Сайт Мвд Используют Мошенники, А Фсб Не Отвечает За Информацию На Собственном Сайте

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За создание веб-странички министерства платят $ 500 000

1159963453-0.jpg За создание веб-странички министерства платят $ 500 000, а получается — сайт уровня «ниже плинтуса». Куда уходят деньги; зачем налогов служба рекламировала интернет-представительство которого не было в природе; и почему на форуме МВД свободно «разгуливают» мошенники…

Во всем мире введение «электронного правительства» облегчает жизнь и чиновникам, и обществу: повышается качество государственного менеджмента, снижаются затраты… Но в России сайты почти всех властных структур сделаны не для того, чтобы сделать нашу жизнь удобнее или легче. Но тогда для чего?

Если в Британии правительство более половины своих услуг обществу предоставляет в он-лайновом режиме, то в России власть, похоже, оценила преимущества стиля хай-тэк только в интерьерах квартир и офисов, но никак не в работе с обращениями граждан. Если на сайте Госдепартамента США можно встретить пофамильный список всех его сотрудников с разными контактными телефонами (вплоть до номера Кондолизы Райе и ее личной помощницы), то на сайтах российских ведомств порой достаточно трудно разыскать хотя бы один телефон, по которому можно спокойно дозвониться в эти учреждения.

О том, зачем нужен российскому чиновнику, в частности президенту В.В. Путину, интернет-портал, он сам сказал как-то на встрече с создателями его сайта Kremlin.ru и некоторыми известными лицами российского Интернета: «Очень важно использовать все возможности для того, что бы лишний раз объяснить приоритеты. Это хороший способ объяснить что понимает власть под названнием или тезисом.»

Дизайн президентского сайта менялся несколько раз и сейчас, помимо документов, фотографий и многочисленных стенограмм, там можно пройти даже виртуальную экскурсию по Кремлю. Искушенные в сайтостроительстве дизайнеры строго этот сайт не судят, даже наоборот, признают сложность его архитектуры и наполненность. Но достаточно ли всего этого, чтобы быть интересным интернет-аудитории и идти в ногу со временем? Недавняя пресс-конференция Путина на «Яндексе» показала, что президент и его администрация не чувствуют себя уверенно и не готовы к открытому разговору с интернет-аудиторией. Некоторые вопросы по трагедии в Беслане, о Михаиле Ходорковском и по реальным социальным и политическим проблемам странным образом не обнаруживались в списке присланных.

Насколько готовы наши чиновники заявить о себе в Интернете, способны ли они вести открытый диалог с обществом? Чтобы увидеть это, достаточно открыть в Интернете несколько сайтов федеральных министерств и ведомств: СВР (svr.gov.ru), ФСБ (www.fsb.ru), ФСО (fso.gov.ru), МВД(mvd.ru), МЧС (mchs.gov.ru), Минэкономразвития (economy.gov.ru), МИДа (mid.ru), Минобороны (mil.ru), сельского хозяйства (mcx.ru), финансов (minfin.ru), налоговой службы (nalog.ru) и Ростехрегулирования (gost.ru). Они сообщают о себе красноречиво, но односторонне — общее для этих сайтов, пожалуй, то, что большинство из них не интерактивны (обратная связь с посетителем сайта не подразумевается, отсутствует или присутствует минимально). Если с точки зрения информативности некоторые властные сайты еще как-то пытаются выглядеть презентабельно, то актуальность отдельных компонентов — удивляет. Так, Минсельхоз сообщает нам «оперативную» сводку о надоях в 2006 году, но вот о состоянии и развитии агропромышленного комплекса — данные только за 2004-й.

А интернет-портал налоговой старается привлечь к себе пользователя незамысловатым юмором: «Как зовут вашего налогового инспектора?» — «Никак не зовут, он сам приходит» или «Позавчера начальника налоговой инспекции хоронили, так семь раз «на бис» закапывали!»

Чиновники открывают сайты по-разному, но чаще — нехотя. Между тем их обязывает это делать постановление правительства. Не надеясь на исполнительность исполнительной власти адвокат и директор Института развития свободы информации Иван Павлов и несколько его помощников с 2004 года дотошно следят за этим процессом. И особо непослушных призывают к ответу по суду. Через это пришлось пройти ФСО, Ростехрегули-рованию и еще нескольким ведомствам, — остальные, по словам Павлова, активизировались сами, увидев результаты этих судебных процессов.

Иван Павлов: «Первые иски к госструктурам с требованием открыть сайты мы повали в 2005 году. Из примерно 80 ведомств — сетевых представительств не было у 40. Сейчас из 85 органов исполнительной власти — министерства, службы, агентства — нет своих сайтов всего у двух ведомств: это главное Управление специальных программ президента (занимается вопросами мобилизационной подготовки и подчиняется лично президенту) и Федеральное агентство по высокотехнологичной медицинской помощи. ФСО с нами до последнего спорила, говоря, что не нужны им никакие сайты. За два дня до истечения срока все-таки вынуждены были открыть свое представительство в Интернете, но это, как видно, — сайт-пустышка.

Однако не все суды проходят просто. Однажды по дороге на процесс на меня напали и прилично избили. Это было, когда мы потребовали у Ростехрегулирования сделать доступными для пользователей сети государственные стандарты — ГОСТы. По закону эти данные должны быть бесплатными, но это приличный бизнес — за один ГОСТ покупатель может заплатить несколько сотен или тысяч рублей, а целая база данных на диске стоит порядка 10 тысяч долларов. В итоге суд запретил агентству торговать ГОСТами и ясно резюмировал, что тексты государственных стандартов должны находиться в свободном доступе именно на сайте федерального органа».

Коллега Павлова, Елена Голубева делится с нами наблюдением: «Большинство чиновников очень любят выставлять свои «паркетные биографии» с фото и личными достижениями. Складывается впечатление, что интернет-сайт для военных и представителей силовых ведомств СВР, ФСБ, ФСО — это способ самопиара и пропаганды в духе советских времен. Что сумм, которые тратятся из бюджета, вы там не увидите».

«Несоответствие между желаемым и действительным в Интернете заметнее всего», — считает Иван Засурский, руководитель Лаборатории конвергенции факультета журналистики МГУ. — Все сайты власти у нас совершенно не интерактивны. Если сейчас продвинутые интернет-ресурсы, востребованные сетевым сообществом, действуют согласно принципу: чем больше людей использует сервис, тем лучше он становится, то наши чиновники с их сайтами — это улица с односторонним движением с расставленными табличками: «это можно», «это нельзя». Так, на сайте Министерства иностранных дел вы не сможете заказать себе загранпаспорт (идите стоять в очереди в ОВИР). Практически все сайты власти в России созданы не для того, чтобы сделать нашу жизнь удобнее или легче. То есть мы безусловно счастливы, что они хотя бы появились, несколько лет назад не было и этого, но то, что мы видим сегодня, заходя на сайты чиновников, по меркам интернет-индустрии — это вчерашний день».

Судя по выступлениям на ведомственных сайтах, наши чиновники готовы взахлеб рапортовать о грандиозных национальных проектах и о программе «Электронная Россия». Однако объективные данные по прежнему свидетельствуют о том, что они не готовы сегодня дать возможность людям использовать Интернет для оплаты налогов, штрафов, получения документов. Не готовы делиться общественно-значимой информацией: реальными демографическими, экологическими и финансовыми данными.

Сергей Шапошник, ведущий эксперт Института развития информационного общества, изучает сайты российской власти и оценивает, насколько они соответствуют мировым стандартам:

«Существует специальная методика, разработанная экспертами ООН для оценки уровня готовности стран к «электронному правительству». В подходе ООН оцениваются не внешние данные сайта, а его функциональность и полезность для общества. Специальная анкета дает представление о соответствии сайта чиновников основным стадиям интернет-присутствия: начальному, продвинутому, интерактивному,трансзакционному(оплата налогов, получение документов), сетевому (вовлечение граждан в процесс принятия решений, открывтое обсуждение)».

Согласно этому тесту, российские госсайты в лучшем случае дотягивают до третьей стадии: используют Интернет для одностороннего взаимодействия с пользователями, размещают архивы и базы данных, новости. Как правило, вся интерактивность состоит в том, что на сайте есть контакты (чаще — один телефон), используются аудио/ видео-файлы для информирования и пропаганды общественности в духе газетных передовиц советских времен. Индекс готовности к «электронному правительству» не поднимается выше 2—3 баллов по 7-балльной шкале в большинстве российских регионов. И даже лидеры списка по веб-присутствию органов власти — Москва (5,62), Санкт-Петербург (5,42) и Томская область (4,38) — как видно из рейтинга Института развития информационного общества, далеки от совершенства.