипову удалось доказать с помощью аудиторов из "Юником/МС Консультационной группы" не просто плохую, никудышную работу гендиректора, но вредную и разорительную для комбината деятельность Старикова, которая была толь во вред всем акционерам и собрание Старикова сняло и поставило на его место Виктора Рашникова. Главную роль сыграла к тому же поддержка Инкомбанка и TWG, которой Стариков перешел дорожку своими зарубежными дочками. Вроде бы цель была достигнута, но иметь под боком такого дотошного друга, а тем более в роли собственного начальства " председателя совета директоров - Рашников побоялся. Более того, активно ратовавший за устранение стариковской дербанки, Рашников активно продолжил политику старого гендиректора по всем направлениям, а Шарипова атаковали по всем фронтам, обвинив в незаконном присвоении акций комбината, принадлежащих возглавляемой им ФПГ "Магнитогорская сталь". Поводом для такой массированной атаки на друга и союзника стал спор о кредите ЕБРР на строительство стана-2000.

Для начала Рашников переманил на свою сторону Инкомбанк, посулив тому, что обслуживание кредита пройдет через него.

Страсти по стану

Еще в советское время Госпланом СССР решено было строить стан холодной прокатки на ММК, для нужд отечественной автопрома. Конкретно для АвтоВАЗа и строящегося завода микролитражных автомобилей в Елабуге. Но завод в Елабуге так и не построили, а АвтоВАЗ к 1998 году был на грани банкротства и национализации. С его 17 миллиардными долгами государству он уже до дефолта перестал покупать отечественный автомобильный лист, предпочитая украинские изделия. Но, чтобы отвлечь общественность и госорганы от действительного состояния дел, необходим был громкий инвестиционный проект. В советские времена это срабатывало безотказно. Стариков и Рашников надеялись, что чиновники в федеральном центре не изменились.

И их надежды оправдались. Государство, как крупный акционер предприятия не могло помочь ему инвестициями, но могло дать гарантии под эти инвестиции. ЕБРР были даны гарантии на 1,5 миллиарда немецких марок для закупки и установки стана-2000 холодной прокатки. Самым активным лоббистом ММК в федеральном правительстве стал Христенко. Но ЕБРР правительственных гарантий стало мало, и банк запросил еще 51% акций ММК в обеспечении кредита на оборотные средства размером в $95 млн. Ширипов и руководство Инком банка были против, так как условия предоставления кредита были, мягко говоря, непонятными. Например, ЕБРР предписывал на все время возврата кредита не менять руководство комбината, давать банку полную финансовую отчетность по ВСЕМ финансам комбината и многое другое, чего не часто встретишь в мировой практике.

Кроме того, все экономические и маркетинговые расчеты показывали, что для продукции нового стана просто не будет потребителя, так как себестоимость (вместе с возвратом кредитов) будет в полтора раза выше мировой цены на холодный прокат.

Кроме того, у Магнитки не было акций, которые надо было отдавать в залог.

Рашников добился снижения залога до 30% акций и надеялся, что ФПГ расстанется со своей собственностью за красивые глазки Виктора Рашникова. Шарипов встал насмерть: акций не дам. И понять его можно: кредит берет Магнитка, а ответственность своим имуществом должна нести ФПГ. Но, как на странно ни Рашникова, ни губернатора, ни даже прокурора области, ни СМИ, как показало время, ничуть не смутил данный факт. Хотя если бы тогда подойти к прокурору Анатолию Брагину и спросить: как бы он отнесся, если бы мы взяли кредит в банке, а в залог бы выставили его собственную квартиру, надо думать, что его реакция была бы отрицательной. Но, повторяюсь, до сих пор этот факт никого не смущает в нашем правовом государстве, где по-прежнему не тот прав, кто прав, а тот прав у кого больше прав.

Рашникову надо было, во-первых: убрать Шарипова, чтобы он не мешал ему дальше дербанить комбинат, так как ничего менять в экспортной политике он не собирался. И в этом TWG, поддерживая его кандидатуру на собрании акционеров, сильно просчиталась, думая, что Рашников будет управляемей, чем Стариков.

Во-вторых, и главных: взять под свой контроль 30% акций, принадлежащих ФПГ "Магнитогорская сталь", так как именно этот пакет акций играл на предприятии роль контрольного. В этом случае также надо было Рашникову убирать Шарипова.

Такова логика захвата собственности в нашем государстве.

А так как Шарипова отстранять от руководства ФПГ было не за что, сгодился, как предлог, и кредит ЕБРР, под который Шарипов не отдавал собственность ФПГ.

Не имей сто друзей, а дружи с прокурором

Шарипов выступил в печати, что считает кредит ЕБРР разорительным для завода, а залог " прямой попыткой захвата собственности. Этого ему Рашников, очень чуткий к печатному слову не простил. Шарипова, в нарушении всех законов, сняли с председателей Совета директоров ММК, и с должности гендиректора ФПГ, а прокурор Магнитогорска, а затем и прокурор Челябинской области подписали постановления об аресте Шарипова, глав всех дочерних компаний ФПГ и главы компании-реестродержателя Павла Рабина. Одновременно из фирмы "Регистратор-Чел" были изъяты все носители информации, что фактически означало изъятие реестра всех акционеров Магнитки, в котором ясно и недвусмысленно было указано, что 32% пакет акций никоим образом не подконтролен руководству ММК. Но подконтрольной руководству Магнитки оказалась областная прокуратура.

Повод для таких санкций нашелся быстро: акции ММК ФПГ еще весной 1996 года перевела на свои дочерние предприятия. Связано это было с тем, что появившаяся в Петербурге фирма с одинаковым названием "Магнитогорская сталь" оперировала поддельной доверенностью гендиректора ФПГ, брала кредиты под гарантии ФПГ. Но пока шло судебное разбирательство, акции от взыскания решено было спрятать в созданные дочки. С полного согласия всех акционеров ФПГ, в том числе и Магнитки. Суд разобрался, что доверенность была подделкой, но акции так и остались на балансе "дочек".

Вот к этому-то и придрался прокурор, обвиняя руководство ФПГ в разбазаривании собственности группы. Объявив этот пакет акций незаконно присвоенным Шариповым, Рашников за ОДИН ДЕНЬ добился решения Челябинского арбитражного суда о наложении ареста на весь этот пакет. Такая скорость судейских чиновников и особенно то, с каким рвением, достойным лучшего применения в отстаивания интересов государства, прокуратура области " око государево " включилось в защиту ЧАСТНЫХ и СОМНИТЕЛЬНЫХ интересов представителей БИЗНЕСА не может не удивлять, не настораживать, и не намекать на возможность коррупции в органах юстиции Челябинской области. Достаточно только сказать, что именно прокурор Брагин, а не руководство ММК явился автором и инициатором всех исков в пользу Рашникова. Именно по инициативе прокуратуры было произведено изъятие реестра акционеров и передача его в другую фирму, где в момент этой передачи исчезли одни акционеры и появились другие. До этого случая такой прецедент создавал только Анатолий Быков на Красноярском алюминиевом заводе, но Быков " уголовник, сидит в тюрьме, а прокурор Брагин по долгу службы обязан отстаивать законность, а не творить беззаконие, которое на руку только одному человеку " Виктору Рашникову. Пусть даже этот человек местный олигарх.

Кстати, вместе с реестром в руки команды Рашникова попал от прокуратуры и список всех мелких держателей акций ММК "рабочих и ИТР Магнитки, на которых срезу же стали оказывать давление с целью скупки у них акций. Многие на это давление подались " на ММК свой собственный райотдел милиции. Именно сотрудники этого райотдела милиции на средства комбината разъезжали по стране и производили аресты членов команды Шарипова, с санкции Челябинской прокуратуры.

Восемь человек были арестованы, Шарипову пришлось перейти на нелегальное положение, так как его объявили во всесоюзный розыск. Правда, на сегодняшний день с них всех сняты обвинения в виду отсутствия состава преступления, но за прошедшие два года Рашников настолько укрепил свои позиции на Магнитке, что их уже не боится. А люди ни за что не про что отсидели в СИЗО, платили бешеные залоги за свободу. В конце концов, их невиновность доказана судом. И все это Рашникову сойдет с рук, так как он лично, даже как гендиректор ММК не был инициатором их преследования, преследовала их прокуратура Челябинской области по СОБСТВЕННОЙ инициативе. Такие вот у нас в провинции прокуроры. Складывается такое положение, что г-н Рашников в области прокуратуру приватизировал.

