Сбит государственной машиной

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Добиваясь справедливого решения суда по делу о гибели сына, пермский житель раскрыл преступную сеть милиционеров

1203943315-0.jpg Два с половиной года добивается пермяк Рафаэль Юртаев наказания адвоката Агабека Мамедова — водителя иномарки, под колесами которой трагически погиб его 12-летний сын. В ходе следственных разбирательств уже выяснилась принадлежность Мамедова к распространению наркотиков, к которому имеют отношение и начальник криминальной милиции Пермского района подполковник Алага Агаев, и еще целый ряд офицеров пермской милиции. «Обычным» делом о ДТП заинтересовалось и УВД Пермского края.

28 августа 2005 года произошла дорожная авария, виновником которой был необычный гражданин: на его джипе красовался государственный номер О 666 ОВ. Выписка из протокола: «Мчался на красный свет светофора, с превышением скорости, по встречной полосе, сбил 12-летнего мальчика, который переезжал перекресток <…> на велосипеде на зеленый свет». Мальчик погиб. Звали его Ринат Юртаев. Братишка-близнец Алхат, ехавший следом, помчался за отцом Рафаэлем. Когда отец приехал — увидели: на встречной полосе стоит автомобиль «Тойота Ландкрузер», велосипед Рината отброшен в сторону, а самого мальчика в состоянии клинической смерти грузят в машину «скорой помощи». Как выяснилось позже, у Рината были многочисленные кровоизлияния в мозг, разрыв легкого, печени, селезенки, левой почки, а также массивная кровопотеря. Не мог он выжить.

Виновник происшествия Агабек Мамедов вызвал друзей: заместителя прокурора Дзержинского района Норайра Уманяна и заместителя начальника ОВД по Пермскому району Алага Агаева. На глазах изумленных свидетелей и убитого горем отца прибывшие пожали ему руку, дружески похлопали по плечу… Тогда Рафаэль Юртаев понял: у Мамедова в милиции «связи». И не ошибся. Оказалось, Мамедов — бывший кадровый офицер милиции, раньше работал участковым инспектором в ОВД поселка Звездный Пермского района, а ныне числится членом Пермской краевой адвокатской палаты и по принадлежности к спецсубъектам имеет право на рассмотрение его дела прокуратурой.

Зампрокурора Пермского района Норайр Уманян, взявший дело друга под свой контроль, продлевал и продлевал срок следствия. А тем временем адвокаты Мамедова принялись обрабатывать Юртаева, предлагая откуп за погибшего сына в размере 300 тысяч рублей. «Я на смерти сына не зарабатываю», — отрезал Юртаев.

11 мая 2006 года состоялся наконец суд. Судья Юрий Ковальчук, отметив грубые нарушения подсудимым правил дорожного движения, «принял во внимание», что после совершения ДТП тот вызвал «скорую помощь», — и мягко приговорил Мамедова к 3 годам условно (!), с трехлетним запретом управлять автомобилем.

Рафаэль Юртаев подал кассационную жалобу и заявил в местных СМИ: убийца его сына должен сидеть за решеткой. Пермский областной суд рассмотрел дело 20 июня и направил его на новое рассмотрение другим судьей в тот же суд.

После этого адвокаты Мамедова вновь стали убеждать Юртаева прекратить судебное преследование, снова безуспешно сулили взятки, а 23 января 2007 года предложили квартиру в Перми. Но «строптивый» отец был категоричен.

25 января возле 7-го почтового отделения Юртаева настиг незнакомец и предложил дешевый бензин. Ничего не подозревая, Рафаэль согласился: его старая «Ауди» бензина требует много. И на следующий день поехал на указанную автостоянку, что в Бершети, в поселке Юг.

— На обратном пути на посту ГИБДД в Лобанове меня остановили, попросили пройти в их будку, — прокручивает в памяти события Рафаэль. — Гаишники провели осмотр машины — и отпустили. По дороге домой потребовался срочный ремонт, и я свернул в автосервис. Теперь понимаю, что это меня спасло: злоумышленники, ждавшие на следующем посту ГАИ, чтобы «поймать с поличным», меня просто потеряли. Машину ремонтировали дотемна, потом я благополучно доехал домой. А утром обнаружил в кармане правой передней двери своей автомашины белый сверток. Развернул — вздрогнул: там было 13 пакетиков с порошком (как потом подтвердилось в ЭКЦ ГУВД, с героином) и 15 патронов калибра 5,45.

Юртаев сразу же отнес все на хранение в ОВД Ленинского района и подал заявление в Управление собственной безопасности ГУВД Пермского края — для проведения служебной проверки.

После такого «прокола» Мамедов сбежал: он не являлся ни на одно заседание суда ни в феврале, ни в марте 2007 года — и судья Яков Литвинов по настоянию прокурора, требовавшей взять преступника под стражу, 9 марта 2007 года объявил Мамедова в федеральный розыск.

— Мамедов — уроженец Казахстана, часто ездил туда. Но сейчас, после рассылки ориентировки с его фотографией, если попытается перейти границу, его должны задержать, надеется прокурор Елена Айвазян. И успокаивает: — Обвинение Мамедову может быть предъявлено и через 10—15 лет, ведь с момента начала розыска прерван срок давности по его уголовному делу.

Между тем по материалам проверки следственным комитетом при генеральной прокуратуре по Индустриальному району Перми подельником Мамедова был назван подполковник милиции Агала Агаев. Следствие считает их заказчиками преступления в отношении Юртаева. Определен был и исполнитель: заместитель начальника отделения милиции поселка Сылва майор Игорь Гришин. Их задержали, поместили в СИЗО № 1, возбудили уголовное дело. Вскоре Гришина отпустили. Объяснили витиевато: «На основании отсутствия обоснования выводов районным судом и неполной мотивировки следователя об избрании данной меры пресечения».

Подполковнику милиции Агаеву предъявили обвинение в незаконном приобретении и хранении боеприпасов, незаконном приобретении, хранении и сбыте наркотических средств и превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 222, ч. 3 ст. 228 и ч. 1 ст. 286 УК РФ соответственно). Но после кассации его адвокатов 13 декабря 2007 года Пермский краевой суд изменил высокопоставленному силовику меру пресечения на подписку о невыезде, посчитав его «не опасным для общества и истца».

Дело Мамедова передали в прокуратуру Индустриального района как «независимую». Там в отношении нарушителя ПДД возбудили еще одно уголовное дело по тем же статьям, что и у Агаева, — незаконное приобретение и хранение боеприпасов, незаконное приобретение, хранение и сбыт наркотических средств.

И тут по городу поползли слухи, что Мамедов свободно передвигается по Пермскому краю и даже открыто присутствовал на похоронах начальника ОВД города Чайковский. Министр общественной безопасности Пермского края Игорь Орлов на встрече с журналистами 20 декабря 2007 года опроверг эту информацию: «Данных, подтверждающих такие факты, у следствия нет». Но Рафаэль Юртаев назвать свидетелей боится: «Это все милиционеры при высоких должностях, лишатся работы, а возможно — и головы».

В ночь с 25 на 26 декабря у Юртаева спалили деревянный дом. Заключение пожарных — поджог. Возбудили очередное уголовное дело. Гадают, чей это интерес: строительной фирмы, освободившей себе площадку, или Агаева с Мамедовым, в течение года периодически предлагавших несговорчивому Юртаеву «решить вопрос по-хорошему».

Тем временем Агаеву по фактам, выявленным в ходе служебной проверки следственным отделом прокуратуры Индустриального района, в обвинение включили три новые статьи: попытка незаконного задержания и привлечения заведомо невиновного к уголовной ответственности, покушение на фальсификацию оперативных документов и превышение должностных полномочий (ст. 30 ч. 3, ст. 299 ч. 2 и ст. 286 ч. 1 УК РФ соответственно).

Правозащитники при поддержке местных СМИ делают все, чтобы Агаева заключили под стражу. И тогда его адвокат заботливо уложил своего подопечного сначала в больницу с ишемической болезнью сердца, а затем отправил на местный курорт в Усть-Качку. Но Индустриальный суд по ходатайству следственного отдела местной прокуратуры посчитал, что «курорт — это не лечебное учреждение», и определил поместить подполковника Агаева в следственный изолятор № 1.

Делом Агабека Мамедова заинтересовались в Министерстве внутренних дел России. Получив жалобу потерпевшего Юртаева, запросили дело в Москву. Сейчас к отправке дело готовят в ГУВД по Пермскому краю, где комментируют так:

— Прилагаются все мыслимые и немыслимые силы, чтобы разыскать Мамедова. Теперь уже нарушение ПДД ушло на второй план. Всех интересует выявление казахстанского канала поставки в Прикамье наркотиков и оружия. Фигурантов по делу проходит много, почти все — офицеры милиции. А пока эти подозреваемые на свободе, Юртаевы всерьез боятся какой-нибудь очередной каверзы в отношении своей семьи, особенно ребенка.

Оригинал материала

«Новая газета» от origindate::21.01.08