Самоубийство для партийной кассы?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Самоубийство для партийной кассы? К загадке трагической гибели фабриканта Саввы Морозова авторитетный исследователь отыскал свой ответ как версию таинственного самоубийства.


"В январе 1994 года Высший аттестационный комитет своим решением присвоил ученую степень доктора исторических наук Юрию Георгиевичу Фельштинскому. Рядовой для ВАКа факт имел особое значение; диплом доктора наук вручался историку, чьи исследования еще в недавнем прошлом отвергались официальной историографией. Между тем в кругу специалистов Юрий Фельштинский давно пользуется реп рацией авторитетного ученого. Бывший студент пединститута после эмиграции в США продолжил свое образование в Брайданском и Ратгерском университетах. Затем работа в крупнейших западных архивах, где хранятся документы о русской революции, в архиве Троцкого в Бостоне, в архиве Гуверовского института при Станфордеком университете в Калифорнии, в архиве Международного института социальной истории в Амстердаме позволила ему раскрыть многие страницы, связанные с революцией в России и судьбой соцпартий после захвата власти большевиками. НА КАКОЙ бы идеологической позиции вы ни стояли, в интересах истины следует согласиться: история российского революционного движения никогда не была красива. Не было в ней ни свежих воротничков, ни белых перчаток, зато много грязи и крови. Об этом напоминает "странная" история связи крупнейшего русского купца с большевиками. Чтобы расшифровать ее правдиво, нужно и несколько слов предыстории. Малочисленность революционеров, их смертельный конфликт с правительством, ссылки, тюрьмы и эмиграция, казалось, должны были сплотить людей общей целью: свержение самодержавия. Тем удивительнее, что Ленин сделал основой своей тактики организацию раскола внутри Российской социал-демократической партии (РСДРП). Раскол был спровоцирован Лениным на втором партийном съезде РСДРП, проходившем в июле августе 1903 г. сначала в Брюсселе, а затем в Лондоне. Он породил две партии, вошедшие в историю под названием "меньшевики" и "большевики". С этого года, неудачно пытаясь взять под свой полный контроль центральный орган газету "Искра", ЦК партии и, главное, партийную кассу, Ленин вел жестокую словесную борьбу, доходившую до ругани и публичных оскорблений, с теми социал-демократами, кто отказывался беспрекословно подчиняться его абсолютному руководству. Осознав, что в партийной работе многое, если не все, зависит от денег, Ленин использовал всех тех, кто приносил "в казну" его организации, независимо от того, каким способом эти деньги были добыты. Мы много знаем об экспроприациях, проводимых под руководством И. В. Сталина и "кавказского разбойника" (выражение Ленина) С. А. Петросяна-Камо. Меньше известно про средства, полученные от браков большевиков с богатыми девицами и завещаний состоятельных людей, оставленных ленинской организации. Самое известное из таких дел взаимоотношения революционеров с текстильным магнатом миллионером С. Т. Морозовым. Мы знаем немногое: Морозов "помогал революции", он был человеком "противоречивым" и, под конец жизни во всем разочаровавшись, то ли заболел и умер, то ли покончил с собой. В 1990 году во время одного из моих первых после эмиграции визитов в Москву я записал на пленку интервью с внучатой племянницей Саввы Морозова. Она рассказала семейное предание о смерти Морозова. Приведу наиболее яркие выдержки из этого крайне важного для историков документа: "Савва Тимофеевич со многими революционерами имел контакт. В 1905году с женой Зинаидой Григорьевной он уехал в Канны. Подо этого, по всей вероятности, у него был роман с Марией Федоровной Андреевой, женой Горького, ибо полис он застраховался на 100. 000 был на имя Горького. Страховка была оформлена так, чтобы не компрометировать даму. И, как это ни странно, Красин сейчас же оказался в тех же Каннах, куда отправился Савва Тимофеевич. Мама сказала такую фразу: "Его надо было убрать, потому что больше дать революционерам он ничего не мог. А он потребовал, чтобы его ввели в курс их дел". Может быть, когда он столкнулся со всякими проявлениями терроризма, то тут-то он и начал спрашивать, а что, собственно говоря, почему и зачем. Возможно, на этом он споткнулся... Что до нас дошло о последних обстоятельствах его странной смерти? Зинаида Григорьевна собиралась ехать с Рябушинским на пролетке куда-то там кататься. Она надевала перед зеркалом шляпу. И в это время в зеркале она увидела, как приоткрылась дверь и показалась голова рыжего человека. Она спросила: "Кто это?" Савва Тимофеевич суетливо ответил: "Никто, никто". Она уехала. Когда вернулась, то Морозов лежал на постели, рука свешивалась вниз, и там лежал пистолет. Геня, мой двоюродный брат, считал, что Морозова убили совсем не дома, его просто положили и все. Была проведена полная инсценировка. Полиция, которую вызвали, сказала: извлеченная пуля не соответствовала револьверу, который валялся. Это раз. Во-вторых, в истории самоубийств нет случаев, чтоб самоубийца стрелял в себя лежа на постели. И в-третьих, "случайный" рыжий человек это вполне мог быть Красин. За трупом поехал дядя Саша, мамин брат. Он сообщил, что полиция обещает взяться за дело и выяснить все обстоятельства. Но прабабушка мать Саввы была против расследования. Она сказала: "Я не хочу. Это международный скандал. Никакого шума. У Саввушки было плохое сердце. И он умер. Все". Его похоронили. На Рогожском кладбище самоубийцу староверы не позволили бы похоронить. Через очень небольшое время Горький предъявил полис на 100. 000. В правлении встал вопрос: выплачивать не выплачивать. Что же это такое чуть ли не через неделю после смерти человек требует деньги. Прабабушка сказала: "Выплатить. Никаких скандалов и все. Я не хочу никаких разговоров". Через три года после этого, в 1908 году, в журнале "Былое" появилась статья Плеханова, в которой было написано: "Пора спросить Алексея Пешкова, куда он дел 100. 000, цену жизни Саввы Морозова". Говорят, что Савва Тимофеевич перед тем как застрелился оставил письмо. Но никто этого никогда не видал. Может быть, так была пущена легенда, чтобы замести следы. В семье все знали, были уверены, что стрелял Красин. Но то поколение молчало, потому что поставила запрет прабабушка. Она сказала "нет толкам и расследованиям". Все покорились нет, значит, нет. А потом дальше 1914 год, война, революция... " Очень кратко хронология знакомств. Роман Саввы Морозова с Марией Андреевой актрисой Художественного театра начался, видимо, в 1901 году. В конце 1903 года Андреева стала гражданской женой Горького. В декабре 1903 года с Морозовым встречается Красин. В 1904 году Андреева вступает в большевистскую организацию. С 1904 года Морозов начинает жертвовать деньги большевикам. О влиянии Андреевой на Морозова было широко известно. Вот что писал Андреевой Станиславский в феврале 1902 года: "Отношения Саввы Тимофеевича к Вам исключительные. Но знаете ли Вы, до какого святотатства Вы доходите?.. Вы хвастаетесь публично перед посторонними тем, что мучительно ревнующая Вас Зинаида Григорьевна ищет Вашего влияния над мужем. Вы ради актерского тщеславия рассказываете направо и налево о том, что Савва Тимофеевич, по Вашему настоянию, вносит целый капитал ради спасения кого-то". Понятно, что ни Красин, ни Ленин, называвший Андрееву "товарищ Феномен", не могли упустить возможность через Горького выйти на Андрееву, а через Андрееву на морозовские деньги. ФОРМАЛЬНО Морозов давал в партийную кассу только 2000 рублей в месяц. Погиб он 13(26) мая 1905 года, причем к этому времени был отстранен матерью и от предпринимательства, и от денег. Отношение к Савве в семье в это время стало настороженным. Биограф Красина Т. Э. О'Коннор пишет: "Мать С. Т. Морозова, главный держатель акций в совете директоров семейных предприятий, Красину не доверяла, а деньги, находившиеся в распоряжении сына, строго контролировала. Поэтому, несмотря на все усилия, Красину не удавалось получить от Морозова ничего сверх ежемесячных двух тысяч". Возможно, именно поэтому большевики не были более заинтересованы в живом Савве. Ежемесячные 2000 в месяц должны были вот-вот иссякнуть. Упомянутые в интервью 100. 000 не единственное не единственное указание на наследство Морозова. История большевистских денег того периода лучше всего описана историком и архивистом Б. И. Николаевским. Вот что он пишет в предисловии к своему фундаментальному труду "К истории Большевистского центра": "Кто именно входил в БЦ первого состава, точно неизвестно: в печати имена членов ни в то время, ни позднее названы не были. Несомненно, что стержнем БЦ была тройка в составе Ленина, Богданова и Красина. Именно она фигурирует и в документах лондонского съезда в качестве полномочной представительницы большевистской фракции, которой были переданы 60 тыс. руб. из наследства Саввы Морозова. Деньги были переданы "лицом, имевшим формальное и моральное право распорядиться деньгами по своему усмотрению". И лицом этим была гражданская жена Горького М. Ф. Андреева. 60. 000 это то, что большевики могли бы получить от Саввы Морозова за два с половиной года, и то если бы мать Морозова или сам Морозов не передумали. А по завещанию деньги передавались сразу. Шла революция. Средства требовались немедленно. В пользу версии об убийстве говорит и то, что у большевиков могли быть другие веские причины убрать Морозова: например, то, что он слишком много знал, но, что хуже, хотел знать еще больше. Есть и косвенное юридическое доказательство того, что Морозов не покончил жизнь самоубийством, а был убит: в случае самоубийства страховка обычно не выплачивалась. Загадочная смерть Морозова не единственная в этот период. Рассмотрим еще один пример: наследство Н. П. Шмита, молодого фабриканта, также сочувствовавшего революционерам, закупавшего для них оружие, оказавшегося в тюрьме. И о, чудо! Мало того, что фабрикант Николай Шмит кончает с собой. Поразительно, что и он оставляет наследство не кому-нибудь, а ленинской организации. Это завещание принесло в кассу большевиков куда больше, чем морозовское: около 280 тысяч рублей. За эти деньги большевикам, однако, пришлось побороться, причем методами настолько не мягкими, что Л. Мартов назвал это дело "экспроприацией партийных денег", так как ответственный за него член Большевистского центра Виктор Таратута добился нужных ему результатов "путем недопустимых угроз". Дословно Таратута на встрече с братом Шмита и его адвокатами, в присутствии Ленина, сказал следующее: "Кто будет задерживать деньги, того мы устраним". Так вспоминал С. П. Шестернин, старый социал-демократ из Иванова-Вознесенска, использованный большевиками для получения наследства Шмита и вывоза денег за границу. Через несколько дней адвокаты сообщили, что единственный брат Шмита от своих прав на наследство отказывается в пользу двух сестер. Незамужней младшей сестре Елизавете в это время не было и двадцати. Не странно ли, что молоденькая курсистка начала свою сознательную гражданскую жизнь с составления завещания, по которому в случае своей смерти передает все деньги совершенно правильно большевистской партии. Добровольно или под угрозами? Поскольку Е. П. Шмит еще не было 21 года, она не могла по российским законам распоряжаться своим наследством до замужества. И вот уже устраивается ее скоропалительный фиктивный брак с А. М. Игнатьевым, ответственным организатором боевой группы при ЦК и одним из доверенных людей Красина. С формального разрешения Игнатьева в конце 1907-го Е. П. Шмит начала подписывать все документы, которые были необходимы для продажи ее доли в наследстве брата, уже завещанной партии. Для большей надежности фактическим мужем девушки, по решению партии, стал сам Таратута, и эта связь гарантирует партии ее деньги. Если ко всему этому добавить, что семья Шмитов была из династии миллионеров Морозовых, становится понятно, что между 60. 000 или 100. 000 Саввы и 280. 000 Шмитов есть очевидная взаимосвязь."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации