Саперная Лопатка От Путина

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Меняя правила игры, Кремль становится заложником местных элит

1095838496-0.jpg Для объяснения «истинных» причин последних инициатив президента по пересмотру избирательного законодательства и его сторонники, и его противники находят массу доводов. Первые считают, что таким образом президент решил покончить с вольницей неуправляемых региональных лидеров. Говорят даже, что идея отмены губернаторских выборов муссировалась в Кремле еще с весны, а события в Беслане лишь стали поводом для наведения порядка.

Демократически настроенная оппозиция больше склонна апеллировать к зловредности президента и его патологической нелюбви к демократии, связанной с кэгэбэшным прошлым главы государства. Вспоминают даже, как сам Путин пострадал через региональные выборы в Санкт-Петербурге, когда после поражения Собчака, остался без работы. А потому, мол, президент все минувшие четыре года своего первого срока только и мечтал, как бы ему отменить выборность региональных лидеров.

Возможно, каждая из точек зрения имеет право на существование. Хотя все же более верным, кажется предположение, что во время трагедии в Беслане администрация президента оказалась в шоке и в ступоре, просто не зная, что предпринять. Сделать очевидный шаг – отправить в отставку Патрушева, оказалось не возможным, но обществу нужно было предложить хоть что-то. А потому в качестве всеисцеляющей меры по борьбе с терроризмом и коррупцией и было предложено поменять систему выборов региональных лидеров.

Но, как всякое лихорадочное и истеричное необдуманное решение отмена выборов не только не станет панацеей, но и грозит обернуться новыми большими неприятностями для страны. Дело даже не в нарушении законности и Конституции, и попрании основ демократии, о чем сейчас робко стенают либералы. Эти стоны не находят массовой поддержки. Стране, пожалуй, трудно переживать по поводу того чего последние десять-пятнадцать лет просто не было – имеется в виду законность и демократия, а при диктатуре закона стало еще меньше. Надо честно признаться, что переживания столичных либералов о судьбе российской демократии почти не трогают основную массу отечественной публики. Что до российской интеллигенции, то она опять попряталась по кухням.

И тем не менее, все так же хорошо понимают, что инициативы по пересмотру избирательного права вряд ли спасут страну от терроризма и коррупции. Скорее наоборот. Ну, как, скажем, назначение президента в Якутии или губернатора в Архангельске будет способствовать борьбе с терроризмом? Ну а то, что коррупция от этого только возрастет, сомневаться не приходится. Раньше региональные лидеры хоть раз в четыре года старались наладить отношения с населением, теперь необходимость в этом отпала. Главное теперь во время отправлять конверты в администрацию президента, чтоб она знала, кого необходимо назначать, а потому поборы на местах лишь возрастут.

Но гораздо интереснее рассмотреть сам механизм назначения региональных лидеров из Кремля. Собственно нас не интересует, будут ли региональные парламенты обладать возможностью альтернативных выборов, т.к. безальтернативность противоречит не только региональному законодательству, но и Конституции. К черту пережитки демократии, кому они сейчас нужны? Любопытно рассмотреть чисто гипотетический вопрос: «Что будет, если парламент региона откажется утвердить выбор президента?» Регламент этого мероприятия еще не прописан, а потому и предположения по этому поводу высказываются разные. Например, председатель Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников полагает, что, как и в аналогичных ситуациях с утверждением премьер-министра, президент будет распускать региональные парламенты. Что с того, что у президента нет такого права. Нет, так будет! Впрочем, большинство предполагает, что ни у кого смелости не хватит отклонить президентскую креатуру.

Вот тут и начинается самое интересное. Сегодня мало кто помнит, что впервые саперные лопатки при разгоне демонстраций советская армия применила отнюдь не в Вильнюсе, и не в Тбилиси, где в 89-90-м годах разгонялись демонстрации местных сепаратистов. Первыми приемы боя саперной лопаткой с демонстрантами осваивали и разрабатывали курсанты Алма-атинского командного пограничного училища, которых в 1986 году заставили разгонять демонстрации протеста в Алма-Ате.

(Необходимо сделать отступление. Саперная лопатка против демонстрантов в советской армии применялась не по злобности и природной жестокости советского солдата, а потому что ни резиновых дубинок, ни щитов, ни шлемов на вооружении просто не было. Ни милиция, ни внутренние войска в тот период просто были не готовы к борьбе с массовыми акциями протеста, поэтому в полицейских операциях приходилось задействовать военных. Но брать, а тем более применять оружие против гражданских запрещалось (до 1993 года еще далеко), а потому в первый день волнений курсантам-пограничникам против разъяренной националистически настроенной толпы пришлось выйти с голыми руками. После того, как среди курсантов появились первые жертвы – толпа шла с бутылками и палками, они оказались вынуждены вооружиться хоть чем-то.)

Воспоминания об Алма-Ате необходимы нам потому, что местные националисты выступали в 1986 году не за отделение от СССР. Причиной протеста стало назначение из Москвы первым секретарем казахского ЦК русского. И дело не в том, что это был русский из Москвы, а в том, что это был человек не встроенный в систему местной элиты.

Примечательно, что ни о каком национализме в Казахстане в те годы даже речи не шло. По воспоминаниям свидетелей событий на весь ЦК компартии Казахстана в те годы была лишь одна машинистка способная говорить и печатать на казахском. Русский язык был преобладающим, а мечтой местной элиты было учиться и работать в Москве. Но национализм возник здесь сразу же, как только региональная элита взялась отстаивать свои интересы, ущемленные Москвой в условиях, когда открытая конфронтация оказалась не возможна.

Кстати к концу 80-х относится еще одна история противостояния Москвы с местной элитой – история строительства нижегородского (тогда горьковского) метро. Из двух проектов претендовавших на финансирование из союзного бюджета – местных архитекторов и московских – Москва отдала предпочтение столичным разработчикам. В результате местные профессора от архитектуры вывели на улицы студентов строительного института, которые в результате многомесячных акций протеста сорвали строительство метро в нагорной части города.

Таким образом, исторических примеров доказывающих, что в противостоянии с региональными элитами Кремль не редко проигрывает достаточно. Но, как известно история ни кого, ни чему не учит. А потому особенно настораживает, что, чуть ли не единственным на фоне всеобщего молчания региональных лидеров с поддержкой инициатив президента выступил президент Башкортостана Муртаза Рахимов. «Я, — говорит, — был одним из инициаторов проведения реформы системы государственного управления. То, что происходило при выборах руководителей регионов иначе как вакханалией назвать нельзя».

Муртаза Губайдулович, знает, о чем говорит. Во время последних президентских выборов в республике, лишь добрая воля Москвы позволила ему сохранить себя в президентском кресле. И больше доверять свою судьбу выборам и воле народа он не хочет. Кремль же отменив выборы, теряет последний шанс сменить в республике режим. А уж за выборы в башкирском Курултае Рахимов может, не беспокоится. Даром, что 99,9% депутатов числятся в «Единой России», но ни один из них не рискнет голосовать против воли нынешнего президента республики.

Чем обернется для Башкирии и России монархия Рахимова уже сегодня предсказать не трудно. Ползучая башкиризация республики, беспредел местных правоохранительных органов, «балтийский вариант» национализма, когда на улице по-русски с вами могут просто не захотеть разговаривать, формирование собственных республиканских бригад боевиков, рост в регионе радикальных исламских настроений. Федеральные институты в регионе вроде башкирских МВД, ФСБ, прокуратуры давно уже стали инструментами местной власти, и выпали из под контроля Москвы. Можно добавить сюда перлы местных ученых о том, что у русских нет даже собственной истории, а потому это и не народ, а сброд какой-то, во множестве тиражируемые местными типографиями. Тоже относится и к татарам, которые, согласно изысканиям башкирских «историков», во все не татары, а «заблудившиеся» башкиры, забывшие свое прошлое.

Еще лет 20 такого режима и Россия получит в самом центре страны новую Чечню. А, учитывая то, что еще не давно в Конституциях Башкирии и Татарстана было записано право, объявлять войну, то уже ни что не помешает двум республикам перейти от намерений к действиям.

В прессе уже высказывались опасения, что у Кремля просто не хватит «питерских», чтобы назначить их руководить всеми регионами страны. Но проблема не в этом. Кремль просто не в состоянии будет справиться с местными элитами, которые если не явно, то скрытно будут оказывать сопротивление всем московским инициативам.

И речь идет не только о национальных республиках, вроде Башкирии, Татарстана, Калмыкии или Якутии, или не дай бог республик Кавказа, где интересы всех кланов учесть просто не возможно, а любая ошибка Москвы может стать поводом для резни. Не менее сложными окажутся и российские регионы. Трудно представить себе Московскую думу, которая изменит Лужкову и утвердит мэром столицы кого-то другого. Не случайно в одной из центральных газет появилась фотография Шаймиева с Лужковым с комментарием о том, что они довольны президентской реформой.

Впрочем, есть и не менее интересные варианты, например, та же Нижегородская область. На грядущих выборах летом следующего года здесь должны были бы померяться силой нынешний губернатор Ходырев и глава местного ОЗС Люлин. Ходырев не имеет социальной опоры в регионе, за исключением малочисленных и маловлиятельных представителей ряда сельскохозяйственных районов области, за то у него хорошие заступники в администрации президента. В свою очередь Люлин не только контролирует ОЗС, но и опирается на региональную элиту, а вот позиции в администрации президента у него пока хуже.

Трудно представить, как Люлин и подконтрольный ему парламент будут утверждать кандидатуру Ходырева на новый губернаторский срок. Но это может случиться, все-таки регион ни когда не вступал в открытую конфронтацию с Москвой. За то очень быстро местная элита сможет доказать Кремлю, что его выбор ошибочен. В руках сторонников Люлина энергетика и топливный комплекс региона. Обладая такими рычагами, поставить область на уши будет не трудно.

Фактически изменив правила игры, Кремль лишь усложняет собственное положение.

До сих пор местные элиты вступали в соревнование с Кремлем лишь раз в четыре, ну в некоторых случаях пять, лет. Во время выборов все участники процесса делали все, что хотели – все же знают цену российским законам – лишь бы выиграть. Но уж если проиграл, будь добр, до следующих выборов подчиняться победителю. И снова в качестве примера упомяну Нижегородскую область, где на прошлых выборах региональная элита ставила на прежнего губернатора Склярова, но таки проиграла Ходыреву, и оказалась вынуждена с ним уживаться, по крайней мере, не обостряя социальную ситуацию в регионе. То же самое происходит в Кавказских республиках. Что будет, если Москва изменит правила? Алма-атинский вариант мы уже описали, чеченский вариант тоже хорошо известен.

Кто в Кремле решил, что, не научившись добиваться успехов на выборах региональных лидеров, администрация президента с большим успехом станет действовать на выборах региональных парламентов, которые целиком контролируются местными элитами? Если кто-то надеется на выборы по партийным спискам, то Муртаза Рахимов, да и, впрочем, многие другие региональные лидеры, уже продемонстрировали, кто власть в регионе и кому на местах подчиняется партия власти. Фактически Кремль встает в позицию, когда местные элиты, прежде всего, националистически настроенные республиканские, будут иметь от него все что хотят, вынуждая Москву утверждать их решения. Тут уж в пору будет говорить не о борьбе с терроризмом и коррупцией, а о сохранении целостности государства. Впрочем, это будут проблемы уже третьего и четвертого президентских сроков Путина… Кто-то вспомнил про законы и Конституцию? Забудьте!

Николай Беляков, специально для Скандалы.ру