Свободно конвертируемые друзья

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Блаватник перекупил у "Альфы" 25,1 проц. сотового оператора "Мегафон"

1108109258-0.jpg Журнал «Финанс» обнародовал рейтинг самых богатых иностранных предпринимателей, ведущих бизнес в России. Его возглавляет гражданин США Леонард Блаватник, чье состояние оценивается в 6,3 млрд. долларов. При этом он выходец из России и в России же заработал львиную долю своего состояния. Знающие Блаватника люди утверждают, что секрет его успеха в бизнесе — умение правильно выбирать друзей.

МИИТ — рассадник олигархов

«Симпатичный господин, которому всего 47 лет, с типично западным, «мягким» взглядом и доброжелательной улыбкой» — так охарактеризовали Блаватника английские газеты в прошлом году. Добраться до него журналистам непросто: Блаватник — человек закрытый и не склонный к общению с прессой. Однако и без того о человеке, стоящем 6 миллиардов, известно немало.

Еще в советские годы Леонид Блаватник, тогда студент Московского института инженеров транспорта (МИИТ), не закончив учебу, эмигрировал в США. В Америке наш герой поступил в Гарвардскую бизнес-школу, получил степень доктора компьютерных наук в Колумбийском университете, женился на американке, а также сменил свое имя на Леонард. В 1986 году основал компанию Access Industries, дела которой впоследствии привели его обратно на родину.

Впрочем, именно в московском институте у Блаватника состоялось знакомство, повлиявшее в дальнейшем на его бизнес-карьеру: его однокурсником был Виктор Вексельберг. Судя по всему, Блаватник сумел сохранить старую дружбу.

Вспоминает Виктор Вексельберг: «Я его не видел много лет. Мы встретились в 1987-м. До этого мы с ним не встречались, не переписывались. Будучи сотрудником КБ, я поехал на международную выставку — кстати, нефтяную. Приехав в первый раз в Америку, я нашел его, и мы восстановили отношения. Через два года, когда я создал здесь кооператив, я предложил ему начать совместный бизнес. К тому времени он уже имел достаточно большой собственный бизнес. Он занимался торговой дистрибуцией, был совладельцем достаточно крупной транспортной компании, которая осуществляла перевозки различных грузов по всей Америке. Блаватник долго сопротивлялся моим предложениям вкладывать деньги в Россию. Мы начинали, как и все, с компьютеров».

В 1991 году Блаватник создал вместе с Вексельбергом СП «Ренова». В России начала 90-х совместные предприятия были в моде, и Вексельбергу, владевшему контрольным пакетом акций «Ренова», американец Блаватник в качестве партнера пришелся очень кстати. Впоследствии Блаватник из «Реновы» вышел, обменяв свою долю в ней на доли в ее главных активах — алюминиевой компании СУАЛ и нефтяной ТНК.

От алюминиевого короля к нефтяному барону

Тюменская нефтяная компания (ТНК) — это, пожалуй, самый успешный проект, в котором принимал участие Леонард Блаватник.

В 1997 году на инвестиционном конкурсе консорциум «Ренова» и «Альфа-групп» купил у государства 40 проц. акций компании, а два года спустя — еще 50 проц. На этом список приватизационных побед группы «Альфа — Ренова» не заканчивается: в 2000 году ими была приобретена «Оренбургская нефтяная компания» (ОНАКО), а в 2002-м, на паях с «Сибнефтью» — «Славнефть». А после нескольких лет борьбы с Владимиром Потаниным группа смогла завладеть еще одним «жирным» нефтяным активом — компанией «СИДАНКО».

В 2003 году все это хозяйство было объединено в холдинг ТНК-BP. 25 проц. холдинга принадлежат «Альфе», другая четверть — союзу Access/Ренова, а за остальные 50 проц. английская BP заплатила основателям холдинга 7,75 млрд. долларов. Вкупе с выплаченными ТНК-BP дивидендами — 3,5 млрд. долларов (рекорд для российских компаний) — Блаватник вместе с партнерами получили неплохой фундамент для будущих инвестиций.

Другим основным направлением деятельности «Ренова» является алюминиевая промышленность. Сначала группа получила контроль над Уральским и Иркутским алюминиевыми заводами, после чего это направление бизнеса было выделено в отдельную «Сибирско-Уральскую алюминиевую компанию» (СУАЛ).

Однако вскоре будущее СУАЛа оказалось под угрозой из-за союза Романа Абрамовича, Бориса Березовского и Олега Дерипаски, образовавших монополию «Русский алюминий-2″ (РУСАЛ). Размах РУСАЛа поражал воображение: холдинг поставил под контроль три четверти российской алюминиевой промышленности. Единственным выходом для оставшихся игроков рынка была консолидация. Вексельбергу и Блаватнику удалось договориться о присоединении к СУАЛу компании «Трастконсалт», владевшей Богословским и Кандалакшским алюминиевыми заводами. Блаватнику в СУАЛе принадлежат примерно 30 проц. акций, а контрольный пакет находится у Вексельберга.

С трактором не повезло

Не все начинания Блаватника оказались успешными. Одним из первых приобретений Access Industries в России был Владимирский тракторный завод (ВТЗ), производящий 90 проц. тракторов для российского коммунального хозяйства. Купить ВТЗ Блаватнику посоветовал познакомившийся с ним в Гарвардской школе бизнеса Иосиф Бакалейник, который до отъезда на учебу в Америку был заместителем гендиректора ВТЗ. Вернувшись в Россию, Бакалейник при поддержке Блаватника стал гендиректором завода, но прибыльным предприятие сделать так и не удалось. В итоге пришлось избавиться от неудачного актива. Впрочем, Блаватник вновь продемонстрировал верность дружеским отношениям, основанным на общих бизнес-интересах. В результате Бакалейник был переведен на руководящую должность сначала в ТНК, а потом в СУАЛ.

Провалом закончился и амбициозный проект «Единой торговой компании» (ЕТК), в которой Блаватник выступал в партнерстве все с тем же Вексельбергом. В 2003-м ЕТК, став посредником в продаже каустической соды (химического сырья, используемого во многих промышленных сферах), монополизировала этот рынок. Если раньше производители соды напрямую заключали договоры с потребителями, то с появлением ЕТК — исключительно через нее. При этом цена на соду выросла в два раза. А руководство ЕТК было полно уверенности в том, что ее действия отвечают национальным интересам России: «Мы поддерживаем отечественных производителей соды, которые раньше продавали свою продукцию по ценам ниже себестоимости».

Однако промышленников, являвшихся потребителями соды, это не устроило. В итоге Министерство антимонопольной политики признало ЕТК монополией и вынесло постановление о ликвидации компании. Акционеры ЕТК продали компанию ее менеджменту, переложив проблему на плечи ее новых хозяев.

На связи

Борьба, сотрясавшая российские сырьевые отрасли в последнем десятилетии прошлого века, частично переместилась в сферу телекоммуникационную. Второй этап приватизации монополиста проводной связи — холдинга «Связьинвест» — состоится в этом году, причем государство намеревается выставить на продажу весь остающийся у него пакет — 75 проц. минус одна акция. Таким образом, тот, кто купит у государства эти акции, получит ключ к господству в российской телекоммуникационной отрасли. Первый же этап приватизации — продажу пакета из 25 проц. плюс одна акция — выиграл в 1997 году Джордж Сорос. Но затем Сорос серьезно разочаровался в совершенной сделке: он не смог ни получить контроля над холдингом, ни вернуть вложенные инвестиции. Однако в прошлом году американскому миллиардеру неожиданно удалось найти покупателя на свои акции «Связьинвеста». Им стал не кто иной, как Леонард Блаватник, выкупивший активы Сороса за 625 млн. долларов.

Существует множество версий того, с какой целью Блаватник совершил эту покупку. Но большинство аналитиков сходятся в том, что, покупая «неудачный» пакет Сороса, он делал это исключительно с целью дальнейшей борьбы за «Связьинвест». Причем партнером Блаватника будет выступать его старый добрый союзник еще по нефтяному бизнесу — глава «Альфа-групп» Михаил Фридман (в самой «Альфе» это отрицают). Более того, недавно по рынку стали распространяться слухи о том, что Блаватник перекупил у «Альфы» 25,1 проц. сотового оператора «Мегафон». «Альфа» уже полтора года ведет спор за этот пакет с питерской группой связистов, во главе которой стоит, как считается, министр Леонид Рейман. Теперь же, если верить слухам, удар на себя примет Блаватник. Ради чего?

Возможно, из-за дружеских отношений с Михаилом Фридманом. Леонард Блаватник умеет конвертировать дружбу в капитал.

Все в дом

Многолетний партнер Блаватника Виктор Вексельберг известен не столько своими промышленными активами, сколько коллекцией яиц Фаберже, выкупленной им в прошлом году на аукционе Sothebys по цене 100 млн. долларов. Сам же Леонард Блаватник прославился, инвестировав свои средства в недвижимость: в конце 2004 года он приобрел дом в самом центре Лондона — Кенсингтон Палас Гарденс. За право обладания особняком, построенном в 1854 году и находящемся в непосредственной близости от облюбованного в свое время принцессой Дианой Кенсингтонского дворца, боролось множество магнатов из разных стран мира. В их числе был и более известный в Великобритании россиянин, чем Блаватник, — Роман Абрамович. Но Блаватник перекрыл все ставки, предложив за особняк 41 млн. фунтов (около 75 млн. долларов). И теперь совладелец ТНК-BP живет по соседству с другим знатным нефтяником — султаном Брунея.

Игорь Королев

Оригинал материала

«Московские новости»