Сбежавшая дивизия

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сбежавшая дивизия В минувшее воскресенье были задержаны двое военнослужащих инженерно-саперной бригады Северо-Кавказского военного округа, застреливших своих шестерых сослуживцев и бежавших из части. В настоящее время в России военной прокуратурой разыскивается около 15 тысяч дезертиров. Это целая дивизия.

"Солдаты бегут из рядов "славной и победоносной" чуть ли не каждый день. Впрочем, называть всех этих ребят преступниками в большинстве случаев просто не поворачивается язык. Бегство для них нередко становится единственным способом сохранить себе здоровье и жизнь.

Юридическая справка В обыденном сознании дезертирами принято считать всех военнослужащих, самовольно покинувших свои части. Однако в соответствии с отечественным УК дезертиром можно называть лишь тех, кто незаконно ушел из своей части с твердым намерением никогда больше не возвращаться на военную службу. Если в ходе расследования задержанный дезертир заявит, что собирался когда-нибудь "вернуться в строй" (кстати, доказать обратное очень трудно), то юридический термин "дезертир" к нему уже применить будет нельзя. Военные юристы в таких ситуациях говорят просто о "самовольщине". Впрочем, все это юридическая казуистика. В нашем материале дезертирами мы будем называть всех военных, бегущих из собственной армии. 
Боксера били и заставляли попрошайничать - В своем родном городе я активно занимался боксом и всегда думал, что уж мне-то в армии служить будет не страшно. А оно вот как вышло... Причем я ведь мечтал в будущем выучиться на кадрового офицера. Теперь ноги моей в военном училище не будет! - услышал я, едва успев переступить порог московской приемной Комитета солдатских матерей. Произнес ее худой, усталого вида парень, сидевший за столом напротив одной из работниц Комитета. Чуть позже мне удалось познакомиться с ним поближе. Зовут его Антон, родом он из Курска, служит (вернее, служил до последнего времени) в столице на узле связи Московского военного округа. Призвался в армию менее полугода назад. Сбежать из части спортсмена заставили жестокие избиения и издевательства сослуживцев. По словам Антона, "деды" относились к нему особо, не так как к остальным "салагам", - привилегированное положение курского боксера выражалось преимущественно в том, что старослужащие били его не поодиночке, а большой компанией. 
Жизнь в части быстро превратилась для молодого призывника в ад: скудное питание (за шесть месяцев службы здоровяк боксер похудел на 20 килограммов), бессонные ночи (старослужащие практически круглосуточно загружали "салаг" какой-то работой), по собственному признанию Антона, превратили его в "безвольного зомби, который и сдачи-то обидчикам не мог нормально дать". 
Чаша терпения Антона переполнилась, когда "деды" заставили его идти просить в городе подаяние, чтобы потом на вырученные деньги купить для них водки и сигарет. 
Один день на паперти "сломал" его окончательно. Такого унижения бывший спортсмен не выдержал. Он ушел из части и не вернулся. Кстати, в приемную Комитета солдатских матерей он пришел, зажав в руке сто рублей - это были деньги, заработанные подаянием. 
Пороки бедных - История, приключившаяся с Антоном, в общем-то довольно типична, - рассказала "Российской газете" ответственный секретарь Комитета солдатских матерей Москвы Валентина Мельникова. - Не секрет, что практически все случаи побегов солдат из армии происходят по двум причинам: из-за унижений и побоев со стороны сослуживцев и из-за полуголодного существования, которое ребята вынуждены терпеть в своих частях. 
По российским законам, дезертиру грозит тюремное заключение на срок от 3 до 7 лет, однако в реальности это наказание применяется довольно редко (если в ходе расследования выясняется, что уход из части был для солдата единственным способом спастись от "дедовщины", он освобождается от уголовной ответственности). 
Беда нашей армии в том, что в ней до сих пор толком не отлажена система улаживания конфликтов. Офицеры не заинтересованы предавать огласке любые, порой даже самые незначительные ЧП, которые происходят в их частях - иначе "за недостаточную работу по поддержанию воинской дисциплины" начальство легко может лишить их премии, задержать присвоение нового звания или, еще того хуже, понизить в должности. 
Хотя в армии существует приказ министра обороны, в соответствии с которым офицеров запрещается оценивать по количеству совершаемых в их частях преступлений, он фактически не действует. Эффективность работы того или иного командира по-прежнему, как и в советские времена, оценивается именно по количеству зарегистрированных в его подразделении правонарушений - так проще всего. 
Порядок расследования преступлений, бытующий в армии, кажется, специально создан для того, чтобы укрывать правонарушения. Так называемое "первичное дознание" (то есть расследование, которое проводится еще до того момента, как в часть прибывают следователи ГВП) проводится офицерами самой "проштрафившейся" части. Нужно ли говорить о том, что соблазн уничтожить улики у некоторых командиров иногда бывает слишком велик (хотя, по данным ГВП, утаить удается не более 5 процентов от общего количества армейских преступлений). Вместе с тем появляющиеся периодически предложения военных и гражданских специалистов создать в войсках профессиональные органы дознания или ввести в частях должности штатных дознавателей, оставляются без внимания. 
Впрочем, сваливать всю вину за те проблемы, которые терзают российские Вооруженные Силы, на одних только военных глупо. В конце концов не они повинны в убогом финансировании армии, отсутствии элементарных удобств в гарнизонах, горючего для машин и т.д. и т.п. Все это и создает тот нерадостный быт, на фоне которого побег из части кажется многим солдатам единственным способом избавиться от мучений. 
Ругать Российскую армию легче, чем пытаться решать ее проблемы. Между прочим, по сравнению с другими странами мы на самом деле выглядим не так уж плохо. Например, в армии Италии количество преступлений, связанных с отказом исполнять обязанности военной службы (наиболее часто встречающееся правонарушение - прямое неподчинение командиру), до недавнего времени было несопоставимо - в несколько раз выше, чем в Российской армии. Во внешне благополучной армии ФРГ количество зарегистрированных среди военнослужащих нарушений закона о наркотиках за последние пять лет увеличилось почти в четыре раза и достигло примерно полутора тысяч в год (это в три раза больше, чем во всех воинских формированиях России). Кстати, относительные показатели безвозвратных потерь военнослужащих (из расчета на 1000 человек), не связанных с участием в боевых действиях в вооруженных силах США, ФРГ, Франции, очень близки аналогичным показателям в воинских формированиях России. 
Однако при этом для западных армий дезертирство военнослужащих не стало серьезной проблемой - численность сбежавших из своих частей солдат в отличие от нашей страны там исчисляется единицами. Почему? Специалисты видят основную причину этого в том, что в наших Вооруженных Cилах вдобавок к непростой криминальной обстановке добавляются еще и чудовищные бытовые проблемы (о чем уже говорилось выше), которых не знают и не могут даже представить себе солдаты развитых и богатых стран. 
Из досье "РГ" Ежегодно органами военной прокуратуры России направляется в суд около 2-2,5 тысячи уголовных дел по обвинению в дезертирстве. 
Дезертир - это еще и образ жизни Иногда дезертирство из армии приобретает совершенно поразительные, невероятные формы. 
- Несколько лет назад к нам пришел парень уникальной судьбы, - говорит Валентина Мельникова. - Он служил на одном из кораблей Тихоокеанского флота и вот как-то раз, не выдержав издевательств со стороны старослужащих, спрыгнул с борта в воду. Дело было летом, а корабль стоял всего в километре от берега. Он благополучно добрался до суши, а потом ударился в бега - на перекладных, на электричках, без денег сумел добраться из Владивостока до Москвы и пришел в Комитет солдатских матерей. Выяснилось, что парня этого забрали в армию незаконно - он болел олигофренией, и мы добились, чтобы его комиссовали. 