Судьба акций

Шарипов, видя уже, что Рашникова вместе с прокурором и губернатором вцепились в него и не отстанут, пока не лишат ФПГ всего, что у нее есть, передал акции 12 февраля 1998 г. во исполнение протоколов собраний участников фирм "МСПЗ-1", "МСПЗ-2", "Магси" от 22 января 1998г. в номинальное хранение в КБ "Московский деловой мир", что 17 февраля и следала фирма "Регистатор-Чел", главу которой Павла Рабина за это ЗАКОННОЕ ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ для реестродержателя действие несколько месяцев продержали в Челябинском СИЗО, арестовав прямо в московском аэропорту, хотя тот летел домой.

АКБ "Московский деловой мир" не был извещен о том, что акции находятся под арестом, так как решения Арбитражного суда Челябинской области от 8 декабря 1997г. к этому моменту утратили законную силу, а об определении того же суда от 15 февраля 1998г. "Регистратор-Чел" не был извещен сам.

13 февраля 1998г. между одним арестом акций и другим, акции были проданы фирмам "Krein Invest & Treid C.A.?" и "Arufa Invest & Treid C.A.". о чем был извещен номинальный держатель. А 18 февраля акции были перепроданы гражданам России Александру Добровинскому и Михаилу Некричу, которые и оказались крайними в этой истории, так как после того, как на них обрушилась со всей силой карательной машины Челябинская областная прокуратура и Челябинская же Фемида, то им пришлось принудительно расстаться со своей собственностью, которая отошла к фирме "А-Капитал", которую контролирует" Виктор Рашников. А то, что г-да Добровинский и Некрич являются добросовестными приобретателями и имеют свои законные права так это никого не интересовало, особенно тех, кто должен этим особенно интересоваться по долгу службы. Конкретно, Челябинского областного прокурора Брагина и его подчиненных. Но тем было некогда " они в это время занимались в корне противоположным - лакейски обслуживали интересы г-на Рашникова, которые расходились с законными интересами гг. Некрича и Добровинского.

Если следовать логике Рашникова, Брагина и Ко акции должны были быть возвращены законному владельцу, то есть ФПГ "Магнитогорская сталь", сделано не было, то тоже никого уже не волновало, хотя это уже двойное беззаконие. Таким образом, г-н Рашников добился своей заветной мечты " контроля над ММК. Поэтому акции и оказались на балансе фирмы "А-Капитал"

Круг замкнулся, что и требовалось г-ну Рашникову. Оставалось только всем доказать, что все, что г-н Рашников делает имеет непосредственное и высочайшее одобрение. Иначе контроль над этими тридцатью процентами не удержать.

Темная для президента

Тут как раз приспели выборы губернатора области и Рашников очень заволновался, что новый губернатор не будет столь лоялен к нему и его команде, как Сумин. И бросил громадные средства на губернаторские выборы. По оценкам наблюдателей, на выборы Сумина было затрачено не менее 12 миллионов долларов США. Кроме того, 
как говорят в Челябинске, Рашников раскошелился еще на трех претендентов, чтобы быть, как говориться, прикрытым при любом раскладе.

Поэтому он так заторопился с ликвидацией ФПГ "Магнитогорская сталь". Ведь даже если ему удастся доказать, что акции возвращены правильно, то с него обязательно спросят: почему они у "А-Капитала", а не у законного владельца.

Поэтому уже в мае 2000г. Рашников инициирует вопрос о создании новой финансово-промышленной группы взамен ФПГ "Магнитогорская сталь". Этим Виктор Рашников убивает сразу двух зайцев: во-первых, "законный" увод 30% акций из Магстали в подконтрольную ему структуру, так как нахождение этих акций на балансе фирмы "А-Капитал" вызывает бюольшое нарекание с точки зрения законности; во-вторых, Рашид Шарипов был снят с поста гендиректора ФПГ Магстальи с таким клубком нарушения трудового законодательства, что при вмешательстве федеральной Генпрокуратуры Шарипов легко восстановит себя в должности генерального директора ФПГ, тем более, что уже есть законное решение судов по этому поводу. И вот этого-то Рашников никак допустить не может. Тогда прощай 30-процентный контрольный пакет Магнитки, который Рашников привык уже считать своим. В новой же группе будут как он надеется, товарные и финансовые потоки предприятий, входящих в ФПГ.

19 мая прошлого года акционеры ФПГ "Магнитогорская сталь" под председательством Рашникова приняли решение о ее ликвидации и создании новой ФПГ, где роль центральной компании будет играть уже сама Магнитка. В этом случае даже 30% акций были бы законно возвращены ФПГ, то они, после такого решения должны вернуться на ММК (правда, почему-то все забыли, что ММК вносило в ФПГ только 8% акций ММК, а остальные сама ФПГ покупала на аукционе.) Но и этого до сих пор не произошло, хотя с момента такого решения прошел уже почти год.

Причина в том, что любое законное решение невыгодно только гендиректору Рашникову. В случае возврата акций на баланс ММК распоряжаться ими будет уже не он, а совет директоров, решения которого " результат тонких дипломатических усилий всех групп инвесторов, а в случае оставления оставления их на балансе "А-Капитала" распоряжается и голосует ими через подставных лиц сам Виктор Рашников.

Сейчас более 40% акций комбината находится в руках компаний, близких к руководству ММК, если считать, что 30% как бы принадлежит Магстали, на находиться на балансе А-Капитала. Но тот факт, что большое количество акций до сих пор размыто между мелкими инвесторами, не дает покоя Рашникову. ООО "Меком" по-прежнему занимается скупкой акций " как заявил заместитель гендиректора ММК Владимир Скрипка, только он забыл добавить, что в отличие от времен Шарипова, эти акции в собственность комбината не попадают, оседая на карманных у руководства ММК фирмах. А тут еще в мае прошлого года TWG продала свои 18% акций неизвестно кому. Есть причины для беспокойства.

Поэтому и родилась идея использовать Владимира Путина втемную. Кому она в голову пришла первому: губернатору, которому нужна поддержка на выборах, вице-премьеру Христенко, который является основным лоббистом Магнитки в Москве или самому Рашникову, уже не существенно. Факт в том, что когда Владимир путин стал премьером и выяснилось, что у него черный пояс по дзюдо, то этот вид спорта тут же, как по мановению волшебной палочки, появился в Магнитогорске, где до сих пор население отвлекали от насущных проблем собственности и власти хоккеем.

Как бы то ни было, обращался с этой идеей к Путину вице-премьер Христенко и сумел убедить придать турниру статус Кубка президента России и поехать на турнир в Магнитогорск. Президент приехал, Вручил кубок, покатался на лыжах. И уехал. Для президентского рейтинга, для дзюдо, для внутренней политики страны не изменилось ничего. А вот г-н Сумин после этого резко поднял свой рейтинг и прошел снова в губернаторы, прокурор Брагин остался на месте, г-н Рашников же, всюду, где только можно, опубликовал свою фотографию рядом с президентом и считает, что он теперь кум королю.

Но недолго Рашникова распирало от самодовольства. Уж очень он боится отвечать за содеянное беззаконие, иначе: зачем ему нужно было снимать с эфира передачу "Скандалы недели", причем только для жителей Магнитогорска" Потому, что в отличие от обывателя г-н Рашников знает, что законными владельцами 30% акций ММК являются гг. Некрич и Добровинский и суды по этому поводу еще свое последнее слово не сказали. Да и понял он, что полтора миллиона долларов на приезд Путина выброшены им на ветер, потому как не отдал президент государственный пакет акций ММК в распоряжение области, и по всему видно, что не отдаст. Не оправдал президент Рашниковских надежд.

И если законные хозяева придут на ММК, противопоставить им будет нечего. Временщикам придется удалиться. А вот этого Рашников и не хочет. Он хочет всю оставшуюся жизнь распоряжаться чужой собственностью, как своей.