Свадебный велосипедист во главе Итеры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Свадебный велосипедист во главе Итеры

© "Стрингер", март 2000, Труба зовет. Туркменский след украинских событий"

Нажми на Рема – получишь результат

Сергей Степовой

19 января 2001 года Владимир Путин послал «черную метку» Рему Вяхиреву. Этим числом датировано письмо Германа Грефа на имя председателя совета директоров «Газпрома» Дмитрия Медведева:

«...Сокращение добычи газа и связанный с этим недостаток предложения газа ОАО «Газпром» сопровождаются ростом объемов продаж финансовых результатов организаций группы «Итера». Эти организации становятся сейчас крупнейшими независимыми поставщиками газа в России. В то же время конкуренции между организациями «Итеры» и ОАО «Газпром» не наблюдается, наоборот, они связаны разнообразными формами партнерства.

«Итера» оперирует большими объемами газа, добытого организациями ОАО «Газпром» и купленного для ОАО «Газпром». Налицо согласование действий между этими двумя корпорациями. При этом в отличие от ОАО «Газпром», деятельность которого регулируется в соответствии с российским законодательством путем государственного регулирования цен на газ, организации «Итеры» такому регулированию не подлежат...»

Заканчивалось письмо Грефа требованием назначить аудитора и провести тщательный анализ отношений «Газпрома» и «Итеры».

Казалось, Кремль решил всерьез атаковать самую загадочную газовую компанию в России. Название «Итера» впервые прозвучало на правительственном уровне. И так же впервые на официальном уровне «Итера» была напрямую связана с «Газпромом». Однако кремлевская атака быстро захлебнулась. Громыхнув всего один раз, боевые барабаны тут же затихли.

23 января, спустя всего три дня после письма Грефа, аудитором газовой монополии был утвержден «Прайс Уотерхауз Куперс» – компания, которая на протяжении пяти последних лет с неизменно превосходным результатом проверяла «Газпром».

Converted 11447.jpg

За эти 5 лет «Итера» из никому не известной посреднической фирмы превратилась в крупнейшего поставщика газа на внутрироссийском рынке и в странах СНГ. В прошлом году «Итера» продала около 80 млрд. кубометров газа. Выручка газового трейдера перевалила за 3 млрд. долларов. Это составляет примерно седьмую часть всего оборота и половину годовой выручки «Газпрома».

За эти 5 лет «Итера» из обычного газового трейдера превратилась в крупнейшего игрока на мировом энергетическом рынке. Сегодня «Итера» владеет лицензиями на разработку четырех месторождений с общими запасами газа 1,4 трлн. кубометров, что по мировым ценам тянет на 112 млрд. долларов. К примеру, газовые запасы Норвегии составляют 1,17 трлн. кубометров. В будущем «Итера» планирует взять под контроль еще 12 месторождений и довести свои запасы до 3,6 трлн. кубометров газа, что составит 10 процентов от разведанных запасов «Газпрома», или 3 процента мировых.

Однако цимес ситуации в том, что активы, которыми сегодня владеет «Итера», еще совсем недавно находились в собственности «Газпрома». При этом «Газпром» ни залоговых аукционов, ни инвестиционных конкурсов не проводил. Богатство «Итеры» прирастало в тишине кабинетов здания на улице Наметкина. И все эти 5 лет «Прайс Уотерхауз» ничего противоестественного в сотрудничестве «Газпрома» и «Итеры» не находил.

Утвердив 23 января на совете директоров «Газпрома» (участвовали представители государства. – «!») нового-старого аудитора, Кремль фактически заключил с Вяхиревым мирный договор. Трехдневный блицкриг закончился, «Газпром» выкинул белый флаг. Однако письмо Грефа от 19 января было не началом боевых действий, а генеральным сражением глобальной войны Вашингтона и Москвы за Киев.

Основные боевые действия велись на территории Украины. И закончилась эта война не 23 января, а месяц спустя после письма Грефа.

