Сайт уполномочен очернить

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Юрий Лужков - "масштабный политик" и "гарант стабильности"

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::17.04.2004

Сайт уполномочен очернить…

Михаил Поздняков

Converted 16584.jpg Разбирая по косточкам итоги реорганизации правительства и Администрации Президента, лишь редкие аналитики подметили, что в результате “малой околокремлевской революции” были отстранены от рычагов власти и центров принятия решений представители так называемой “семьи”. Между тем осознание этого факта во многом помогает понять смысл новой информационной войны, захлестнувшей СМИ, и в первую очередь — интернет-издания.

Очевидно, что могущественный ельцинский финансово-бюрократический клан просто так не уйдет в небытие. “Семья” вместе с подрощенными ею кадрами готовится к реваншу 2007—2008 годов. И задача номер один — “отстрел” политиков, на которых опирается каркас современного российского государства.

Комбинации придумывают разные. Достоянием гласности стали, к примеру, попытки информационных посредников разместить в ведущих печатных изданиях незатейливые статейки о том, что Герман Греф намерен стать “наследником”. Нечто подобное — правда, в Интернете — поспешно приписали новому вице-премьеру Александру Жукову…

Вообще, в этой связи тема Интернета будет возникать постоянно. Популярный британский драматург Т.Стоппард заметил: “Газета “Таймс” сообщает не слухи, а только факты, что менее ответственные издания сообщили такие-то слухи”. Так вот, у нас сейчас роль таких “менее ответственных изданий” активно играют сайты из Всемирной паутины. Кампании по навязыванию обществу определенной информации с помощью интернет-изданий стали составной частью всех без исключения технологий черного пиара.

Через Интернет проходят “дезы”, информационные утечки и версии, тут же попадающие в сферу интересов даже солидных СМИ. И вот уже самая фантастическая сплетня выглядит “отмытой”, вполне пригодной для рубрики “Об этом говорят все”. Важно заметить, что если даже на основании положений Гражданского кодекса и статей Закона о СМИ жертва заказной кампании добьется через суд опровержения порочащей ее информации, то появится это опровержение на не слишком посещаемом сайте-первоисточнике, а вовсе не на страницах газет, смачно обсосавших “утку” из Интернета.

Вот в таком информационном контексте и начались игры вокруг фигур потенциальных наследников (в основном мнимых, но, на свою беду, слишком влиятельных). Однако нынешняя интрига, подхваченная все теми же многочисленными интернет-провайдерами, куда сложнее недавних. К примеру, мэру Москвы не приписывают планов наследования, и тем не менее именно ему в последнее время достается львиная доля распространяемых в СМИ уничижительных слухов. Тут-то в чем дело? Только ли в традиционной неприязни “семьи” к Лужкову? Так вроде к распределению правительственных портфелей он прямого отношения не имел…

Конечно же, дело в другом. Хорошо известно, что слухи об отставке даже гораздо менее масштабных, чем столичный мэр, политиков вызывали биржевые сотрясения, вплоть до ослабления позиций “голубых фишек”. Что уж говорить о человеке, давно ставшем гарантом стабильности экономического комплекса Москвы. Так что шумная версия скорого ухода Лужкова, по замыслу авторов интриги, вполне может раскачать, скажем, оцениваемый в миллиарды долларов строительный рынок столицы. А спровоцируешь в Москве экономический грипп — у всей страны начнется как минимум насморк. Вот вам и цепочка непредсказуемых последствий для судеб нынешних министров — Кудрина, Козака, Грефа, Жукова. Всех тех, в ком старая элита видит явное препятствие для своего возвращения во власть.

В таком контексте целый пакет публикаций, предвещающих передел власти в Москве, нельзя воспринимать иначе как попытку отпугнуть от нее потенциальных инвесторов, породить неуверенность в перспективах заявленных крупных проектов. Деловым людям в России и за границей дается ненавязчивый совет: не приобретайте столичные евробонды, не вкладывайтесь в московские строительные проекты…

Строительный комплекс в этой связи занимает совершенно особое место. Масштабы начатой психологической войны предполагают сценарий, который, собственно, неоднократно был прописан в том же Интернете под кодовыми названиями: “мыльный пузырь” и “схлопывание рынка”.

Нарастающий кризис сбыта новостроек, вызванный постоянно растущими ценами, должен поставить на грань краха, а то и разорить всю строительную индустрию. А значит, и множество банков, которые ее кредитуют. В результате, пророчат ясновидящие сайты, либо рухнет неустойчивая российская банковская система, либо — и этот вариант самый эффектный — государство будет вынуждено объявить очередной, на этот раз внутренний дефолт, девальвировать рубль на порядок. И таким образом, “кинув” сотни тысяч вкладчиков-соинвесторов строительства, спасти экономическую элиту, задолженность которой в рублях уменьшится на порядок.

Разработчики активного антимосковского мероприятия уверены, что запал под бочкой с “экономическим гексогеном” подожжен. [page_14648.htm Москва без Юрия Лужкова в глазах столичных жителей становится непредсказуемой.] Поэтому слухи об отставке мэра должны спровоцировать многочисленных квартировладельцев начать избавляться от приобретенной впрок собственности, от квартир как объекта семейных инвестиций. Массовый выброс на рынок “припасенного” жилья — это, понятно, резкий обвал цен. Ну а дальше — все по вышеизложенному сценарию.

Впрочем, это лишь один из аспектов психологической войны, которая разворачивается под шумок причитаний о бродящем призраке авторитаризма. Ясно, что ускоренно плодящиеся реваншистские структуры типа “Комитета-2008” — лишь видимая часть айсберга. Отвлекающий маневр. Сродни заявлениям находящегося в международном розыске Л.Невзлина о том, что до 2007 года он никак не собирается вмешиваться в политическую жизнь России. Новоявленный эмигрант оговорился: через четыре года политические силы с самоназванием “демократы” могут добиться успеха лишь при условии, что действующая власть сама себя скомпрометирует. И желающих помочь в этом власти более чем достаточно.

“Кризис, скоро грянет кризис!” — кликушествуют интернетовские сайты. Но, как разъяснил некогда Джон Кеннеди, по-китайски слово “кризис” состоит из двух иероглифов: один означает — “опасность”, другой — “благоприятную возможность”. Именно ради такой “благоприятной возможности” и Москве, и стране устраивают виртуально-информационную раскачку.

***

"Каждый наезд на Лужкова москвичи воспринимают как наезд на них лично. Мэр Москвы давно стал живым гарантом...щитом...А плевать в руку дающего, жить в доме и гадить в нем."

Оригинал этого материала
© "Московский Комсомолец", origindate::19.04.2004, "Полонез Березовского. Исполняется уже 8 лет подряд. Безрезультатно"

Игорь Моисеев

[...] “Общественные обвинители” на самом деле не заблуждались. Они просто добросовестно исполняли обильно проплаченную (что совершенно очевидно) арию под условным названием “Пусти на московское царство!”

Ария эта исполняется последние восемь лет на разные голоса и с различной степенью экзальтации. Меняются исполнители — от хора мальчиков до матерых басов. Меняется сценический ландшафт — исполнители кочуют по телеканалам и газетным подмосткам. Меняются режиссеры и персонажи из суфлерской будки. Не меняется только одно — суть.

Первым застрельщиком арии в марте 1995 года выступил дуэт “Березовский—Лесневская”. Время было выбрано с иезуитской точностью — только что убили Листьева. Страна замерла в шоке. Оправившись от потрясения, народ потребовал найти изуверов. И вот тогда опальный (ныне) олигарх и властитель (или растлитель?) дум и душ человеческих сняли дуэт-заклинание на видеокассету. Кассету через своих людей аккуратно положили на стол президенту Ельцину. Ария исполнялась надрывно и угрожающе. “Борис Николаевич, остановите Лужкова, — подвывая, словно мантру, на разные голоса выводили исполнители. — Лужкова надо во что бы то ни стало лишить правоохранительных органов. Лужков — это зло для всей России”.

Двухголосие преследовало сразу две цели: “соскочить” самим с “линии прицела” и подставить под удар мэра Москвы, тем самым расчистив дорогу жаждущим взобраться на столичный престол. А тучи начинали сгущаться — в офисе владельца “Логоваза” прошли первые обыски, и следствие медленно, но верно садилось ему на хвост...

Цель была достигнута — президент, не питавший к Лужкову нежных чувств, мантрам внял. И бросил все силы не на поиски убийц, а на борьбу с... самими сыскарями. Именно тогда были сняты с должности начальник столичного ГУВД Панкратов и прокурор Москвы Пономарев. На тот момент и тот и другой вошли с Лужковым в непозволительно близкий контакт, и надо было, разумеется, выбивать из-под мэра эти “силовые опоры”. Кстати, Лужков тогда в очередной раз доказал, что не разбрасывается кадрами — опальный Пономарев до сих пор успешно трудится в правительстве Москвы. Заказчиков и убийц, разумеется, так и не нашли, хотя народная молва вычислила их довольно точно.

А потом были выборы-96. Рейтинг Ельцина можно было рассматривать под микроскопом. Вот тогда-то ельцинские ходоки рухнули Лужкову в ноги — выручай, отец родной… Тогда президент ради вожделенного второго срока превзошел самого себя, отмачивая на танцплощадках перед избирателями сложный коктейль из камаринского, чардаша, лезгинки и танца живота. Победил он и в Москве — не без помощи мэра: перед москвичами даже не пришлось на пупке вертеться. Но как только Б.Н. водрузился на трон, придворные церберы, получив знакомую отмашку, привычно и радостно бросились на “борение с гидрой”. В роли гидры, естественно, выступал “заклятый друг” и “закадычный враг” — все тот же московский мэр. К тому же этот неугомонный Лужков опять фортель выкинул — надо же, снова нашел общий язык с начальником московского ГУВД Куликовым! У власти опять “все закипело во внутрях”. Выход был один — немедля торпедировать новую “силовую” опору столичного мэра.

