Сгоревшие заживо

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Сгоревшие заживо Основная версия катастрофы МИ-26 под Ханкалой - теракт

"Первые итоги одной из самых крупных в России катастроф последних лет - гибели в понедельник в окрестностях Грозного у военной базы в Ханкале военно-транспортного вертолета Ми-26Т - подвели вчера срочно прибывшие в Чечню руководители Генпрокуратуры и Минобороны. Согласно их данным, трагедия унесла жизни как минимум 114 человек - всего, как выяснилось, на борту разбившейся машины находилось 142 пассажира и 5 членов экипажа. Выжили из них только 33, из которых 28 с тяжелыми травмами были отправлены в госпитали.

Впрочем, и эти цифры вчера были в определенной мере теоретическими. Подсчет погибших и выживших следователи проводили по полетному списку погибшего МИ-26, но известно, что при нынешней ситуации в Чечне военные сплошь и рядом путешествуют попутными «бортами». А от многих, летевших тем роковым рейсом людей из-за начавшегося после падения машины сильнейшего пожара не осталось вообще ничего.
Сразу же после первого утреннего доклада с места катастрофы президент Путин подписал указ об объявлении по всей стране 22 августа днем траура по жертвам трагедии в Ханкале. Одновременно был сделан и первый «оргвывод». Сразу по прилету в Ханкалу министр обороны Сергей Иванов, которому Владимир Путин поручил возглавить госкомиссию по расследованию причин катастрофы, объявил: «Командующего армейской авиацией (к которой был приписан разбившийся Ми-26 - ред.) вооруженных сил генерал-полковника Виталия Павлова до окончания следствия я от исполнения обязанностей отстранил, потому что нарушения инструкций и служебных приказов уже мною обнаружены». Министр при этом оговорился, что выявленные нарушения не имели отношения именно к гибели Ми-26, но среди прочего были причиной именно столь тяжелых последствий. Так, вертолет хоть и не был перегружен по массе, но в нем не должно было находиться не более 82 пассажиров - именно на столько посадочных мест рассчитан Ми-26.
Впрочем, вчера же выяснилось и основная, уже подтвержденная вещественными уликами, версия собственно гибели вертолета - его сбили чеченские боевики. Об этом стало известно после докладов на первом совещании госкомиссии, прошедшем на Ханкале с участием Сергея Иванова, главкома сухопутных войск Николая Кормильцева, командующего Северо-Кавказским военным округом Геннадия Трошева, генпрокурора Владимира Устинова и полпреда президента в Южном федеральном округе Виктора Казанцева. 
Как выяснилось, экипаж ударного вертолета Ми-24, сопровождавшего погибший Ми-26, во время его перелета из Моздока в Ханкалу видел инверсионный след ракеты. Перед самым приземлением, когда Ми-26 находился на высоте 200 метров, Ми-24 ушел немного вперед, и, как полагают эксперты, этим и воспользовались боевики, изучившие траекторию полетов в районе Ханкалы. Министр Иванов, правда, категорически отказывался отбрасывать «техническую» версию. И настаивал на ней даже после того, как в самый разгар совещания его участникам доложили, что разведгруппа ВДВ обнаружила в километре от места аварии Ми-26 в заброшенном доме использованный зенитно-ракетный комплекс «Стрела». Эксперты определили, что из него стреляли днем в понедельник. 
Тем не менее, вчера же Главная военная прокуратура возбудила уголовное дело по двум статьям УК РФ - «убийство» и «терроризм». Следственную группу возглавил начальник управления ГВП генерал-майор юстиции Александр Арутюнян. По данным следствия, на борту Ми-26, выполнявшего перелет по маршруту Моздок - Ханкала, находились, помимо экипажа, 87 солдат и офицеров 20-й гвардейской Волгоградской мотострелковой дивизии, направлявшиеся на смену товарищам, у которых осенью заканчивался срок службы, и 55 офицеров и прапорщиков 42-й дивизии, возвращавшиеся из отпусков в Чечню. 
Машина рухнула на землю в 300 метрах от базы Ханкала в районе минного поля и загорелась. По данным следователей, большинство жертв аварии сгорели заживо в кабине вертолета - во время вынужденной посадки после возгорания двигателя машина сильно ударилась о землю. В результате кабина оказалась деформирована и грузовой люк, расположенный в хвосте машины заклинило. Выбраться из вертолета успели только 33 человека - солдаты, сидевшие рядом с тремя боковыми дверьми и пять членов экипажа, покинувшие машину через аварийный люк пилотской кабины (они, кстати, вообще не пострадали). 
Впрочем, к летчикам пока претензий у следователей и экспертов нет. По их мнению, командир Ми-26 майор Олег Батанов действовал профессионально и если бы не стечение обстоятельств, то жертв катастрофы могло и не быть. 
Впрочем, известие о том, что Ми-26 сбили боевики, а он упал не «сам», явно грозит военным еще большими неприятностями и возможными отставками. Даже без учета того, что диверсия была совершена прямо «под носом» главной российской военной базы. Как считает наш источник в Службе безопасности полетов (СБП) авиации Минобороны, госкомиссия неизбежно обратит внимание на организационную сторону трагедии. В районе боевых действий запрещено возить днем и на малой высоте столь большое количество людей. Это правило получило «прописку» еще в Афганистане. Вертолеты там подходили к аэродрому на большой высоте и затем снижались по спирали с большим креном. Кроме того, из Моздока в Грозный регулярно ходит пассажирский поезд, на котором и следовало бы доставить новобранцев. На худой конец, автотранспортом по проверенной множество раз трассе, вдоль которой вырублена «зеленка». Видимо, военных ничему не научил прошлогодний случай с Ми-8, который влетел из Грозного и был обстрелян из развалин. Тогда погибло несколько высокопоставленных военных из Генштаба.
Усугубить трагедию могли и перевозимые в вертолете боеприпасы, которые сдетонировали при ударе о землю. Конечно, комиссия изучит полетный лист и грузовую ведомость, копии которых остались в пункте взлета. Однако всякий летавший в Чечне скажет, что в боевых условиях часты исключения из правил.
Комиссия по расследованию такого рода катастроф автоматически получает статус государственной. Состав же нынешней вызывает у специалистов в области расследования авиапроисшествий сомнения. Еще в 2000 году Владимир Путин утвердил Правила расследования авиационных происшествий и инцидентов (ПРАПИ-2000), где сказано, что членами комиссии могут быть только специалисты, имеющие летное образование. Увы, ни у министра обороны, ни у генерального прокурора, ни тем более у главкома Сухопутных войск Николая Кормильцына его нет.
В то же время практически незамеченным остался факт отъезда в Чечню начальника Службы безопасности полетов генерал-лейтенанта Сергея Солнцева с группой специалистов, в которую вошли и представители Государственного научно-исследовательского института эксплуатации и ремонта авиационной техники. Именно специалисты по боевым повреждениям этого НИИ по поднятым со дна моря обломкам летевшего из Израиля Ту-154 определили, что он сбит украинской ракетой.
В результате трагедии не могут не последовать оргвыводы. Скорее всего, считают в Генштабе, виноватым сделают уже отстраненного от должности командующего фронтовой авиацией генерал-полковника Виктора Павлова. Тем более, что ему скоро 60 лет. Хотя, по мнению военных, именно он только и способен поддерживать авиацию в Чечне на хорошем уровне. Однако итоговый приказ по расследованию катастрофы будут писать сухопутные генералы. Как их называют в авиации, «красные командиры». По цвету петлиц."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации