Связанные одной целью

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В борьбе за многомиллионную недвижимость в центре столицы сошлись интересы сотрудников ФСБ и УВД ЦАО Москвы

Оригинал этого материала
© The Moscow Post, origindate::28.06.2010

Связанные одной целью

Артем Иванов

Казалось бы, что может быть общего у производителей стеклянных труб, офицеров антитеррористического управления ФСБ И.Чертакова и А.Кондратьева, следователя-важняка УВД Центрального округа Москвы В.Гуськова и малоизвестной адвокатской конторы «Клен, Иорданиди и партнеры»? Возможно, всех их объединила общая цель, а именно — рейдерский захват здания в центре Москвы. Есть у этой странной компании и общий заложник — столичный предприниматель, который, сам того не ведая, приобрел «не ту» недвижимость «не у тех» людей. За это он уже больше года расплачивается своим здоровьем в СИЗО.

Вмешательство всевозможных силовых ведомств в коммерческие споры между собственниками давно стало привычным для отечественного бизнеса. Главная проблема в том, что каждый представитель бизнес-сообщества в любой момент может оказаться в заложниках у конкурентов с официального одобрения и при помощи правоохранительных структур. Милицейская или фээсбешная «крыша» при заключении всевозможных сделок и подписании важных договоров стала необходимым инструментом любого предпринимателя. А если он не хочет платить — то довольно скоро оказывается на нарах в СИЗО.

Один из самых гротескных примеров последних месяцев — ситуация в УВД Центрального административного округа Москвы. После череды громких разоблачений и смены руководства управление напоминает потревоженный улей, который грозит взорваться новым скандалом.

Напомним, что в апреле в отставку подал начальник УВД ЦАО Петр Павлюк — слишком много его подчиненных одновременно оказались под следствием за особо тяжкие преступления. В феврале старший участковый по Басманному району Александр Разумных выехал своем «Мерседесе» на тротуар и сбил женщину, которую с тяжелыми травмами увезли в больницу. Сам участковый скрылся. Разумных уволили из органов, но, как говорят следователи, руководство участкового собиралось скрыть этот инцидент — в СКП о нем узнали из прессы. После выходки милиционера «за низкий уровень работы с личным составом, что привело к ряду происшествий в подразделениях УВД по ЦАО», был уволен заместитель Павлюка по работе с личным составом полковник милиции Юрий Быков. Затем были возбуждены сразу несколько уголовных дел в отношении бывших и действующих сотрудников милиции УВД ЦАО. Оперуполномоченные ОВД по Пресненскому району Москвы Александр Зубков и Александр Труханов оказались членами банды налетчиков, которые нападали на инкассаторов. Четыре оперативника уголовного розыска УВД по району Якиманка — Орехов, Шакиров, Костин и Гаврилов, — а также два инспектора взвода розыска полка Дорожно-патрульной службы ГИБДД УВД по ЦАО Москвы Доронин и Калько фальсифицировали преступления и незаконно арестовывали людей. Руководство ОВД за преступления подчиненных было отстранено от должности в полном составе. Затем стало известно еще о двух уголовных делах — против сотрудников ОВД «Арбат» и «Дорогомилово». Инспектор по делам несовершеннолетних района Арбат Николай Колесников задержан при получении взятки, за которую он предлагал прекратить уголовное преследование одной из обвиняемых. Сотрудников ОВД «Дорогомилово» задержали тоже при получении денег: они занимались поборами с рыночных торговцев у Киевского вокзала

Очередной скандал с участием сотрудников УВД ЦАО связан с многомиллионной недвижимостью в районе Таганки и может обернуться серьезными неприятностями не только для имиджа московской милиции.

"Выгодная" сделка

Приобретая в 2005 году нежилое помещение на Большой коммунистической улице, предприниматель Елена Скворцова не подозревала, что через пять лет здание будет стоить в пять раз дороже, а сами супруги Скворцовы окажутся в вынужденной разлуке. Она — в изгнании, он — в следственном изоляторе.