Среди дезертиров иногда попадаются настоящие "ветераны" и старожилы, для которых бегство от закона стало образом жизни. 
- В 1998 году была объявлена амнистия гражданам, уклонявшимся от несения воинской службы. Тогда же с повинной явилось около 12 тысяч человек. Причем обращались порой люди, которые дезертировали из армии еще в 1984 году, - рассказал "Российской газете" начальник отдела криминалистики и методики Управления надзора за исполнением законов при расследовании преступлений Главной военной прокуратуры (ГВП) Сергей Дейнеко. 
Кстати, наивно думать, что все дезертиры - это невинные и несчастные жертвы "дедовщины", которые сами не способны даже и муху тронуть пальцем. 
- Почти треть самовольно покинувших свои части военнослужащих совершают "на воле" какие-нибудь преступления - грабежи, иногда даже убийства, - говорит Сергей Дейнеко. 
Несколько лет назад на всю страну прогремел случай, приключившийся с одним солдатом, сбежавшим из пограничной части. Прежде чем его поймали, он изнасиловал и убил 17 женщин (кроме того, от его руки пали еще два человека, в том числе один милиционер), а также совершил 10 покушений на убийство и около 40 краж и грабежей. 
К сожалению, интеллектуальный и моральный потенциал призывников, идущих в армию, в последние годы оставляет желать лучшего. И это очень серьезная проблема для нашей армии. 
Пожалуй, самое громкое преступление, совершенное дезертирами в текущем году, произошло в начале мая. Тогда в Чите двое солдат срочной службы застрелили офицера-начальника патруля, а затем, остановив на дороге первый же попавшийся им автомобиль, расстреляли находившегося в нем командира своего соединения генерал-майора Сергея Баева. Преступники пытались скрыться, однако были задержаны в тот же вечер. 
Из досье "РГ" Доля преступлений, совершенных в Российской армии, из года в год не превышает 0,02% от всех преступлений, совершаемых на территории Российской Федерации. 
В нашей стране у ребят, покинувших свои части из-за "дедовщины", есть два сильных защитника - это, разумеется, известный всем и каждому Комитет солдатских матерей, отделения которого есть во многих крупных городах России, и Главная военная прокуратура (ГВП). Причем, как показывает реальная практика, ГВП работает не менее эффективно, чем "солдатские матери". Правда, дезертиры идти к прокурорам не спешат (любой человек в военной форме воспринимается такими солдатами как враг - срабатывает психологический настрой), хотя, казалось бы, чего уж проще: ведь до "солдатских матерей" еще нужно добраться, а гарнизонные прокуратуры обычно находятся прямо через дорогу от части. Главное для дезертиров в такой ситуации - преодолеть недоверие. 
Не секрет, что Российская армия страдает абсолютно теми же самыми пороками, что и все наше общество. Именно поэтому ей и не удалось избежать ни преступности, ни нищеты, ни громких скандалов. К сожалению, до решения всех проблем, стоящих перед нашей армией, еще очень и очень далеко, поэтому, как это ни тяжело признавать, дезертирство обречено оставаться бичом для наших Вооруженных Сил на долгие годы. 
Из досье "РГ" Во время Первой мировой войны из армии Российской империи в общей сложности дезертировало около 1,6 миллиона военнослужащих. Особенно сильная "волна" дезертирства захлестнула российские Вооруженные силы уже в самом конце войны - в 1916-1917 годах. За весь период Великой Отечественной войны из рядов советской армии убежали примерно 2,5 миллиона человек. Однако самые массовые случаи дезертирства в европейской истории были зафиксированы в армии Третьего рейха. В 1945 году, уже на "излете" Второй мировой войны, из ее рядов самовольно сбежали около 3,5 миллиона человек (фронт покидали целые полки). Происходило это преимущественно на Западном фронте, где нацистам противостояли войска американцев, которых немцы не слишком боялись. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации