Связанные "Монолитом"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Для захвата завода "КиН" Игорь Кесаев привлек "силовиков"

Оригинал этого материала
© "Новая газета", origindate::27.09.2010, Фото: "Коммерсант"

Связанные "Монолитом"

Александр Ковель

Compromat.Ru

Игорь Кесаев

«Дело Магнитского» становится для отечественных силовиков форменным проклятием: одного упоминания фамилии трагически погибшего юриста уже достаточно, чтобы привлечь внимание общественности не только в России, но и за рубежом, прежде всего в США. А уж если вместе сходятся фамилии милицейских и прокурорских начальников, которых Комиссия по безопасности и сотрудничеству в Европе Конгресса США обвинила в прямой или косвенной причастности к смерти Сергея, и история российского бизнесмена, которого обкладывают уголовными делами после отказа продать свой бизнес, то скандал обеспечен.

История Армена Еганяна может иметь не меньший международный резонанс, чем «дело Магнитского». Бизнесмен, к счастью, жив, здоров и на свободе, но за атакой на него, помимо той же группы силовиков, стоит крупный российский партнер корпорации «Филипп Моррис», что обеспечит пристальное внимание американского истеблишмента и прессы.

Бригада "УК"

Именно на международный резонанс рассчитывает и адвокат Еганяна Александр Добровинский, который в июле направил обращение в Хельсинскую комиссию Конгресса США. А уже в сентябре комиссия выразила готовность вплотную заняться «делом Еганяна». «Мы крайне заинтересованы в получении фактов о коррупции в государственных органах, включая те данные, которые предоставил Александр Добровинский», — подчеркнул представитель комиссии.

Так что же удалось выяснить адвокату?

Ключевой актив Еганяна, московский винно-коньячный завод «КиН», оказался в сфере интересов Игоря Кесаева, владельца компании «Меркури групп» — крупнейшего дистрибьютора «Филип Моррис» в России.

Захват начался с регулярных визитов назойливых «юристов», которые упорно предлагали Еганяну продать завод за хорошую, по их мнению, сумму. Получив твердый отказ, «юристы» исчезли, зато появились налоговики. Оказалось, что их коллеги, проверявшие «КиН» ранее, были просто слепы, и «на самом деле» завод должен платить в казну в двадцать раз больше прежнего (тут уже впору вспомнить не только Магнитского, но и Ходорковского). Но претензии оказались необоснованными, и за работу взялись милиционеры. Еганяну попытались инкриминировать… похищение человека (привет Чичваркину?). Дело, правда, развалилось само собой и было стыдливо закрыто за отсутствием события преступления. Тогда на Еганяна решили повесить испытанное «мошенничество в особо крупном размере». Бизнесмена в апреле этого года арестовали, но через два дня выпустили под залог. Не иначе, свое дело сделал набиравший обороты скандал со смертью Магнитского.

Угроза, тем не менее, сохраняется. Уголовное дело — не Америка. Сегодня открыл, завтра закрыл — и наоборот. В относительной безопасности Армен Еганян сможет почувствовать себя только в том случае, если фигуранты «списка Магнитского» будут как минимум лишены возможности использовать свои «правоохранительные» рычаги.

О том же, в принципе, написал в обращении в Хельсинкскую комиссию адвокат Добровинский: «Мы призываем обратить внимание на то, что ряд включенных в список ответственных за гибель Магнитского представителей российских силовых ведомств продолжают совершать действия, напоминающие содействие в захвате компаний и ставящие под угрозу жизнь и здоровье других граждан России».

Подайте 113 млн руб.

Впрочем, связи Кесаева в силовых структурах не ограничиваются персонажами из «списка Магнитского».

Его неофициальным покровителем СМИ называют бывшего заместителя директора ФСБ Владимира Анисимова, отправленного в отставку, по некоторым данным, после трагических событий в Беслане, где он отвечал за агентурную сеть.

Кроме того — и абсолютно официально — несколько компаний, входящих в группу «Меркурий», создали некоммерческий фонд «Монолит», почетным президентом которого стал сам Кесаев, а вице-президентом — бывший руководящий сотрудник третьего главка ФСБ Юрий Халтурин. Для справки: Анисимов, Кесаев и Халтурин в 2003 одновременно получили от РПЦ ордена преподобного Сергия Радонежского. Так какую же богоугодную деятельность ведет «Монолит»?

Официально фонд создан для поддержки ветеранов спецподразделений МВД. И вроде бы помощь действительно оказывает. В 2004 году, например, Кесаев перечислил в «Монолит» 500 тысяч долларов, часть из которых пошла на имиджевую благотворительность вроде строительства деревенского храма.

Но одной благотворительностью в разных ее проявлениях фонд не ограничивается.

Так, в 2006 году на аукционе Российского фонда федерального имущества (РФФИ) «Монолит» победил в торгах на покупку санатория им. М.В. Фрунзе в Сочи, за который на самом деле заплатило подконтрольное структурам Кесаева оборонное предприятие ОАО «Завод им. В.А. Дегтярева», расположенное в Коврове Владимирской области.

На годовом собрании акционеров предприятия собственники, в первую очередь Кесаев, решили не выплачивать дивиденды по итогам 2006 года (что было логично — какие дивиденды при убытках в 120 млн рублей?). Но отказав в деньгах самим себе, сердобольные акционеры абсолютным большинством поддержали предложение гендиректора оружейного завода Александра Тменова оказать благотворительную помощь фонду «Монолит» в размере 184 млн рублей в 2006 году (задним, между прочим, числом).

Летом 2009 года тогдашний мэр Коврова Ирина Табацкова в интервью областному изданию «Томикс» рассказала, что Тменов с одобрения Кесаева «из кассы предприятия проплачивает услуги столичных спецслужб и сомнительных фондов», приведя в пример историю с приобретением «Монолитом» сочинского санатория. По словам Табацковой, на такого рода «благотворительную» деятельность шли также средства от продажи социальных объектов города: «Садики, котельные, теплосети и пр. за спиной у ковровчан «теневой кабинет» реализовал с выгодой для себя, вместо того чтобы передать, как положено, городу».

В прошлом году газета Восточного административного округа Москвы «Будни Сокольников» разместила «Отчет о работе национального некоммерческого фонда «Монолит» за 2008 год». По итогам года фонд получил около 113 млн рублей пожертвований, а потратил «на выполнение уставных целей» 152 млн рублей. Откуда у благотворительной организации взялись лишние 39 млн руб. — загадка алхимического свойства.

На что же они были потрачены?

Среди немногочисленных эпизодов оказанной в 2008 году материальной помощи в отчете значились две приобретенные и две отремонтированные квартиры для семей военных, памятные сувениры и продовольственные наборы для ветеранов Великой Отечественной войны и боевых действий в Афганистане и Чечне. Зато на содержание собственного аппарата фонд, по признанию его президента, полковника ФСБ в отставке Владислава Петрова, потратил 29 млн руб. Впрочем, даже при таком транжирстве оставшихся денег было достаточно для того, чтобы купить ветеранам не продуктовые наборы, а квартиры.

Конгресс предупреждает

Фондов, подобных «Монолиту», в России множество (подробнее см. материал «Дань уважения» в № 57 «Новой» за 2009 г.). Их используют как эвфемизм для своеобразного общака, пополняемого бизнесменами, желающими засвидетельствовать почтение силовикам или отблагодарить их за оказанные услуги. Это как бы внутренний офшор — ну у какого налогового инспектора поднимется рука всерьез проверить финансы структуры, руководство которой сплошь в многозвездных погонах?

Интересно, кстати, сколько Кесаев или подконтрольные ему структуры пожертвуют «Монолиту» в 2010 году? Ответ, очевидно, будет зависеть от ответа на вопрос, удастся ли Кесаеву прибрать к рукам «КиН».

Теперь, когда эхо скандала уже достигло Вашингтона, позиции силовиков кажутся подорванными. Конечно, прямого влияния на них американский Конгресс оказать не способен, но получить по шапке от начальства они очень даже могут — чтобы не портили своими художествами внешнюю политику «перезагрузки».

Добровинский и Еганян также рассчитывают: Хельсинкская комиссия проинформирует компанию «Филипп Моррис» о том, что она может быть косвенно причастна к коррупционным схемам, используемым российскими силовыми структурами. Известно, что международная табачная компания в своей деятельности старается строго придерживаться высоких этических стандартов ведения бизнеса и тщательно подбирать деловых партнеров. Поэтому руководство «Филипп Моррис» непременно обратит внимание на российского дистрибьютора, по вине которого компания оказалась втянута в скандальную историю.

«Дело Еганяна», впрочем, несет высокие репутационные риски не только для американских табачников, но и для всего российского государства. Выступая на Мировом политическом форуме в Ярославле, президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что важным стандартом демократического государства является его способность защищать своих граждан и институты от терроризма, наркоторговли, коррупции. А что можно сказать о государстве, граждане которого ищут защиту от представителей собственных правоохранительных структур у властей другой страны?