Связи Константина Пономарёва в Генпрокуратуре «отмазывают» его от уголовных дел?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Константин Пономарев. Фото "Ъ"

Генпрокуратура прекращает уголовное дело против Пономарева «по своему хотению»


Не так давно в Партизанске, что в Приморском крае, разразился скандал: местный прокурор прямо на рабочем месте изнасиловал следователя (сотрудницу МВД). Впрочем, при всей гнусности произошедшего, это преступление лишь частность. На самом деле есть свидетельства того, что в прокуратуре творятся гораздо более системные и масштабные злодейства. И «насилуют» уже не отдельных следователей, а весь Следственный Комитет России, МВД, ФНС.


Есть такой человек – Константин Пономарёв. Бизнес-сообщество и правоохранительные структуры знают его по нашумевшей – из тех, что напрочь портят деловую репутацию страны, – истории с корпорацией ИКЕА. [1]


В 2006 году Пономарёв подписал с ней договоры аренды, согласно которым впоследствии завез к петербургским торговым центрам компании 112 дизельных электростанций. Когдасроки договоров истекли, предприниматель долго отказывался забирать оборудование, а затем и вовсе подал на ИКЕА в суд якобы за то, что та насильно удерживала передвижные электростанции. Странная история закончилась, как казалось, заключением внесудебного мирового соглашения – ИКЕА выплатила компании Пономарёва 25 млрд. руб. Что само по себе было удивительно, поскольку общая стоимость дизелей составляла около 600 млн. руб., а ранее по договорам уже было уплачено более 4 млрд. руб.Недаром после успешного взыскания умопомрачительной суммы с ИКЕА за Пономарёвым закрепилось прозвище «дизельный махинатор».


Однако вскоре последний, очевидно, полюбив «зарабатывать» деньги таким способом, вновь попытался через арбитраж вытрясти из европейцев финансы, на сей раз – 33 млрд. руб. Хотя при заключении прежнего соглашения гарантировал, что раз и навсегда откажется от всех требований к ИКЕА.


Вот тогда разбирательство и перетекло из арбитражной в уголовную плоскость: ИКЕА, защищая свой бизнес от «бизнеса» Пономарёва, обратилась за защитой к российским правоохранителям. Посчитав, что имеет место покушение на мошенничество, компания подала заявление в полицию. Причём речь шла не о внезапно проснувшейся в Пономарёве тяге к сутяжничеству, а именно об обмане – обещал же махинатор в мировом соглашении отказаться от каких-либо новых требований к компании.


Аргументы ИКЕА показались полицейским убедительными: 28 июня 2012 года следователи УВД Центрального округа Москвы возбудили в отношении Пономарёва уголовное дело №182146 по двум статьям. «Дизельному махинатору» вменили в вину преступления, предусмотренные ст.159 ч.4 (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере) и ст.30 ч.2 (приготовление к преступлению и покушение на преступление) УК РФ.


Вот только все труды полицейских, изучавших обстоятельства случившегося, пошли прахом. После 15 месяцев расследования, как раз накануне ключевого судебного заседания, дело было прекращено по указанию Генеральной прокуратуры.


А через месяц приключился инцидент, в результате которого над могилой дела возникло массивное надгробие: суд внезапно узнал, что дела направлено распоряжением той же Генеральной прокуратуры на дальнейшее расследование, однако следов данного распоряжения нигде обнаружено не было. То есть и Фемида, и адвокаты ИКЕА этой де факто фальсификацией документов были введены в заблуждение касательно перспектив разбирательства с Пономарёвым. №182146 было развалено, похоже, окончательно.


Однако ИКЕА не сдавалась. 4 апреля 2014-го по заявлению компании полицейскими Всеволожского района Ленинградской области, по месту расположения торговых центров, было возбуждено уголовное дело за №258931. Статья УК была всё та же – 159 -мошенничество. В деле речь шла о том, как он умудрился насчитать 25 млрд. за аренду генераторов ценой 600 млн. На сей разпоследствия для Пономарёва были серьёзнее – суд арестовал на его счетах те самые 25 млрд. икеевских денег. А раз так, то и «защитники» махинатора появились в данном эпизоде намного оперативнее: 26 мая по требованию областной прокуратуры (которая получила наказ сверху – из Генеральной) дело было прекращено, средства разблокированы.А вскоре, по имеющимся данным, и вовсе покинули пределы страны – Пономарёв спрятал капиталы в оффшорах.


Злоупотребления Пономаревастали настолько очевидными, что следующее разбирательство в отношении махинатора было инициировано не ИКЕА, а непосредственно государством. В декабре 2014 года столичная инспекция ФНС №10, проведя проверку, установила факт неуплаты Пономарёвым налога на доходы физлиц с 2010 по 2012годы. Суть вот в чём: немедленно перечислив полученные от ИКЕА 25 млрд. со счета своей компании на свой личный счет, вместо уплаты НДФЛ Пономарев предпочел нарисовать десяток «документов», объясняющих, почему наличие на счету физлица 25 млрд. имущественной выгоды для него не несет. Ущерб бюджетусоставил более чем 4,5 млрд. руб. Здесь надо отметить, что фискалы почему-то исследовали лишь незначительный отрезок времени. Обрати они внимание на последующие годы, когда сумма продолжала находиться в распоряжении Пономарева, недоимка определённо могла составить более значительную сумму.


Как бы то ни было, это открытие стало поводом для Следственного комитета города Москвы возбудить 27 апреля 2015 года аждва уголовных дела №№403145 и 403146. Первое касалось уклонения от уплаты НДФЛ – это 3,3 млрд. руб., другое – уклонение от выплаты сборов с бизнеса, 4,7 млрд. руб., ведь компания Пономарева так же не посчитала 25 млрд. своей прибылью. То есть в общей сложности, по версии следствия, Пономарёв «нахлобучил» государство на 8 млрд. руб.


В этой связи следствие наложило арест на счета махинатора в ВТБ24, на которых располагались 8 млрд.


А вскоре уголовные перспективы «дизельного махинатора» расширились еще больше. Изучение финансовых «маневров» Пономарева стала поводом уже для Следственного комитета Московской области возбудить 3 марта 2015-го в отношении недобросовестного предпринимателя уголовное дело №26214. На сей раз ему вменялось игнорирование обязанности заплатить более чем 130 млн. руб. как сбор «с операций по сберегательным сертификатам». Это обвинение имело под собой твердую документальную основу - в сентябре 2012-го Пономарев приобрел такую бумагу у Сбербанка и при этом, кстати, забыл сообщить учреждению, что покупает сертификат на средства, которые «хранит» для юридического лица. Да-да, соответствующая бумажка – договор хранения - входила в число упомянутых «документов», нарисованных махинатором для сокрытия доходов от государства.


Вот только недолго всем казалось, что справедливость таки торжествовала. Уже 13 мая столичная прокуратура отменила оба постановленияГСУ СКР города Москвы о возбуждении указанных дел. При этом первый замглавы московских гособвинителей А.В. Козлов – именно его подпись стоит на распоряжениях – сослался на экзотический документ: приговор мирового судьи судебного участка № 210 Раменского района Московской области НатальиБогуновой, оправдавшей Пономарева по делу о клевете в отношении его знакомого. Установив его невиновность, Богунова попутно – и это чёрным по белому указано в вердикте – указала, что махинатор соблюдает налоговое законодательство, все действия фискальных органов в отношении предпринимателя незаконны ивообще к нему не может быть никаких претензий. Более того, оказалось, что это уже третий такой оправдательный приговор, вынесенный в отношении нашего героя данной женщиной: в двух других Богунова попутно с оправданием в клевете установила, чтоПономарев всё ещё может претендовать на выколачивание из ИКЕА всё новых и новых миллиардов.


Для тех, кто не оценил масштаб принятых Богуновойприговоров, следует дополнительно отметить: мировой судья по своему положению не может рассматривать споры на сумму, превышающую 50 тыс. руб., а уж тем более рассматривать дела по оспариванию налоговых проверок. А тут – миллиарды.


Но есть в подписанных Козловым распоряжениях и не столь очевидное передёргивание: прокурор упоминает дело №26214, «возбужденное по тем же обстоятельствам», что и дела №403145 и 403146. Между тем, оно совершенноо другом и, как сказано выше, посвящено расследованию махинаций с доходом, полученным после «операций по сберегательным сертификатам». А не с сокрытием налогов при получении 25 млрд. Но прокурор всё равно настаивает на том, что №26214 несостоятельно так же, как и другие дела Пономарёва.


Но это детали. Главное, что мы имеем, - это пять закрытых уголовных дел, возбуждённых различными структурами по несколькимповодам, но в отношении одного и того же фигуранта.


И вырисовывается любопытная тенденция. Три ведомства – МВД, СКР, ФНС – по очереди и независимо друг от друга находят в действиях Константина Пономарёва состав преступления. Вот одиозный предприниматель пытается провернуть мошенническую схему. Вот он укрывает налоги на сумму, которая большинству наших сограждан и не снилась. А вот – зарабатывает на сертификате и не отчитывается государству о полученных доходах. Но из раза в раз на сцену выходит – нет, даже выбегает – прокуратура и последовательно, невзирая на происходящее, закрывает одно дело за другим.


О чём можно подумать? Либо все три компетентных органа ошибаются в своих суждениях и приписывают Пономарёву массу того, что он не совершал. Либо –в отдельно взятой структуре, обладающей немалыми полномочиями, у махинатора имеются отличные связи, позволяющие решать любой вопрос с любым полицейским, следователем или налоговиком.


Скорее всего, ближе к истине именно второй вариант. Недаром же представители правоохранительных структур одинаково, практически под копирку, реагируют на обращения адвокатов. Так, в МВД, отвечая на запрос юристов касательно перспектив расследования преступлений оппонента, отдельно отметили, что уголовное дело №182146 прекращено с учётом требования Генпрокуратуры.А Следственный комитет, объясняя причины того, что уголовное преследование Пономарёва К.А. не представляется возможным, также сослался на позицию Генпрокуратуры, решение которой «является окончательным».


Деловая пресса уже не скрывает своей уверенности в коррупционной природе неуязвимости «дизельного махинатора». В частности, «Коммерсантъ» не так давно процитировал юриста, знакомого с подробностями противостояния Пономарёва и ИКЕА: «Снятие ареста [средств на счетуПономарёва] обусловлено позицией Генпрокуратуры, противоречащей выводам ФНС, МВД и Следственного комитета. При этом Генпрокуратура фактически игнорирует выводы вышеуказанных органов. В свою очередь, позиция ФНС, МВД и СКР базируется на результатах многомесячных расследований... Пикантность ситуации заключается в том, что, когда противозаконная налоговая схема Пономарёва будет окончательно доказана, взыскивать в бюджет будет нечего».


В общем, иной логики, кроме как откровенного лоббирования интересов Пономарёва, в действиях прокуратуры не прослеживается. Между тем, «тефлоновость» Пономарёвавыливается в интересные и по-своему забавные коллизии. После того, как Следственный комитет по требованию прокурорских разблокировал счета махинатора, тот заявил, что из-за арестасредств потерял около 1,5 млрд. руб.Дескать, хотел конвертировать рубли в инвалюту по выгодному курсу, а сейчас он другой, невыгодный.


То есть уже ни для кого не секрет, что Пономарёв нацелен на выезд за границу, конкретнее – в Великобританию, и пресса об этом также писала. А билет на выход, ему, получается, выписан в прокуратуре.


Вот только махинатор уедет, а его «друзья» останутся. По крайней мере, на какое-то время. И не взыграет ли профессиональная гордость у офицеров МВД, СКР, ФНС, до сих пор находящихся в положении той несчастной девушки из Партизанска? Не переключат ли они своё внимание на расследование делишек нынешних пономарёвских покровителей?


Результаты 1,5 лет работы ФНС (сплошная выездная проверка ИФНС№10) и Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД РФ совместно с УББиПК по г.Москве (доследственная проверка) оказались перечеркнуты ни на чем не основанными утверждениями прокуратуры.


Ссылки

Источник публикации