Свердловский госпиталь ветеранов в шаге от скандала

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Лекарства.jpg

Свердловский госпиталь ветеранов войн в шаге от скандала. Главврача освистывают пациенты


«Закупают лекарства ведрами и сливают их в унитаз»


Министра здравоохранения Свердловской области просят присмотреться к главврачу госпиталя ветеранов всех войн

Знаменитый уральский госпиталь стал источником обогащения. Из 1,5-миллиардного бюджета через госзакупки «сливается» до 750 млн рублей. Слово «сливается» можно читать буквально. Подробности — в материале «URA.Ru».

Проблемы Свердловского госпиталя ветеранов всех войны (ГВВ) начались не вчера, а почти год назад, в июле 2014 года, когда сняли с должности главврача Виктора Башкова. Тогда ему на смену появилось несколько кандидатур, причем ни одна из них уже тогда не вызывала приятных ассоциаций.

Как уже писало «URA.Ru», основными претендентами тогда были главный врач Березовской центральной городской больницы Станислав Кан и главврач городской больницы № 3 Каменска-Уральского Роберт Соловьев. Про последнего говорили много. Например, вспоминали, что в начале карьеры он был замешан в крупном коррупционном скандале, связанном со строительством больничного корпуса, на котором было освоено около 300 млн рублей. Чуть позже в Каменске был еще один скандал с приобретением для той же больницы томографа и другого дорогостоящего оборудования на сумму в 170 млн рублей. К 2011 году по факту махинаций и переплаты бюджетных денег было возбуждено уголовное дело, а обвиняемыми оказались начальник местного горздрава Борис Акишев и коммерсант-посредник.

Сам Роберт Соловьев благополучно избежал претензий силовиков и к июлю 2014 года получил годовой контракт от свердловского минздрава, став главным врачом ГВВ.

В мае 2015 года в редакцию «URA.Ru» обратился один из сотрудников госпиталя, с рассказом о том, что сейчас происходит в крупнейшем медучреждении. «Первое, что сделал Соловьев уже осенью прошлого года, — „упорядочил“ фонд оплаты труда. В частности, было ликвидировано совместительство для врачей, в результате чего реальная их зарплата уменьшилась почти вдвое, до 25 тысяч рублей. Понятно, что возникла текучка кадров и уволилось около 50 квалифицированных специалистов, то есть почти 25% врачебного персонала. Работать стало некому. Массовое увольнение было замечено, а [министр здравоохранения Свердловской области Аркадий] Белявский лишил премии главврача Соловьева. В ответ Соловьев предложил уволиться начальнику отдела кадров госпиталя. Тот уволился», — рассказывает гость редакции.

Он, впрочем, уверен, что проблема не только в деньгах, но и в отношении к людям: «Во мне, конечно, говорит обида, но как понимать тот факт, что из приемной главврача убрали даже стулья!? Посетителям — а это нередко заведующие отделениями — ждать аудиенции у начальника приходилось стоя».

Пациенты-жители Свердловской области заступились за хирургов. Люди написали письмо прокурору с требованием защитить врачей от их начальства — руководителя хирургического корпуса Бориса Кононова.

Стиль управления, говорит собеседник «URA.Ru», можно было бы пережить. Многие так и делали — просто закрывали на хамство глаза и терпели. Другое дело, что даже в «закрытые» глаза лезли подозрительные манипуляции с госзакупками. «По мере того, как Соловьев осваивался в госпитале, стали вылезать факты из его „каменского“ прошлого. Оказывается, при нем была создана схема освоения бюджетных средств, построенная на государственных закупках. В частности, на кардиологическое отделение ГКБ № 3, например, закупалось 800 комплектов для стентирования пораженных участков артерий на общую сумму в пределах 15 млн рублей. Тонкость была в том, что такое количество было не то что избыточным — чрезмерным. В год использовалось не более 50 штук, а остальное... просто выбрасывалось из-за истечения срока годности», — рассказывает источник, знакомый с ситуацией.

Приобретенный опыт освоения бюджетов принят на вооружение и в ГВВ. Рассказывают, что аналогичным образом в большом количестве закупаются дорогие, имеющие ограниченный срок годности медикаменты. Например, специфические капли «Протаргол», которых на больницу нужно от силы 100-200 мл. «Но их закупают в огромных количествах, буквально ведрами. Ведрами и сливают в унитаз. Вместо того, чтобы применять привычный и подходящий почти для всех целей раствор копеечного фурацилина, начали закупать хлоргексидин, имеющий куда более узкий спектр применения, зато более дорогой. А госпитальную аптеку, где готовили препараты — тот же фурацилин — просто закрыли», — резюмирует собеседник, иллюстрируя свой тезис о специфическом подходе к казенным деньгам.

Преемственность закупочных технологий из Каменска-Уральского в ГВВ объясняется и подбором специалистов. Оказывается, вслед за Соловьевым в госпиталь устроился Сергей Сибирихин — тот самый специалист по закупкам, который в ГКБ № 3 и покупал стенты «с запасом». «По логике, все закупки должны как минимум согласовываться с заведующими отделениями, но складывается впечатление, что Сибирихин сам заказывает себе и сам себе покупает. Наверное, не удивительно, что нынешней весной его видели на новом джипе. А антибиотики в госпиталь покупать почти перестали», — говорит гость редакции.

Утверждение, что российская, в том числе уральская, медицина нищая уже давно, — неправда. Правда в том, что на голодный паек перевели рядовых врачей, до которых не доходят казенные деньги. Согласно самым приблизительным подсчетам, годовое обеспечение госпиталя составляет порядка 1,5 млрд рублей, из которых половина уходит на поддержание фондов, зарплату и прочее. Оставшаяся половина направляется на закупки оборудования и медикаментов.

Формально это делается по ФЗ № 44 через сайт госзакупок, но критерии приобретения задает руководитель учреждения. Вот и происходит «слив», в технологии которого стоит предметно разобраться силовикам: капли и хлоргексидин в масштабах ГВВ — это все-таки копейки.

«Вообще складывается впечатление, что все это делается специально. В пользу этого есть много признаков. Уже сейчас госпиталь разделен на разные зоны, где располагаются „простые“ ветераны и врачи, где обустраиваются VIP-палаты с джакузи и где отдыхает начальство — со спортзалами и саунами. Все это, включая бесконтрольные закупки, происходят на глазах у областного начальства. В минздраве не могут этого не замечать. Поэтому напрашивается вывод: кому-то это выгодно. Дошло до того, что в день 70-летия Победы не было обеда, а на торжественном собрании вышел скандал, когда пожилые пациенты почти что освистали главврача», — резюмирует собеседник. Он не исключает, что часть громадного имущественного комплекса госпиталя могут вывести из собственности и приватизировать.

В минздраве Свердловской области на просьбу прокомментировать изложенную информацию отреагировали спокойно. «Для начала проверки должна поступить хотя бы одна жалоба в наш адрес. Пусть люди придут и напишут. В этом случае ревизия запускается автоматически. Но раз нет обращения, то все это голословные обвинения. Я такие часто слышу», — сообщил пресс-секретарь министерства Константин Шестаков.

В самом госпитале обвинения в адрес начальства отрицают. По словам пресс-секретаря госпиталя Дмитрия Пономарева, ни о какой текучке кадров речи быть не может. Как, впрочем, и о сокращении зарплат. «Мы действуем в соответствии с дорожной картой, которую дали нам „майские указы“. Зарплаты врачей в среднем по больнице — 43 тысячи рублей. Было бы снижение — была бы реакция сверху. За этим следят строго. Ну, и аптека работает», — ответил пресс-атташе ГВВ. Он убеждает, что на месте и начальница отдела кадров, которая действительно уволилась с должности, но осталась в том же отделе в статусе заместительницы.

«Что касается закупок, то все происходит по закону о контрактной системе — все строго в соответствии с ним», — резюмировал Пономарев и, последовав совету коллеги из минздрава, предложил пожаловаться лично.

«URA.Ru» проследит, чем кончится история, пройдет ли в ГВВ проверка.

Ссылки

Источник публикации