Свой среди чужих, чужой среди своих

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Русский фокус", origindate::01.03.2004, Фото: "Известия"

Свой среди чужих, чужой среди своих

У президента есть не только новое правительство, но и старые друзья по нефтяному бизнесу

Денис Кириллов, Валерий Вайсберг

Converted 16257.jpgЧерез две неделю стране объявят, что ее президентом стал Владимир Путин, который к тому времени назначением правительства определит свои экономические приоритеты. Но ответ на вопрос - Who is Mr. Putin? - которым четыре года назад задались на Западе, по большому счету так и не получен. Может быть, его стоит поискать в русской народной пословице: "Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты". Ведь в ближнем окружении Путина достаточно любопытных персонажей, активно занимающихся бизнесом.

За время своего президентства Владимир Путин успел серьезно впечатлить российскую и зарубежную общественность. За четыре года среди отечественных "олигархов" были выявлены наиболее злостные расхитители народных богатств - Владимир Гусинский, Борис Березовский и Михаил Ходорковский. Все они, вкупе со своими соратниками и партнерами, получили и (или) получают "по заслугам". Поэтому создается устойчивое впечатление, что в России наконец-то появился честный и справедливый руководитель. Однако это впечатление может быстро рассеяться, ведь места опальных "олигархов" заняли (или готовятся занять) "более достойные" представители российского бизнеса.

Владимир Владимирович и "серые олигархи"

О том, что ключевые должности во властных структурах и компаниях, контролируемых государством, заняли люди, близкие российскому президенту по духу, месту работы или рождения, известно всем. Но в этом году один из кандидатов в президенты России и соратник Бориса Березовского - Иван Рыбкин - объявил своего "конкурента" Владимира Путина самым крупным "олигархом" страны. В пылу предвыборных баталий он заявил, что старинные друзья действующего президента контролируют значительную часть банковско-финансового, транспортного, нефтяного и топливного рынков. По словам Рыбкина, все они отвечают за "бизнес президента". Были названы и фамилии - Геннадий Тимченко, Михаил и Юрий Ковальчуки, Андрей и Сергей Фурсенко. Впрочем, конкретных схем Рыбкин так и не привел. Борис Березовский, к которому "Фокус" обратился за разъяснениями, также отказался более подробно говорить на эту тему - правда, уточнив, что для этого пока не пришло время. Тем не менее "Фокус" попытался сам разобраться в том, насколько информация о "президентском бизнесе" близка к действительности.

Оказалось, что большинство "серых олигархов", упомянутых Иваном Рыбкиным, вопреки существующим представлениям о "друзьях Путина", не всегда являются бывшими или действующими сотрудниками спецслужб или коллегами по мэрии. Это люди хорошо образованные, вышедшие из научных кругов, крупных промышленных или внешнеторговых объединений. Они сумели адаптироваться к новым экономическим условиям на постсоветском пространстве и организовать весьма успешный бизнес еще до стремительного взлета Владимира Путина на политический Олимп. Все они были достаточно хорошо знакомы с будущим президентом еще с начала 90-х гг. прошлого века. Более того, случайно или нет, но очередной этап реорганизации схемы ведения бизнеса совпадал с новым этапом в жизни Владимира Путина ([page_14522.htm подробнее см. схему]).

Владимир Владимирович и рождение империи

В советское время экспорт нефти и нефтепродуктов из страны полностью контролировало государственное внешнеторговое объединение (ГВТО) "Союзнефтеэкспорт". С приближением "смутного времени" в его структуре стали появляться самостоятельные экспортные подразделения. На нефтеперерабатывающем заводе в Ленинградской области - "Киришинефтеоргсинтез" (входил в тройку крупнейших НПЗ России и был самым крупным экспортным предприятием) - в 1987 г. было создано ГВТО "Киришинефтехимэкспорт". В 1990 г. оно стало соучредителем совместного предприятия "ЮРАЛС" (другие учредители - "Волготанкер", Sadko Oil (Нидерландские Антильские о-ва) и четыре физических лица). Финское подразделение "ЮРАЛС" - Urals Finland Oy - становится основным покупателем нефтепродуктов Киришского НПЗ. "Для того чтобы продавать нефтепродукты на Запад, нужно было проводить огромное количество согласований по каждому контракту. Если бы мы работали по разным контрактам с различными клиентами, то можно было бы погрязнуть в оформляемых документах. Поэтому у нас был главный контракт с "ЮРАЛС". А через нее нефтепродукты уже продавались клиентам. Это был своего рода способ избежать лишних бюрократических процедур", - пояснил "Фокусу" бывший сотрудник "Киришинефтехимэкспорта".

Не чуралась эта компания и поставок по Советскому Союзу, например в республики тогда еще советской Прибалтики. Здесь "Киришинефтехимэкспорт" оформлял контракты напрямую. То, что нефтепродукты, отгруженные в те годы в Ригу и Таллин, очень быстро оказывались в несоветской Скандинавии, не является большой тайной.

В 1991 г. "Киришинефтехимэкспорт" стала самостоятельным, но государственным предприятием - внешнеторговой хозрасчетной фирмой (ВТХФ), сразу же получив статус спецэкспортера нефтепродуктов. Но руководство ее осталось прежним - Адольф Смирнов, Геннадий Тимченко, Андрей Катков и Евгений Малов. Правда, Тимченко в это время перешел из "Киришинефтехимэкспорта" в Urals Finland, но это скорее формальное перемещение.

Между тем дела у хозрасчетной фирмы, судя по всему, шли очень неплохо. Бизнес развивался, и в 1992 г. государственная "Киришинефтехимэкспорт" и четыре физлица, среди которых были Малов, Катков и Смирнов, учредили АОЗТ "Кинэкс-проект-сервис". Официально - для проведения проектно-изыскательских работ по определению ТЭО создания установки гидрокрекинга на Киришском НПЗ. Сегодня это любимый проект главы "Сургутнефтегаза" Владимира Богданова. Кстати, "Киришинефтехимэкспорт" вынашивал с 1992 г. планы строительства Шепелевского нефтяного порта в Ленинградской области. Компания даже получила в 1994 г. землеотвод и заключила договор на строительство. Затем реализацией проекта занялся "Сургутнефтегаз", обещающий уже в течение восьми лет построить терминал для экспорта нефтепродуктов в бухте Батарейная. А "Кинэкс-проект-сервис" занялся автотранспортными перевозками и деревообработкой.

В 1993 г. на базе имущественного комплекса производственного объединения "Сургутнефтегаз" была основана одноименная акционерная нефтяная компания, в структуру которой вошел и Киришский НПЗ. Но без "Киришинефтехимэкспорта". Этот факт не помешал ему оставаться основным продавцом "сургутских" нефтепродуктов и стать владельцем 4,5% акций НПЗ. Через год началось разгосударствление ВТХФ "Киришинефтехимэкспорт". Появилось АООТ "КИНЭКС", которое в дальнейшем было приватизировано по так называемой второй модели: 49% акций остались у государства (РФФИ), а контрольный пакет (51%) достался трудовому коллективу (около 40 человек). Руководство компании имело достаточно скромные пакеты. По официальной информации, заместители гендиректора "КИНЭКСа" Евгений Малов и Андрей Катков владели 3,35% и 2% акций соответственно. Можно предположить, что доля гендиректора Адольфа Смирнова была соразмерной или немного большей. Но размер пакета для будущих владельцев крупного бизнеса, как мы увидим в дальнейшем, значит немногое - они умеют собирать такие схемы, при которых важен контроль, а не собственность.

Кроме продажи нефтепродуктов с Киришского НПЗ, компания попыталась заняться добычей нефти - ей принадлежало право разработки Восточно-Ингинского и Пайтыхского месторождений в ХМАО с запасами примерно в 70 млн т. Но объем добычи был мизерным. Например, в 1998 г. он составил 37 200 т. Вскоре от идеи добывать нефть отказались - одно из месторождений оказалось под контролем Khanty Mansiysk Oil Corporation, которую недавно купила американская Marathon Oil. Продавать чужие нефтепродукты оказалось куда выгоднее, чем добывать собственную нефть.

Тем временем бизнес "КИНЭКСа" начали активно реструктурировать. Под контроль его топ-менеджеров, выделившись из СП "ЮРАЛС", перешла Urals Finland. А в середине 1995 г. первый (и единственный раз лично) в этой схеме появился Владимир Путин. Первый заместитель мэра Санкт-Петербурга подписывает распоряжение о переводе девяти квартир в доме №31/1 по улице Маяковского (находящиеся в собственности Urals Finland) в нежилой фонд "для использования под непроизводственные цели как конторские помещения". В дальнейшем эта жилплощадь сыграет свою роль в модернизации схемы. В этом же году Urals Finland переименована в International Petroleum Products Oy (IPP). Нынешний житель Швейцарии Геннадий Тимченко (подробнее о нем см. во врезе) стал сперва заместителем, а потом и гендиректором IPP Oy.

В начале 1996 г. РФФИ проводит инвестиционный конкурс по оставшимся в государственной собственности двум пакетам акций ОАО "Кинэкс" (в общей сложности около 49%). Обязательным условием первого конкурса было "строительство завода по производству пенополистирольных плит экструзионного типа", а второго - передача в собственность "КИНЭКСа" офисного здания, расположенного в центре Санкт-Петербурга. Вот тогда и пригодилась "путинская" квартира. Победителями конкурса стали Micas Industries Establishment (Лихтенштейн) и International Management Traiding Group Ltd (IMTG) из Ирландии.

IMTG была зарегистрирована еще в 1991 г., но активную деятельность начала только в "схеме "КИНЭКСа", который уже через месяц после инвестконкурса переезжает из Киришей в Санкт-Петербурге на ул. Маяковского, 31/1. Одновременно IMTG становится владельцем 100% акций IPP AB (Швеция), а она, в свою очередь, приобрела полный контроль над IPP Oy. Справедливости ради стоит отметить, что условия первого инвестиционного конкурса также были выполнены - в 1998 г. в Киришах был запущен завод "Пеноплекс", выпускающий теплоизоляционные плиты.

Первый этап реструктуризации "схемы "КИНЭКСа", совпавший с окончанием питерского периода жизни Владимира Путина, практически завершился. В 1996 г. финансовая и инвестиционная деятельность этого АО была выделена в самостоятельную структуру - "КИНЭКС-Инвест", акциями которой в равных долях (по 25%) владели четыре физических лица - Катков, Малов, Смирнов и Тимченко. Практически в это же время ОАО "Киришинефтеоргсинтез" было преобразовано в ООО "Кинеф". Акции завода были конвертированы в ценные бумаги НК и АО "Сургутнефтегаз". В результате чего "КИНЭКС" стал миноритарным акционером компании Владимира Богданова. А доля людей, создавших и контролирующих схему, сегодняшний оборот которой можно оценить как минимум в $2,3 млрд в год, навсегда затерялась в хитросплетениях сургутских реестров.

***

Развитие бизнеса Группы "КИНЭКС"

Чтобы увеличить схему, нажмите на нее мышкой

[page_14522.htm Converted 16258.jpg]

[page_14522.htm Converted 16259.jpg]

***

Владимир Владимирович и горячие эстонские парни

В 1997 г. "КИНЭКС" предпринимает настоящую экспансию на нефтетранзитный рынок Эстонии. Экспортные терминалы в Таллине и до этого являлись крупными клиентами российского нефтетрейдера. Однако в "КИНЭКСе", по-видимому, посчитали, что это направление используется недостаточно эффективно. В рамках оптимизации была создана компания "Линк Ойл". Это общество с ограниченной ответственностью было зарегистрировано в Санкт-Петербурге и стало специализироваться на железнодорожных перевозках нефтяных грузов, в основном с Киришского НПЗ в Таллин.

"Линк Ойл" начала использовать схему перевозок "от двери до двери" ("челночные поезда"). В результате время доставки нефтяных грузов из Киришей до Таллина сократилось до минимума, а основной груз - мазут - даже не успевал остыть по дороге, что сокращало время и затраты на его обработку в порту.

В середине 1999 г. в городе на Неве появилось ООО "Линк Ойл Санкт-Петербург" (практически сразу же открылся и его эстонский филиал). Расположилась новая компания по известному адресу - ул. Маяковского, 31/1, вместе c офисом "КИНЭКСа". На конец 2001 г. 60% этого перевозчика контролировало питерское ООО "КИНЭКС-Холдинг" (создано в 1998 г.) и московское ООО "АГДЕРА" (40%), полностью принадлежащее фирме Mercury Financial Ltd. Эту структуру российские СМИ связывали с бывшим руководством МПС.

Уже через год "Линк Ойл" перевезла в эстонском направлении 8,7 млн т нефтепродуктов (весь экспорт нефтяных грузов через Таллин составил 17,8 млн т), а общий объем экспортных перевозок компании составил 10,5 млн т грузов. С приходом "Линк Ойл" в Эстонии начался настоящий экспортный бум. Объем российского нефтяного транзита через эту страну за шесть лет вырос почти в три раза (с 8,1 млн т в 1997 до 23,9 млн т в 2003 г.). Робкие разговоры о нарушениях прав русскоязычных граждан Эстонии помехой не стали. Зато с такими же нарушениями в Латвии российский президент и правительство борются весьма активно. У "КИНЭКСа" там большого бизнеса нет.

Владимир Владимирович и "Россия" его друзей

В 1998 г. "схема "КИНЭКСа" приблизилась к не найденным никем деньгам партии - IPP Oy становится владельцем 20,7% акций АБ "Россия". Эта финансовая структура была основана в 1990 г. при деятельном участии Управления делами Ленинградского обкома КПСС (в 1991 г. акционирована, в 1997 г. - преобразована в открытое АО). Банк стал своеобразным ядром, объединившим как "серых олигархов" путинского бизнеса, имена которых назвал Иван Рыбкин, так и тех, кто своей давней дружбы с президентом никогда не скрывал. В разное время в руководстве этого далеко не самого крупного банка с символическим названием (на сегодня - символичное 101-е место по размеру активов) входили те, кого по праву считают командой Путина. Это бывший зампред правления "Газпрома" Виталий Савельев, бывший председатель правления "Газпромбанка" и замминистра финансов Юрий Львов, первый вице-президент ОАО "Российские железные дороги" Владимир Якунин и еще не один человек 1952-1954 гг. рождения, в чьих биографиях значится: до начала 90-х гг. кадровый военный или служил в КГБ.

Официальный приход в "Россию" ознаменовался очередной реорганизацией группы "КИНЭКС". Четыре ООО ("Новые технологии", "Февраль", "Успех" и "Союз" - за ними стоят все те же Тимченко, Малов, Катков и Смирнов) становятся учредителями ЗАО "КИНЭКС Санкт-Петербург", внося в оплату его уставного капитала по 2500 акций ОАО "КИНЭКС". Генеральным директором новой компании группы становится Владимир Исаев. Правда, уже в следующем 1999 г. ОАО "КИНЭКС" было переименовано в ОАО "Севзапнефтегаз" и объявлено банкротом. Эта же участь постигла и ирландскую компанию IMTG. Уничтожая "КИНЭКС", владельцы этого бизнеса остались верны своим принципам - запутывать схемы до полной их неузнаваемости, часто путем создания одноименных фирм по всему миру.

Так, в 2001 г. "КИНЭКС Санкт-Петербург" занимает место IPP Oy в банке "Россия". А в Швейцарии регистрируется IPP SA, которая позже переименовывается в IPP Services, а затем в Legend Services (с изменением профиля - с торговли нефтепродуктами на финансовые и административные услуги), одним из директоров которой остается адвокат Райнер Вильгельм Бучекер, 13 лет работающий на "КИНЭКС". Тогда же в Швейцарии появляется филиал IPP Ltd (Британские Виргинские о-ва), директорами которой среди прочих являются Тимченко, Малов и Катков. Параллельно с этим Kinex-Invest Holding GmbH (учреждена в 1998 г. "КИНЭКС-Инвестом") переименовывается в Ferrum Holding GmbH, а IPP AB - в Interpera Holding. Понять после этого, кто кем на самом деле владеет, практически невозможно.

Владимир Владимирович и большие перемены

В период с 2002 по 2004 гг. с группой "КИНЭКС" происходят еще более интересные изменения. "КИНЭКС Санкт-Петербург" выходит из состава акционеров банка "Россия", а принадлежавшая ему доля акций распределяется между гражданами Катковым, Маловым и Смирновым.

C 2003 г. в схеме появляется новый участник. "Северстальтранс" получает контроль над компанией "БалтТранСервис", специализирующейся на перевозках нефтяных грузов на прибалтийском направлении (основные клиенты - ТНК, "Татнефть", "Славнефть" и "ЮКОС"). Параллельно с этим в Петербурге зарегистрировано ООО "Трансойл". Единственным его участником сегодня является кипрская компания Viewcall Holdings Ltd, интересы которой представляет гражданин Иван Маст (последние изменения в учредительные документы внесены 31 декабря 2003 г.). Этот адвокат в 2002-2003 гг. был членом совета директоров ОАО "Коломенский завод" (контролируется "Северсталь Групп"). Достаточно быстро "Трансойл" занимает в российско-эстонской нефтеэкспортной цепочке место "Линк Ойл" (хотя и эта компания продолжает работать на рынке). Кроме того, в Эстонии создается компания Spacecom.

Источник "Фокуса" в одной из российских компаний, работающих в Эстонии, подтвердил, что "Северсталь-Транс" имеет отношение к "БалтТрансСервису" и Spacecom. Однако об ее участии в бизнесе "Трансойла" он сказал следующее: "Все, что касается "Трансойла", Киришей и г-на Тимченко, я бы не стал связывать с компанией "Северсталь-Транс". А то, что с бизнесом, в котором участвует "Трансойл", связаны отдельные люди из группы "Северсталь" - вполне возможно". Впрочем, об этом нетрудно догадаться, посмотрев в эстонский реестр компаний: в наблюдательный совет компании Spacecom входят четыре гражданина России - Сергей Толмачев, Александр Назарчук, Василий Барашков и Владимир Прокофьев. Последний из них руководит "Балт-ТрансСервисом".

В дополнение к этому в конце прошлого года "Северсталь Групп" приобрела за 600 000 млн руб. 9% акций банка "Россия". Эту непрофильную покупку вполне можно считать своеобразной платой за вход в новый бизнес. Ведь персональный состав этого небольшого и старающегося лишний раз не светиться банка всегда был почти обязательным условием участия в этой бизнес-схеме.

Нефтяным партнером "Трансойла" стал не "КИНЭКС Санкт-Петербург", а компания "Сургутэкс", возникшая летом прошлого года. Символично, что, как и "Трансойл", она зарегистрирована в Инспекции МНС по Фрунзенскому району Петербурга, подальше от центра и улицы Маяковского - в Купчино. Как сказал "Фокусу" источник, близкий к созвучной нефтяной компании, за этой фирмой стоит уже не группа "КИНЭКС", а "Сургутнефтегаз". Зная осторожность Владимира Богданова в отношении создания различных схем, вызывает удивление одно обстоятельство. Единственным участником зарегистрированного в Петербурге "Сургутэкса" стал бывший гендиректор "КИНЭКС Санкт-Петербург" Владимир Исаев.

Владимир Владимирович и "Сургутнефтегаз"

"Джентельменские" отношения "Сургутнефтегаза" и группы "КИНЭКС" с самого начала вызывали недоумение у участников нефтяного рынка. Дело в том, что через компании Геннадия Тимченко, Андрея Каткова и Евгения Малова проходит практически весь товарный поток Киришского НПЗ. А это ни много ни мало 15 млн т нефтепродуктов в год. В середине февраля был опубликован отчет эмитента ценных бумаг "Сургутнефтегаза" за IV квартал минувшего года. В нем впервые указаны основные нефтетрейдеры компании и, в частности, компании Gunvor International Ltd (Британские Виргинские острова) - подробнее о ней во врезе - и IPP Ltd (Швейцария). На их долю, согласно официальному отчету, приходится 79,9% от общего объема реализации нефтепродуктов.

Но и на внутреннем рынке многое в "Сургуте" зависит от "КИНЭКСа". Даже для дочерних сбытовых структур, входящих в состав "Сургутнефтегаза", нефтепродукты с Киришского НПЗ шли не иначе как через эту группу. Мало того, сургутские "дочки" - "Псковнефтепродукт", "Новгороднефтепродукт" и "Тверьнефтепродукт" - решали дела о "недоливе" в железнодорожные цистерны топлива, приобретенного у "КИНЭКСа", в судебном порядке. А ведь для сбытовых подразделений большинства других нефтяных компаний подобные вопросы являются внутренними и до суда не доходят.

"Сургутнефтегаз" попытался полностью отстранить "КИНЭКС" и создал "Сургутэкс", - сказал "Фокусу" пожелавший остаться неназванным источник, близкий к Киришскому НПЗ. - Почему эту структуру не сделали дочерней - это больной вопрос, и говорить об этом я не буду. Ситуация здесь политическая и достаточно запутанная. В Сургуте мало кто понимает до конца, что в действительности происходит. Сегодня на рынке работает и "КИНЭКС", и "Сургутэкс". Причем "КИНЭКС" сохранил клиентскую базу. Они берут нефтепродукты и с Киришского завода и перерабатывают нефть на других НПЗ, например в Ухте". В пресс-службе "Сургутнефтегаза" "Фокусу" заявили, что вообще ничего не знают ни о "КИНЭКСе", ни о "Сургутэксе". Это очень странно, ведь офис, например, "Сургутекса" в Петербурге расположен по адресу ул. Подковырова, 37. И именно в этом особняке на Петроградке, несмотря на отсутствие вывески, располагается северо-западное представительство сургутской нефтяной компании.

В "Сургутэксе" "Фокусу" попытались прояснить ситуацию. "Мы ни к кому не относимся, - сказал представитель компании. - Осуществляем поставки на экспорт и внутренний рынок только от "Сургутнефтегаза". Мы работаем отдельно от "КИНЭКСа" - так решил совет директоров "КИНЭКС Санкт-Петербург". Владельцы бизнеса просто разошлись во мнениях по поводу перспектив дальнейшей работы на рынке". Иная версия есть у генерального директора нефтеперерабатывающего завода "Кинеф" Вадима Сомова. "Сургутэкс" - это то же самое, что и "КИНЭКС", - сказал он "Фокусу". - Те же люди, но поменяли имя, чтобы из названия все было понятно. Ведь "КИНЭКС" и "Кинеф" постоянно путали, а общего у нас ничего нет. К Владимиру Путину "КИНЭКС" не имеет никакого отношения. Сегодня всех питерских причисляют к числу его друзей. Все это неправда. Тем более что я действительно знаю, кто в то время был другом, а кто - нет. Сейчас он президент - у него нет друзей и быть не может".

Может быть, хорошо знающий реалии петербургского бизнеса господин Сомов и прав. У президента - нет людей, дружбу с которыми он старается подчеркнуть. И, наверное, это правильно. Правда, в окружении Владимира Путина были и наверняка остались люди, чей бизнес не может развиваться плохо. Они не покупают "Челси", но уже имеют швейцарское гражданство и особняки у озера.

При этом никто не спешит обвинять их в вывозе капитала. Наверняка кроме "КИНЭКСа" и банка "Россия" есть и другие не очень заметные бизнес-структуры, приносящие стабильные доходы своим владельцам и их могущественным покровителям. В отличие от ныне опального "ЮКОСа", который не только вывозит и прячет, но еще и добывает, они заняты любимым видом российского бизнеса - продажей сырья на экспорт. И появление новых, пусть и более скромных и незаметных "олигархов" в нынешней политической ситуации неизбежно.

Президент и швейцарская лапша

Финский гражданин Геннадий Тимченко последние несколько лет постоянно проживает в Швейцарии. Местные СМИ называют его теневым советником российского президента. В 2002 г. бизнесмен российского происхождения поселился вместе с семьей на берегу озера Леман в фешенебельном пригороде Женевы - Колони. В его частном владении находится земельный участок площадью 10 268 кв. м. На этой территории расположено три здания площадью 341 кв. м, 69 кв. м и 20 кв. м, а также подземное сооружение площадью 372 кв. м. Стоимость этого имения, по данным земельного регистра кантона Женева, составила 18,4 млн франков (примерно $11 млн).

Сам бизнесмен официально заявляет, что практически отошел от дел. Но местные СМИ связывают его имя с двумя нефтетрейдерскими компаниями IPP и Gunvor, так или иначе представленными в Женеве. Их российскими партнерами являются "Сургутнефтегаз", "Роснефть" и "Газпром". В компании Gunvor Services SA "Фокусу" сказали, что г-н Тимченко в этой компании не работает. А по мобильному телефону Геннадия Николаевича мужской голос, узнав, что звонят из российского журнала, ответил: "Сейчас его нет, позвоните позже". На вопрос о том, как мобильный телефон мог попасть в чужие руки, наш собеседник не нашелся, что ответить и пробурчал нечто невнятное. Дальнейшие попытки "Фокуса" дозвониться по домашнему и мобильному телефонам до г-на Тимченко оказались безрезультатными.

Нашим швейцарским коллегам из еженедельника L'Hebdo повезло больше. Г-н Тимченко признался им, что когда-то знал российского президента, но отказался раскрыть детали знакомства и уточнил, что теперь он с президентом не видится. "Мой бизнес идет хорошо, но магнатом меня назвать нельзя. И вообще, я практически отошел от дел", - сказал г-н Тимченко. После этого, он извинился, что не может больше говорить, потому что "подгорают макароны".