Свердловский фермер 13 лет борется с РПЦ за свои земли, приглянувшиеся духовнику Поклонской

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Екатеринбургская епархия и свердловское управление Росимущества проиграли очередной иск к фермеру Сергею Крекову, с которым представители РПЦ уже 13 лет ведут борьбу за земли вокруг Среднеуральского женского монастыря «Спорительница хлебов».

В новом исковом требовании епархии отмечалось, что для религиозной деятельности ей на 49 лет в безвозмездное пользование передан лесной участок в 10,8 гектара (на нем располагается женский монастырь). Однако, по их мнению, на часть этого участка «незаконно оформлено» «право пожизненно наследуемого владения» за Крековым.

«Все традиционные формы монашества предполагают уединение и закрытость от внешнего мира, – отмечалось в иске епархии. – Постройки ИП Крекова расположены на территории Среднеуральского женского монастыря, что в значительной мере затрудняет монашескую жизнь общины».

На основании этого представители РПЦ просили обязать фермера Крекова «прекратить нарушение права пользования Екатеринбургской епархией лесными участками» и «обязать Крекова» снести здания и сооружения», расположенные на монастырских землях.

Защита Крекова настаивала на том, что фермер пользуется землями абсолютно законно. Доказательство тому свидетельство, выданное в 1992 году администрацией Верхней Пышмы (территориально участок был подотчетен этому муниципальному образованию), в соответствии с которым Крекову передали в «пожизненное владение с правом наследования» 3,5 гектара земель Верхнепышминского совхоза: 2,7 гектара пашни и 0,8 гектара для ведения подсобного хозяйства. Кроме того, есть кадастровый паспорт, подтверждающий права Крекова на землю, потребовавшуюся РПЦ.

Екатеринбургская епархия и свердловское управление Росимущества проиграли очередной иск к фермеру Сергею Крекову, с которым представители РПЦ уже 13 лет ведут борьбу за земли вокруг Среднеуральского женского монастыря «Спорительница хлебов», передает корреспондент Znak.com.

В новом исковом требовании епархии отмечалось, что для религиозной деятельности ей на 49 лет в безвозмездное пользование передан лесной участок в 10,8 гектара (на нем располагается женский монастырь). Однако, по их мнению, на часть этого участка «незаконно оформлено» «право пожизненно наследуемого владения» за Крековым.

«Все традиционные формы монашества предполагают уединение и закрытость от внешнего мира, – отмечалось в иске епархии. – Постройки ИП Крекова расположены на территории Среднеуральского женского монастыря, что в значительной мере затрудняет монашескую жизнь общины».

На основании этого представители РПЦ просили обязать фермера Крекова «прекратить нарушение права пользования Екатеринбургской епархией лесными участками» и «обязать Крекова» снести здания и сооружения», расположенные на монастырских землях.

Защита Крекова настаивала на том, что фермер пользуется землями абсолютно законно. Доказательство тому свидетельство, выданное в 1992 году администрацией Верхней Пышмы (территориально участок был подотчетен этому муниципальному образованию), в соответствии с которым Крекову передали в «пожизненное владение с правом наследования» 3,5 гектара земель Верхнепышминского совхоза: 2,7 гектара пашни и 0,8 гектара для ведения подсобного хозяйства. Кроме того, есть кадастровый паспорт, подтверждающий права Крекова на землю, потребовавшуюся РПЦ.


DSC5367.JPG

Дания Сулейменова

Представители епархии и Росимущества решением свердловского арбитражного суда остались не удовлетворены и высказали намерение обжаловать его в 17-м апелляционном суде Перми.

История противостояния фермера Крекова и его семьи с епархией началась еще в 2002 году. О ней достаточно много писали в прессе. В ситуации пытались разбираться высокопоставленные чиновники свердловского правительства и депутаты облдумы. Однако в последние годы этот спор выпал из публичного пространства и, казалось, давно был разрешен. Как показало нынешнее разбирательство в свердловском арбитраже, это далеко не так.

То же самое подтвердила в беседе с корреспондентом Znak.com супруга Крекова Дания Сулейменова, представлявшая интересы мужа в суде. Она по нашей просьбе еще раз рассказала перипетии этого дела. По ее словам, с мужем они 35 лет назад приехали из Казахстана. Сергей Креков до 1987 года работал инженером на свердловских заводах, в частности, Уральском заводе транспортного машиностроения («Уралмаш», принадлежит сейчас Газпромбанку). Однако, как говорит Сулейменова, «по партийному призыву» сменил род деятельности и отправился поднимать сельское хозяйство. «Их, трех коммунистов, отправили в Верхнепышминский совхоз, выращивали ремонтное стадо – готовили буренок на смену выбывавших из дойного стада», – объяснила собеседница.


DSC5387.JPG

Сергей Креков

С развалом Союза семья решила заняться фермерством, в эпоху президента РФ Бориса Ельцина этот вид деятельности старались популяризировать и развивать. Им передали в «пожизненное владение с правом наследования», так записано в праве собственности от 1992 года. «Мой муж с сыном, которому тогда было 10 лет, год управлялись вдвоем со стадом в 280 голов. И сын еще в школу ходил, чтобы не в ущерб учебе было», – вспоминает Сулейменова.

Все тяжелые годы семья спасалась за счет собственного хозяйства. «Только уток и коз, пожалуй, не держали. Молоком все окрестные сады залили, шлейф от наших коров и лошадей от Таватуя до Истока до сих пор прослеживается – так они пользовались спросом. Если корова у нас меньше 13 литров молока в надой давала, мы ее сразу на мясо отправляли», – говорит женщина.


DSC5388.JPG

По ее словам, в 2002 году, незадолго до первых конфликтов с священнослужителями, к ним приезжал тогдашний министр сельского хозяйства области Сергей Чемезов (ныне помощник сенатора Эдуарда Росселя), восторгался их подворьем, предлагал его расширить и превратить в подсобное хозяйство облправительства.

«Все началось 25 января 2002 года», – на память, словно случилось вчера, называет дату начала споров с РПЦ Сулейменова. Фермеров пригласили на прием к главе Верхней Пышмы Владимиру Лешкову. Там они впервые столкнулись с известным на Среднем Урале первым настоятелем храмового комплекса на Ганиной яме и строителем Среднеуральского женского монастыря отцом Сергием (Романовым). Сейчас этот человек является «духовным отцом» женского монастыря, а также известен как духовник крымского прокурора Натальи Поклонской, которая в 2014 году венчалась со своим новым мужем в «Спорительнице хлебов».

«Зашли в кабинет, отец Сергий стал на всех нападать – мол, участок этот уже не наш с Крековым, а отведен под подсобное хозяйство комплекса на Ганиной яме», – говорит Сулейменова. Вскоре, впрочем, отец Сергий выписал среднеуральским фермерам расписку, в которой констатировал, что никаких претензий к их хозяйству и земле не имеет. Но уже 3 июня 2002 года в лесном массиве возле хозяйства Крековых появилась первая партия из 26 монашек, насельниц будущего монастыря. «Насколько я знаю, они все прибыли откуда-то из Челябинской области. Там тогда губернатором был Петр Сумин – он их не принял у себя, а наш Россель – приютил», – говорит Сулейменова.


DSC5389.JPG

Хозяйство Крековых

Новые соседи сразу срезали замок Крековых и на воротах, ведущих к фермерскому хозяйству, повесили свой. Заняли скотопрогон к водоему, по которому коров и лошадей гоняли на водопой, засеяв его капустой. Следом взяли в свои руки бывшую совхозную водокачку и трансформаторную подстанцию. С этого момента Крековых начали регулярно отключать от воды и электричества, что резко усугубило положение фермы.

На этом священнослужители не остановились. Вдобавок ко всему, вспоминает Сулейменова, они перекопали дорогу к фермерскому хозяйству. В результате несколько лет воду для скотины и бидоны с молоком пришлось носить за 900 метров до Серовского тракта на руках. Кроме того, при строительстве газопровода для нужд монастыря выкопали тракторами прямо через пашню Крековых траншею, следы которой видны и поныне.

«Доходило совсем до смешного. Отец Сергий однажды заявил, что ему явилось чудо, и он открыл подле обители святой источник. Они прибрали его себе и поставили прямо над ним часовню. Ничего что это обычный колодец, который остался со времен совхоза? Мы туда для скотины воды даже брали. А рядом за много лет до них сделали запруду для детей, чтобы они подле нас крутились. Купили для них в спортклубе УрГУ старые списанные лодки, чтобы они учились на них ходить. Теперь всем этим пользуется монастырь», – продолжила Сулейменова.


3(588)(1).JPG

Монастырь «Спорительница хлебов»

О моральных качествах своих соседей она вообще невысокого мнения: «Это женский монастырь, но там постоянно куча мужиков околачивается. У меня эти девчонки-монашки часто то противозачаточные средства просили купить, то тесты на беременность. Много там людей отсидевших было, каких-то беженцев со всех уголков света, часто без документов».

С 2008 году семья фермера регулярно судится за свою землю и попутно обивает пороги всех возможных инстанций. «Не были разве только в приемной Господа и в ООН», – грустно говорит жена фермера. Пытались заручиться поддержкой прокуратуры – дошли до генпрокурора РФ Юрия Чайки. Обращались к депутатам облдумы и Госдумы. С 2013 года направили несколько писем на имя президента РФ: сначала Дмитрия Медведева, потом Владимира Путина. Обращались к патриарху Алексию II. Ощутимых результатов достичь не удалось. Правда, несколько лет назад за Крековыми признали все-таки право собственности на землю и даже зарегистрировали его по современным правилам. Но вскоре бумагу аннулировали. Каким-то магическим образом земли, имевшие еще во времена СССР статус сельскохозяйственных, стали теперь по документам лесным фондом. О том, что их в 1992 году, за 10 лет до появления священнослужителей, передали Крекову, теперь никто старается не вспоминать.

В ноябре 2014 года Сергей Креков тяжело заболел. Как считает Сулейменова, сказались психологическое давление со стороны обитателей монастыря и чрезмерные физические нагрузки. Они вынуждены были пустить под нож последних коров. Теперь пожилые люди (Крекову скоро исполнится 57 лет, самой Сулейменовой – 62) живут тем, чем им помогают собственные дети. «Сын в свое время хотел фермером стать. Его школьное сочинение на эту тему даже в газете публиковали. Но все желание отбили. Кто после всего этого захочет», – констатирует женщина.



Она не сомневается, что нынешний иск далеко не последний. Отстаивать свои с мужем права намерена до последнего, но честно признается, что возраст и силы уже не те. Сейчас женщина намерена в очередной раз обратиться в Московскую патриархию, на этот – к патриарху Кириллу, но дойдет ли оно до адресата и обратит ли он на него свое внимание, не знает: «Ему в день килограмм по 7 писем приходит, что он все их смотрит?».

Ссылки

Источник публикации