19 января 2001 года «Итера» наконец-то подписала новый контракт на поставки туркменского газа Украине. Леонид Кучма вздохнул свободно, а у Рема Вяхирева отлегло от сердца.

У «Газпрома» появился замечательный сосед

Converted 11448.jpgЧтобы понять суть боевых действий вокруг «Газпрома», надо понять, что из себя представляет «Итера Груп». А история этой компании неразрывно связана с поставками туркменского газа на Украину.

Международная энергетическая корпорация (МЭК) «Итера» была основана в 1992 году, и занималась она поставками продуктов питания в Туркменистан. Возглавил МЭК «Итера» бывший велогонщик Игорь Макаров. На официальном сайте «Итеры» написано, что Макаров десять лет входил в сборную СССР и многократно побеждал на международных соревнованиях. На самом деле, по рассказам велогонщиков, Макаров был середняком, в сборную не входил и на международных соревнованиях не побеждал. А после ухода из спорта работал физруком.

На вопрос, каким образом физруку удалось превратить «Итеру» из посредника в крупнейшую газовую корпорацию мира, есть только один ответ – никаким. Макаров в «Итере» играет роль «свадебного велогонщика», а настоящие владельцы компании предпочитают находиться в тени, хотя со страниц газет и журналов они не сходят.

Возможно, «Итера» так и осталась бы банальным посредником, если бы в 1994 году Россия не отменила для Туркмении экспортную квоту в 11 процентов от общего объема экспорта российского газа. Квота эта позволяет Ашхабаду ежегодно продавать в страны СНГ 20 млрд. кубометров газа. Настал звездный час «Итеры», которой Туркмения предложила газ в обмен на продовольствие.

Почему была выбрана именно «Итера»? На этот вопрос отвечают по-разному. Кто-то говорит, что Макаров - дальний родственник Ниязова. А кто-то – что он изначально работал под «крышей» главного визиря Туркменбаши, министра экономики и финансов, зампреда правительства Туркменистана Валерия Отчерцова.

Как бы там ни было, но «Итера», получив газ за продовольствие, сумела договориться с «Газпромом» о его транспортировке до границы с Украиной. Говорят, что помогли «Итере» в этом Григорий Лучанский, у которого хорошие отношения с Назарбаевым, и авторитетный российский бизнесмен Сергей Михайлов, который сумел найти подход к Вяхиреву.

Туркменский газ был реализован через СП с участием «Газпрома» и «Укргазпрома» под названием «Олгаз», а все расчеты прошли через кипрский офшор Макарова – фирму «Омрания». Опыт оказался удачным. Но чтобы поставить работу с туркменским газом на поток, необходимо было заинтересовать в этом туркменских товарищей.

Сразу же после первого опыта Макаров учреждает в Джексонвиле (Флорида, США) компанию ITERA International Energy Corporation. И практически одновременно правительство Туркмении (Отчерцов) подписывает с «Итерой» генеральное соглашение о поставках 14 млрд. кубометров газа на Украину и десяти миллиардов – в Закавказье.

Американская «Итера» тут же начинает быстро размножаться. Сегодня «Итера Груп» включает в себя более пятидесяти всевозможных офшорных «дочурок» с общим штатом 1400 сотрудников.

Офшорная империя «Итеры» позволяет проводить расчеты таким образом, что рентабельность доставки газа на Украину и в страны СНГ практически равна нулю. Но продает «Итера» газ с нулевой прибылью не напрямую потребителям, а своим же офшорным «дочерям», которые реализуют его уже по мировым ценам. Разница составляет, как правило, 20–30 долларов за 1000 кубометров. Таким образом, вся прибыль формируется в Кюрасао и опять же через сеть офшоров переводится на личные счета всех заинтересованных лиц. А число заинтересованных лиц постоянно растет.

В ноябре 1995 года создается СП «Туркменросгаз» (ТРАКО) с участием правительства Туркмении – 49%, «Газпрома» – 46%, и «Итеры» – 4%. Куда девался еще один процент? Говорят, что он достался заинтересованным лицам с российской, туркменской и украинской стороны, спрятанным на офшорных просторах «Итеры». Называют, в частности, Отчерцова.

Огромное количество всевозможных «Итер» имеет еще одно, помимо финансового, преимущество. Многоликость позволила так запутать состав акционеров, что в прессе до сих пор не могут разобраться, кто реально стоит за той или иной «Итерой» и чем она занимается. Поэтому используют, как правило, общее название конгломерата «Итера Груп», а Макарова называют главой офшорного конгломерата.

Летом 1997 года, после двух лет успешной работы, Ниязов неожиданно ликвидирует своим указом «Туркменросгаз» и прекращает поставки газа на Украину. Формальным поводом столь резкого изменения отношения к «Итере» стала задолженность Киева за газ в размере 447,5 млн. долларов. Но истинная причина разрыва скрывалась в структурных изменениях внутри самой «Итеры».

Было ваше – стало наше

Понятно, что «Газпром», имея монополию на транзит туркменского газа, рано или поздно должен был потребовать передела долей участия в прибылях «Итеры».

Еще в мае 1996 года в Вилмингтоне (штат Дэлавер, США) появилась «Итера интернэшнл энерджи Л.Л.С.», которая и занялась газовыми поставками и финансовыми расчетами. МЭК «Итера», собственно Макарову, отводилась роль общего руководства над региональными представительствами офшорной империи.

А через год, как отмечается в различных аналитических и конфиденциальных справках, функция основного оператора газа переходит к другой компании из империи «Итеры». В этой компании принципиально иной состав учредителей. Через различные офшорные структуры, по материалам справок, 60 процентов долей в новой фирме принадлежат якобы Черномырдину, Вяхиреву, Шеремету и Пушкину. По 15 процентов каждому. Оставшиеся 40 процентов распределены среди других заинтересованных лиц. Кстати, в этом же, 1997 году Валерий Отчерцов уходит из правительства Туркмении и занимает пост первого вице-президента «Итера Груп».

Если взглянуть на 1997 год со стороны офшорного размножения «Итеры», то основным событием является создание в феврале в Нидерландах компании ITERA GROUP B.V. Эта компания является стопроцентной «дочкой» ITERA CORPORATION NV, зарегистрированной в Кюрасао на Антильских островах. В справках СВР она проходит как «Аклавик корпорэйшн НВ». А среди учредителей ITERA CORPORATION NV значатся три кипрских и один виргинский офшор (см. схему).

«Итера Груп Б.В.» не имеет ничего общего с МЭК «Итера» Макарова, кроме кипрского офшора «Омрания», через который проводилась первая сделка с туркменским газом еще в 1994 году. Сразу после появления амстердамской «Итеры» началось создание дочерних отделений в странах СНГ. К уже существовавшей «Итера Украина» добавились «Итера Русь», «Итера Азери», «Итера Грузия», «Арм Итера Энерджи». Чуть ранее появились «Итера Беларусь» и «Итера Латвия».

Вовремя проведенная реорганизация позволила «Итере» безболезненно пережить разрыв контракта с Туркменией. Как заявил Игорь Макаров в интервью газете «Сегодня», несмотря на остановку поставок туркменского газа, «за счет привлечения других источников «Итера» выполнила контракты на поставку 40 млрд. кубометров газа в Армению, Грузию, Украину, Молдавию, Литву, Латвию и даже Россию».

За счет каких источников «Итера» поставляла газ, Макаров не уточнил. Вряд ли этими источниками были Норвегия или Алжир. Брать газ «Итера» не могла нигде, кроме как в «Газпроме». А «Газпром» благотворительностью никогда не занимался.

Туркмения без газового экспорта продержалась чуть более года, но в декабре 1998 года вынуждена была начать новые переговоры с Украиной о поставках газа в объеме 20 миллиардов кубометров. А «Газпром» согласился предоставить свою «трубу» для этих поставок с условием, что оператором контракта будет «Итера».

За пять последних лет «Итера» настолько укрепилась, что уже вытесняет «Межрегионгаз» (подразделение «Газпрома». – «!») с внутрироссийского рынка. С 1 января 1999 года «Итера Русь» является поставщиком газа в Свердловскую область в объеме 15 млрд. кубометров. Здесь нелишне вспомнить про металлургический передел в Свердловской области (Качканарский ГОК и Нижнетагильский меткомбинат), в котором долги за газ сыграли не последнюю роль.

Нелишне хотя бы потому, что на Украине практически все металлургические предприятия и трубные заводы по долговой схеме скупила дочерняя структура «Итеры» – «Интерпайп». Стоит ли удивляться тому, что «Газпром» предпочитает закупать трубы на Украине, а не у отечественных производителей.

Кто играет на трубе?

В кабинете Игоря Макарова висит письмо, в котором Путин выражает благодарность «Итере» за поддержку в ходе выборов. Еще совсем недавно, при Ельцине, подобное письмо стало бы индульгенцией для любой компании в России. Но с приходом Путина многое изменилось. В «Итере» это, похоже, не сразу поняли.

Весь прошлый год «Итера» проводила большие газовые маневры в странах СНГ. Поставки газа поочередно перекрывались то Украине и Молдове, то Грузии и Армении, то Белоруссии. Иногда отключения происходили накануне визита Путина, как это было в случае с Минском. Но чаще «Итера» преследовала свои собственные интересы, добиваясь повышения цены на газ или участия в приватизации различных предприятий.

Особенно остро ситуация развивалась в Киеве, где газовая дипломатия наслоилась на дипломатию как таковую. Только Путин соберется посетить Украину, как туда спешит Олбрайт, ломая график своих визитов. Путин улетает с Кучмой в Севастополь, а украинский премьер Виктор Ющенко в тот же день по горячим следам принимает посла США Стивена Пайфера. Все это на фоне проталкивания «Газпромом» идеи строительства обводной «трубы» вокруг Украины.

Кучма сдавал позиции постепенно. Сначала Киев согласился на единый топливный баланс с Россией. Потом – на создание СП по транспортировке газа с контрольным пакетом 51 процент у «Газпрома». Чуть позже согласился снизить транспортный тариф. И наконец, взял весь ТЭК под свой контроль. Тут-то и грянул «кассетный» скандал с исчезновением журналиста Гонгадзе.

Ситуацией решила воспользоваться Туркмения. В конце декабря прошлого года Ашхабад приостановил поставки газа в Россию, потребовав повышения закупочной цены. Ранее «Итера» закупала туркменский газ по 38 долларов за 1000 кубометров, 40 процентов из которых оплачивалось «живыми» деньгами, а 60 процентов – по бартеру.

Ниязов выдвинул новые условия: 40 долларов за 1000 кубометров, а соотношение денежных расчетов и бартера «фифти-фифти». «Итера» попыталась применить старую тактику – с 16 января прекратила поставки газа на Украину. Но «Итера» не прочувствовала момент.

Владимир Путин уже принял политическую капитуляцию Леонида Кучмы. Пришлось Грефу 19 января писать письмо с требованием анализа взаимоотношений «Газпрома» и «Итеры». На Наметкина осознали ошибку очень быстро и выдали все гарантии в трехдневный срок. 23 января аудитором «Газпрома» был утвержден «Прайс Уотерхауз Куперс».

9-11 февраля Путин встречается с Кучмой в Днепропетровске, где принимается решение объединить энергетические системы двух стран. 13 февраля Генпрокуратура Украины арестовывает Юлию Тимошенко. А 19 февраля «Итера» заключает контракт с Туркменистаном на новых условиях.

Интересно, висит ли благодарственное письмо Путина в кабинете у Вяхирева?