Санация имени Арефьева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала

© ИА "Мосмонитор", 07.07.2015, Кадр из видео: "Вести"

Санация имени Арефьева От каких еще "токсичных" банков и банкиров предстоит избавиться Крыму Александр Седунов

E8bb63daf80ea2901f422de2b4cd635b.jpeg
Руслан Арефьев

В конце июня наконец произошло давно ожидаемое в кругах специалистов, посвященных в детали и тайны банковского сектора, событие: ЦБ отозвал лицензию у скандально известного «Маст-банка». Причем по всем фактически возможным причинам: за плохое качество активов, неисполнение обязательств перед вкладчиками, недостоверную отчетность, нарушения законодательства в сфере отмывания доходов и другие нарушения.

Попытка весьма сомнительного финансового института, принадлежащего ранее известному обнальщику Сергею Магину , ожидающему ныне суда по обвинению в "организации преступного сообщества" и "незаконной банковской деятельности" (ст. 210 и ст. 172 УК РФ), заскочить на привлекательный рынок Крыма в итоге была пересечена финансовым регулятором, хотя и с некоторым запозданием.

Так, в этом году, у банка постоянно менялись руководители и акционеры, при этом ставки по вкладам превосходили все разумные пределы, что явно указывало на то, что отдавать деньги вкладчикам руководители Маст-банка явно не собирались. Только в первом квартале 2015 года депозиты физлиц в банке выросли на рекордные 34,8% и банк продолжал активно завлекать доверчивых вкладчиков “космическими” процентами.

К тому же Маст-банк успел стать достаточно крупным игроком на территории Крыма: так, по данным ЦБ на начало апреля, Маст-банк имел в Крыму уже 16 отделений и привлек на территории республики в общей сложности около 1 млрд руб. Такой объем вкладов станет для Крыма крупнейшим страховым случаем в его новейшей — российской — истории.

29 июня для санации Маст-банка на территории республики был в итоге выбран крупнейший банк Крыма — РНКБ (имеющий сеть из более чем 270 отделений). Еще недавно получить аккредитацию для выплат вкладчикам при АСВ РНКБ не мог, так как считался федеральным игроком (для аккредитации необходимо присутствие как минимум в десяти федеральных округах). Однако 18 июня РНКБ получил аккредитацию при АСВ уже как региональный игрок, став одним из 79 уполномоченных ЦБ для санации банков. Еще ранее РНКБ сменил собственника: так правительство Крыма в начале февраля этого года продало банк компании "Комплексные энергетические решения" (ООО "КЭР"). Еще ранее — летом 2014 года — РНКБ был внесен Евросоюзом в свой санкционный список.

По мнению ряда специалистов, ЦБ тянул с отзывом лицензии у Маст-банка в том числе именно для того, чтобы РНКБ успел пройти все законные процедуры и стать официальным санатором на территории Крыма — в первую очередь, чтобы не спровоцировать панику среди крымских вкладчиков, и так весьма напуганных после массового ухода украинских банков из республики (зачастую вместе со вкладами крымчан). При этом стоит все же выразить значительные сомнения в столь большом кредите доверия руководителям РНКБ со стороны АСВ. Ведь размеры института еще не определяют степень его надежности, а определятся она во многом профессионализмом и репутацией сотрудников и менеджеров. А вот с этим в РНКБ есть очень большие проблемы.

До начала работы в Крыму (как “дочка” Банка Москвы) и последующего “антисанкционного” перехода в собственность правительства Крыма (через ГУП «Вода Крыма»), РНКБ представлял собой маленький московский банк и принадлежал Банку Москвы. Именно в то время, в марте 2012 года, еще в докрымский период его руководителем и стал занимающий должность председателя совета директоров РНКБ Руслан Арефьев. Назначение он получил по линии компании “Минд Ярд Капитал”, управлявшей тогда непрофильными активами бывшего главы Банка Москвы Андрея Бородина , обвиняемого в настоящий момент в огромных хищениях в Банке Москвы, включенного в «красный циркуляр» Интерпола как особо опасный преступник и скрывающегося от российских правоохранительных органов на территории Великобритании. И в итоге Руслан Арефьев не просто сумел удержаться в этом кресле, но и стал фактически единственным руководителем банка при всех его последних трансформациях.

Так, как стало известно из записей телефонных переговоров, опубликованных хакерами из группировки «Шалтай Болтай», хотя Банк Москвы продолжает оказывать РНКБ содействие в осуществлении его операционной деятельности, все оперативное руководство в банке осуществляет именно Руслан Арефьев и при этом он же отвечает за выстраивание отношений с руководителями республики. Так, именно Руслан Арефьев санкционировал включение в совет директоров РНКБ представителя главы Крыма Сергея Акcенова Алексея Гостева, и продавил данное решение в Москве. В настоящий момент, после уже третьей формальной смены собственника РНКБ, там сложилась ситуация, при которой Банк Москвы уже не управляет РНКБ, а правительство Крыма все еще не управляет. И все руководство сосредоточено в руках нескольких человек, главным из которых является именно Руслан Арефьев.

Прошлое этого самого руководителя не вызывает, по самому мягкому определению, большого доверия. Так, до назначения на должность председателя совета директоров РНКБ Руслан Арефьев был известен в Москве преимущественно тем, что в компании со своим знакомым Игорем Шапиро фактически выпотрошил к 2009 году «Банк высоких технологий». На основании заявления конкурсного управляющего «Банка высоких технологий» (а им является АСВ) 18 октября 2013 года Следственным управлением УВД по ЦАО ГУ МВД России по Москве возбуждено уголовное дело в отношении бывших руководителей банка, в том числе Руслана Арефьева, по признакам преступления, предусмотренного статьей 196 Уголовного кодекса РФ ("преднамеренное банкротство").