Этот “клин” входил тяжко. Вмешался этот, как его… закон, вот. По Конституции смещение с должности начальника столичной милиции надо было согласовывать с самим мэром. Тот встал стеной. Пошли судебные разбирательства. Пришлось слегка подкорректировать Основной закон. Суд вынес соломоново решение: мол, согласование — это не обязательство. Спросить-то мэра — оно, конечно, нужно, а вот брать его мнение в расчет — не всегда.

В результате на трон воссел “и.о. Швидкин”. Но если ты “и.о.”, то с тебя и ответственность, как с “и.о.”. Кривая преступности, опущенная книзу усилиями предыдущего начальника московской милиции, снова взметнулась к прежним показателям. В Златоглавую со всего СНГ косяками потянулись всевозможные паханы, гоп-стопники, “щипачи”, “медвежатники” и “фармазоны”… Это, пожалуй, было главным результатом борьбы за ослабление “силовых лужковских опор”. Но на своем поприще Швидкин отличился не только борьбой за повышение преступного рейтинга столицы. “И.о.” яростно обрушился на мэра, обвиняя его во всех смертных грехах. В первую очередь — в растрате казенных средств. “Тридцать уголовных дел”, возбужденных птенцами швидкинского гнезда против столичных властей, стали такой же притчей во языцех, как знаменитые руцковские “чемоданы компромата”. Но все обвинения лопались как мыльный пузырь, как только обвинители пытались зацепиться за что-либо конкретное. Сначала решили, что заужена МКАД. “Асфальт налево цистернами гнали — к бабке не ходи”! Замерили. Оказалось, МКАД, наоборот, расширена. Потом чья-то светлая голова исторгла гениальную мысль, что толщина самого полотна не соответствует норме. Есть зацепка! Стали бурить полотно. Борьба компроматчиков со здравым смыслом окончилась полной победой последнего — толщина покрова, как назло, оказалась в норме. Так тихой сапой были спущены на тормозах все пресловутые тридцать дел. А идейному антилужковцу Швидкину в итоге было даровано звание… генерал-лейтенанта. Театр абсурда, казалось, достиг своего апогея.

Новое дыхание театру абсурда придал новый персонаж антилужковского фронта — минометчик Доренко. Суфлер был тот же самый — бесноватый и суетливый Мефистофель. Он со скоростью двести слов в минуту наговаривал домашние заготовки, а пламенный агитатор “рвал страсть в клочья” перед миллионами телезрителей. Но недолго музыка играла — недолго пиарщик лютовал. Москвичи подавляющим большинством голосов выбрали мэра на второй срок. Вельзевул оказался в ссылке. Минометчик — не у дел.

А индейка-судьба продолжала отвешивать оплеухи с обеих рук — карьера минометчика на исторической родине затрещала по всем швам. На третьем канале, куда он пришел устраиваться на работу, коллеги встретили его помидорным артобстрелом. Пущенные меткой рукой томаты освежили светлый облик минометчика смачными и пахучими мазками. Более яркой демонстрации отношения коллег по цеху придумать было невозможно. Докатившись до ручки, “отверженный” решился на отчаянный шаг — вступил в компартию. Но даже после этого на него не обратил внимания ни один потенциальный работодатель. Ничего не попишешь: характер человека — его судьба…

Доренко в этом отношении не одинок. Практика показывает, что все, кто выходил на линию борьбы со столичным мэром, заканчивали свою карьеру одинаково плохо. Где сейчас вся бодрая антилужковская когорта? Иных уж нет, а те далече… Олигарх-Мефистофель, исполнив свой “Полонез Березовского” — “Прощание с родиной” — отправился в бессрочную ссылку. Придворный цербер Коржаков, с чьей подачи смешивали с грязью “пролужковских” милицейских начальников, — в Туле. Город, конечно, хороший, но явно не Кремль. Доренко — в компартии. Последний антилужковский форпост, рупор теневых олигархов, “Вечерняя столичная газета” на днях почила в бозе. Как говорят наблюдательные чукчи, “тенденция, однако…”.

А ларчик на самом деле отворяется просто. Как показала практика, каждый “наезд” на Лужкова москвичи воспринимают как “наезд” на них лично. На их благополучие. На их социальные гарантии. Мэр Москвы, нравится это ему или нет, давно стал живым гарантом, своеобразным щитом для благополучия миллионов жителей Большого Города. А плевать в руку дающего, жить в доме и гадить в нем всегда считалось предосудительным — во все века, во всех странах и у всех народов. Тех же, кто пренебрегал общепринятыми нормами морали, ждала неминуемая расплата. Судьба рано или поздно, но обязательно рассчитывалась с ними по всем векселям. Я думаю, тем, кто сейчас поднимает очередную волну слухов, вбивая клин между мэром и московскими силовиками, между Лужковым и президентом, есть о чем задуматься. Тем паче что сейчас антилужковские мантры вообще теряют всякий смысл — президент уже неоднократно публично обозначал свое отношение к мэру. Складывается впечатление, что виртуозы пиара хотят убедить самого Путина в том, как он глубоко и непоправимо заблуждается. “Лукавите, Владимир Владимирович, признайтесь — ведь не любите мэра, а?!” Чужие грабли и ссылки этим “декабристам”, судя по всему, не наука — обязательно нужно по своим собственным пройтись…