В январе 2005 года между Е.Г. Скворцовой и гендиректором ОАО «Стекломонтаж» В.В.Леусом был заключен договор о покупке здания по адресу Б.Коммунистическая д.18. Независимая рыночная оценка имущества тогда составляла около 1 млн. долларов (сейчас — $5 млн.) В феврале того же года Елена Скворцова официально зарегистрировала право собственности в ФРС. Однако, пользоваться приобретением Елена смогла ровно год — в феврале 2006 против гендиректора «Стекломонтажа» Владимира Леуса было возбуждено уголовное дело по статьям «Мошенничество» и «Принуждение свидетеля к даче ложных показаний». В результате расследования, которое было инициировано УВД Юго-восточного округа Москвы, но неожиданно оказалось в руках оперативников УВД ЦАО, сделки, заключенные Леусом были оспорены, а имущество приобщено к уголовному делу в качестве вещдоков и обеспечения по возможным гражданским искам против «Стекломонтажа».

Почти сразу после ареста 67-летнего Владимира Леуса в начале 2007 года в «Стекломонтаже» случился полувоенный переворот — сменились акционеры и топ-менеджмент. Фактическим владельцем ОАО стала откровенно рейдерская структура под названием «Адвокатское бюро «Клен, Иорданиди и партнеры». При этом новым гендиректором ОАО «Стекломонтаж» стал некий Атом Мнацаканян, а бывшие члены совета директоров Виктор Голушко и Анатолий Иорданиди — его заместителями. Смена собственника прошла под бдительным вниманием и с ведома следственной группы, расследующей дело Владимира Леуса. Группой руководил капитан милиции Гуськов В.А. — следователь по особо важным делам следственной части следственного управления УВД ЦАО.

Лубянский след

Поняв, что новые владельцы при помощи милиционеров пытаются отобрать добросовестно приобретенную собственность, супруги Скворцовы пытались было протестовать — и зря. В апреле 2007 года появилось официальное письмо зампреда комитета по безопасности Госдумы Виктора Илюхина по поводу уголовного дела против бывшего гендиректора и основного акционера ОАО «Стекломонтаж» Владимира Леуса. В послании на имя председателя ФСБ Патрушева Илюхин обвинял действующих сотрудников Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом И.Чертакова и А.Кондратьева в рейдерстве.

По информации Илюхина, начальник 3-го отдела Службы по защите конституционного строя капитан 1-го ранга Чертаков и его заместитель Кондратьев спланировали и захватили контроль над ОАО «Стекломонтаж» при помощи сотрудников УВД ЦАО — скомандовав им связать Владимира Леуса с чеченской мафией и возбудить против него дело по надуманному поводу. При этом Виктор Илюхин указывал, что Кондратьев имеет «тесные личные связи» с новым руководством «Стекломонтажа». «Участие сотрудников Службы по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом ФСБ РФ в рейдерских захватах представляется весьма опасным и тревожным, так как бросает тень на репутацию Федеральной службы безопасности в целом» — горестно заметил депутат в финале письма. Очень скоро супруги Скворцовы на собственном опыте убедятся, что эти громкие обвинения имели под собой веские основания.

Добросовестному покупателю — год СИЗО в подарок!

В марте 2008 года Владимир Леус был осужден на 4 года колонии. А «неугомонная» Елена Скворцова тем временем пыталась отстоять свое право законной собственности. Тогда против супругов был использован безотказный прием — Елену Скворцову после многочисленных угроз вынудили уехать из страны, а Михаил Скворцов в июле 2009 года был заключен под стражу по обвинению…в сговоре с Владимиром Леусом с целью мошенничества при покупке здания на Большой коммунистической, 18.

Сыщиков совершенно не смутил тот факт, что имени или подписи самого Михаила Скворцова ни в одном документе, связанном со сделкой по покупке здания не было — оформлением бумаг занималась жена Скворцова, и все документы, в том числе и платежные, были подписаны ею. Она же стала собственником недвижимости. Но к Елене Скворцовой вопросов у милиции не было — Михаил, очевидно, был более перспективным заложником. А его жену все те же следственные органы буквально вынудили покинуть страну — чтобы не мешала.

Дело Скворцова досталось все тому же следователю УВД ЦАО капитану Гуськову. Поначалу со предпринимателя взяли подписку о невыезде и он регулярно по первому звонку являлся к следователям. Многочисленные попытки арестовать Скворцова не удались — защита предоставила следователям медицинское заключение о плохом состоянии здоровья подозреваемого и невозможности его заключения под стражу. Однако, 16 июля он был вызван в следственную часть УВД ЦАО со своей дачи в Подмосковье якобы для ознакомления с новым составом следственной группы. Скворцову зачитали постановление об изменении меры пресечения и без лишних разговоров заперли в камеру.

При этом, по словам адвокатов Михаила Скворцова, с момента ареста до сегодняшнего дня никаких следственных действий с их подзащитным не проводилось. Фактически Скворцов оказался в заложниках жадной и всесильной, насквозь коррумпированной системы полицейского государства. Всесильной настолько, что ей наплевать на президентские инициативы и изменения в законодательстве по освобождению из изоляторов обвиняемых по «экономическим» статьям.

Как ни странно, «ведет» дело Скворцова и госбезопасность. По словам самого Михаила и его адвокатов, даже следователь Гуськов в приватных беседах говорил, что он не может объективно расследовать дело, поскольку на него «давит ФСБ». Разумеется, следователь Гуськов — не депутат Илюхин, и называть конкретные имена и должности заинтересованных чекистов он не спешит. При этом срок следствия по делу Скворцова, как и предельный срок его содержания под стражей истекают в июле 2010.

Выпустить Скворцова — значит косвенно признать его право собственности на здание стоимостью в 5 миллионов долларов, хотя еще в октябре 2009 года, через три месяца после ареста Скворцова, Таганский суд Москвы признал недействительной сделку между Еленой Скворцовой и Владимиром Леусом.

Синдром Магнитского

В последние полгода у недавно перенесшего две операции на сердце Михаила Скворцова резко ухудшилось самочувствие. Врачи изолятора №772 дали следователям письменное заключение о необходимости немедленной госпитализации подследственного. Однако, следственная группа была неумолима — в результате чего 11 июня 2010 года прямо на глазах следователя Гуськова у Михаила Скворцова случился гипертонический криз.

Его немедленно перевели из камеры в медчасть — но ненадолго. Скворцову объявили, что сотрудники ФСБ требуют вернуть его в камеру «чтобы не срывать следователю Гуськову производство следственных действий. Следующие три дня тяжело больной человек провел без медицинской помощи в камере СИЗО.

15 июня Скворцова осмотрел в присутствии следователей и медработников начальник медсанчасти в звании майора. После осмотра он заявил, что состояние здоровья Скворцова не позволяет участвовать ему в работе следствия. На это следователь Гуськов потребовал письменную справку. Однако, такая страховка не потребовалась — вовремя прибыли «старшие товарищи».

Представившись сотрудниками ФСБ, они уединились с медиками на некоторое время, после чего врачи выдали следователю справку о вполне удовлетворительном состоянии здоровья Михаила Скворцова.

После получения заветной медсправки следователь Гуськов заметно приободрился и заявил Скворцову, что хоть следствие и не может в данный момент предъявить ему обвинения, но 15 июля будет объявлено об окончании следствия — и начнется процедура, предусмотренная ст.217 УПК РФ об ознакомлении обвиняемого с материалами дела. Без изменения Скворцову меры пресечения.


***

Ситуация у следственной группы по делу Скворцова сложилась незавидная. Выполнить явный «заказ» следователи могут только успешно закрыв уголовное дело — или добившись для Скворцова реального срока, или, не дай бог, в связи со смертью подозреваемого. В любом случае, грубейшие нарушения всех писаных законов и должностных инструкций сотрудниками следственной части УВД ЦАО рано или поздно выйдут на поверхность вместе с другими «заказными» уголовными делами, и в ГУВД Москвы случится очередной громкий скандал с отставками генералов. А призрачные рейдеры с «крышей» в виде столь же призрачных сотрудников антитеррористического или другого управления ФСБ попросту исчезнут — вместе со «Стекломонтажом» и его зданиями, которые в их системе ценностей значат много больше, чем человеческие жизни.