При этом АСВ — то самое АСВ, которое доверило ему санацию Маст-банка, до сих пор тщетно пытается взыскать с бывшего заместителя председателя правления «Банка высоких технологий» Руслана Арефьева в арбитражном суде г. Москвы 65 млн рублей (а с его приятеля и непосредственного руководителя в “Банке высоких технологий” Игоря Шапиро сразу 938,4 млн рублей). Забавная выходит история: одной рукой АСВ щедро выдает деньги банкирам с сомнительной репутацией, а другой годами пытается получить обратно то, что они уже освоили. Стоит ли потом удивляться, что средства в АСВ уже близки к исчерпанию и агентству приходится обращаться за кредитом к ЦБ.

Довольно интересная ситуация сложилась и с новым владельцем РНКБ — «малоизвестной», по выражению газеты «Коммерсант», компанией «Комплексные энергетические решения". Первым вице-президентом этой самой ФПГ является Алексей Баранов, который в свое время тоже имел самое прямое отношение к банковскому бизнесу: так в 2005-2008 гг. он являлся председателем правления банка «Международные финансовые технологии», лицензия которого была отозвана ЦБ в январе 2011 года в связи «с потерей ликвидности», а попросту говоря за обнал. На почве обналичивания средств, в том числе и из оборота печально известного Черкизовского рынка, c Алексеем Барановым трудился уже упомянутый выше член совета директоров РНКБ Алексей Гостев, а организатором всех обнальных схем выступал Олег Кузьмин (он же Олег Павелецкий). Ныне все эти интересные люди «нарисовались» в РНКБ и «помогают» Руслану Арефьеву в «управлении» банком.

При этом после перехода в собственность “малоизвестной” и весьма небольшой энергетической компании РНКБ вскоре получил обещания по докапитализации из федерального бюджета до 20 млрд рублей путем выкупа его привилегированных облигаций в целях обеспечения «финансовой устойчивости системы страхования вкладов и дополнительной эмиссии акций банка. И уже 3 июля финансовый директор РНКБ Михаил Ратинский официально объявил об увеличении уставного капитал банка на 17,3 млрд рублей за счет дополнительного выпуска собственных акций. Почти 350 млн долларов — неплохая компенсация за попадание под санкции банку, которым владеет скромная энергетическая компания, которая приобрела банк РНКБ с помощью также дополнительной эмиссии своих же акций, а не на денежные средства, как это пытались представить в прессе. А ведь согласно российскому законодательству для сделок по приобретению банков заемный капитал использовать нельзя и приобретение возможно только на собственные средства.

При этом вся прибыль ООО «КЭР» за 2014 год не достигает и 1 млрд рублей, однако это не помешало получить из бюджета почти 20 млрд и пока не вызвало у ответственных за это решение лиц вполне резонных для подобной ситуации вопросов. Но и этих средств группе лиц (Арефьев, Гостев, Кузьмин), де-факто контролирующих РНКБ, недостаточно. Огромный «опыт» Олега Павелецкого не остался невостребованным: через свое московское отделение РНКБ наладил устойчивый канал обналичивания с самыми дешевыми в столице тарифами, быстро обеспечившими огромные обороты. В итоге сложилась удивительная ситуация при котором банком, позиционирующим себя в Республике Крым как государственный и потому сверхнадежный, руководят люди, которые занимаются самым откровенным хулиганством взамен ответственной и легальной банковской деятельности. И они же распоряжаются как своими собственными деньгами жителей республики, которых обманули ранее как украинские банки, так и пришедший к ним на смену российский Маст-банк.

Да и с другими банками в Крыму ситуация сложилась ничуть не лучшая. Ранее уже были отозваны лицензии у двух мелких банков: ростовского «Донинвеста» и самарского «Волга-кредита». С высокой вероятностью, на очереди вслед за Маст-банком еще одно учреждение с сомнительными людьми в руководстве — малоизвестный «Генбанк», развернувший на полуострове сеть из более чем 90 отделений. Его контролирует Евгений Двоскин , известный многочисленными уголовными делами по обвинению в мошенничестве и отмывании денег в нескольких странах мира. Как пишет РБК, правоохранительные органы разных стран уже много лет безуспешно пытаются привлечь Двоскина к уголовной ответственности за незаконную банковскую деятельность. Как сообщает «Крым.Реалии», сомнительной репутацией обладают и владельцы банка «Верхневолжский», который до прихода в Крым работал в ярославском регионе. Банк принадлежит Олегу Власову, который известен как основной владелец банка «Балтика», засветившегося в схеме по отмыванию преступных доходов в Восточной Европе. В ее рамках с 2011 по 2014 годы из России в Молдову, а затем в Латвию было переведено около 20 млрд долларов. В этой же «молдавской» схеме по выводу денег из России также участвовал «Темпбанк», который уже успел открыть два отделения в Крыму — в Симферополе и Севастополе.

Так куда же на этом фоне идти крымским вкладчикам, как не в позиционирующий себя как государственный РНКБ? Однако, при ближайшем рассмотрении получается, что и там ситуации ничуть не лучше. Пока еще высокий статус руководителей крупнейшего крымского банка и важность данного финансового института для развития полуострова надежно прикрывают Руслана Арефьева и его компаньонов от претензий со стороны АСВ и правоохранительных органов, а печальный опыт Маст-банка, которому непростительно долго затягивали отзыв лицензии в связи с его важным статусом, не стал еще горьким уроком для чиновников. И именно поэтому все это грозит повторением чрезвычайных ситуаций и в будущем, но уже в катастрофическом сценарии, учитывая масштабы РНКБ и степень его влияния на экономику республики.

 


Ссылки

Источник публикации