Саудовский принц пеняет на рейтинг

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Саудовский принц пеняет на рейтинг

Forbes поставил миллиардера-показушника аль-Валида бин Талала на место

Оригинал этого материала
© Лента.Ру, origindate::06.03.2013, Обидные цифры твои, Фото: Reuters, Иллюстрации: via Лента.Ру, Forbes

Сергей Козловский

Compromat.Ru

Аль-Валид бин Талал бин Абдул Азиз аль-Сауд

В начале марта Forbes опубликовал свой ежегодный рейтинг самых богатых людей планеты. Зачастую именно из этого списка бизнесмены узнают, сколько в совокупности стоят их активы. Причем узнают об этом не только сами богачи, но и весь мир. Такой расклад нравится не всем миллиардерам — многие предпочли бы не привлекать лишнего внимания. «Деньги любят тишину», — часто говорят бизнесмены, однако один из самых богатых людей планеты, саудовский принц аль-Валид бин Талаль, явно с этим не согласен. Арабский инвестор, занявший в рейтинге Forbes 2013 года 26-е место, утверждает, что журнал занизил его состояние на треть — до двадцати миллиардов долларов.

Аль-Валид бин Талаль бин Абдель Азиз аль-Сауд — пожалуй, самый известный среди более двух тысяч саудовских принцев. После учебы в Менло Колледж — бизнес-школе Кремниевой долины — племянник короля Абдаллы вернулся на родину. Принц заявлял, что начал бизнес, располагая 30 тысячами долларов, которые ему подарил отец. Еще у аль-Валида, по его собственным словам, были только дом и кредит на 300 тысяч долларов.

Инвестор, правда, не упоминает, помогала ли ему непосредственно королевская семья. Судя по всему, кое-что наследнику перепало, потому что в 1991 году он купил долю в Citicorp (нынешняя Citigroup) за 800 миллионов долларов. Этот пакет и стал главным активом аль-Валида. По данным Bloomberg, принц скупал акции по 2,98 доллара за штуку. К 2007 году ценные бумаги подорожали до 42 долларов, а стоимость доли аль-Валида превысила десять миллиардов долларов.

В 2007 году принц решил организовать IPO (первичное размещение акций) своей компании Kingdom Holding. Инвесторам было продано всего пять процентов акций. При этом мотивы для вывода компании на биржу отсутствовали напрочь: аль-Валиду не нужны были ни дополнительные средства, ни повышение ликвидности капитала. Не было у него и необходимости угождать партнерам, которые в рамках IPO могли бы продать свои доли.

Принца прозвали «аравийским Уорреном Баффетом», намекая на его инвестиционную проницательность. Однако общего у этих двух инвесторов немного: у аль-Валида, по сути, только одна громкая инвестиция в ценные бумаги — вложение в Citicorp, тогда как Баффет известен несколькими успешными сделками. Сильно различаются они и своим отношением к роскоши. К примеру, Баффет до сих пор живет в доме за 31,5 тысячи долларов, тогда как у принца дворец за 100 миллионов. Аль-Валид также известен своей страстью к роскошным автомобилям, яхтам и самолетам.

Из общего у двух инвесторов, пожалуй, только стремление к прозрачности. Правда, Баффет декларирует все доходы из личных убеждений (он считается одним из самых честных бизнесменов) и потому, что так требует закон, а вот у аль-Валида несколько иные мотивы.

Прозрачность — ничто, имидж — все

Имидж — едва ли не главное для аль-Валида после денег. Об этом пишет Forbes в отдельной статье, которая стала своего рода ответом на претензии арабского бизнесмена.

Пресс-служба принца публикует пресс-релизы после каждой встречи своего руководителя с более или менее влиятельным бизнесменом или политиком. Каждому журналисту известного издания, проявившему интерес к персоне аль-Валида, вручают подарок. Его неотъемлемой частью является пачка популярнейших журналов, которые когда-либо включали арабского предпринимателя в свои рейтинги. Причем пресс-служба с помощью графических редакторов помещает на обложки изданий фото самого принца (см. врез).


Бывшие служащие аль-Валида рассказали Forbes, что IPO Kingdom Holding также носило имиджевые цели. «Это здорово — сделать компанию публичной. О тебе много пишут в прессе», — объяснил мотивы инвестора один из его бывших работников. Рейтинг Forbes является для принца (впрочем, как и для всего мира) основным мерилом успешности. Аль-Валид регулярно сотрудничал с журналом, предоставляя все возможности для оценки своих активов.

В 2006 году Forbes решил, что состояние аль-Валида уменьшилось на семь миллиардов долларов из-за обвала акций Kingdom Holding. Тогда принц звонил редактору Керри Долан (Kerry Dolan) и «чуть ли не в слезах» просил ее еще раз проверить стоимость его активов, видимо, надеясь на ошибку и более высокое место в рейтинге.

В этом году все происходило по схожему сценарию: принц всеми силами пытался доказать, что его состояние следует оценивать по его же собственным данным. Тем временем редакторы журнала обнаружили одну любопытную закономерность: акции Kingdom Holding — ключевого актива принца — несколько лет подряд дорожали за 2,5 месяца до публикации рейтинга миллиардеров. Учитывая закрытость саудовского фондового рынка и небольшое количество акций в свободном обращении (пять процентов), инвестор мог с легкостью манипулировать котировками, завышая свое состояние. Эту информацию изданию подтвердили неназванные источники; также на несоответствие реальной стоимости активов рыночным котировкам обращала внимание аудиторская компания Ernst & Young.

Compromat.Ru

В итоге Forbes решил сфокусироваться на оценке базовых активов аль-Валида — долей в компаниях Four Seasons, Movenpick, Fairmont Raffles и других акций, а также отелей и иной недвижимости. Подсчеты показали, что Kingdom Holding стоит 10,6 миллиарда долларов, то есть почти в два раза меньше чем капитализация, рассчитанная по рыночным котировкам. К этой сумме добавили стоимость активов, не входящих в Kingdom Holding, а также автомобилей, самолетов, яхт и других предметов роскоши. В конечном счете в издании решили, что состояние аль-Валида никак не превышает 20 миллиардов долларов, и присудили ему почетное 26-е место в рейтинге.

Еще за неделю до того, как Forbes завершил свои подсчеты, принц отправил в редакцию своего финансового директора с указанием во что бы то ни стало добиться «правильной» оценки состояния — 29,6 миллиарда долларов. В итоге редакторы решили остановиться на собственных подсчетах, которые изменили только положение аль-Валида в рейтинге — даже с 26-м местом он остался самым богатым арабом.

В ответ аль-Валид обвинил Forbes в предвзятости по национальному признаку и потребовал исключить его из рейтинга. Принц сообщил в пресс-релизе, что команда издания использует неправильные методы для подсчета стоимости активов и допускает серьезные ошибки. В связи с этим он решил порвать все связи с Forbes.

Издание отмечает, что ни один из миллиардеров не прикладывал столько усилий для того, чтобы завысить свое состояние. Тщеславие аль-Валида сыграло с ним злую шутку — если раньше стремление бизнесмена к показной роскоши воспринималось как норма, учитывая его королевское происхождение, то сейчас принц явно выделяется даже на фоне своих знатных соотечественников.