Сделка по “личной директиве”. Сердюков

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"“В сферу интересов следствия, занимающегося махинациями с имуществом Минобороны, может попасть продажа комплекса зданий ФГУП «17-й Центральный проектный институт связи Минобороны» (17-й ЦПИС), - сообщает 15 ноября радио “Русская служба новостей” (РСН).

Речь идёт об участке в 3 га в Сокольниках. Его рыночная цена почти 670 миллионов долларов. Однако, по личному приказу Анатолия Сердюкова, недвижимость реализовали за 17,9 миллионов. То есть ущерб превысил 650 миллионов долларов.

Сделку оформила ныне подследственная Екатерина Сметанова, а достался объект ОАО «Воентелеком», в совет директоров которого входила свидетель по этому громкому делу Евгения Васильева”.

Как пишет в четверг газета “Коммерсант”, “История 17-го ЦПИС очень похожа на ту, что произошла с [../info/52884.html 31-м Государственным проектным институтом спецстроительства (ГПИСС)]. Учреждение, реконструировавшее космодромы, проектировавшее шахтные пусковые установки РВСН, причалы АПЛ и объекты воздушно-космической обороны оказалось в руках коммерсантов, причем по цене намного ниже рыночной. Кстати, оба эти института были тесно связаны между собой. ГПИСС проектировал спецобъекты, а 17-й ЦПИС разрабатывал документацию на размещение и монтаж на этих объектах систем связи и автоматизации управления войсками, в том числе командных систем боевого управления”.

“17-й ЦПИС был акционирован в 2009 году, - пишет газета. - Через два года тогдашний министр обороны Анатолий Сердюков издал директиву, в которой стоимость восьмиэтажного корпуса, столовой, еще двух двухэтажных корпусов, двух гаражно-хозяйственных зданий и ангара-хранилища общей площадью почти 13 тыс. кв. м, занимающих почти 3 га в Сокольниках, была оценена в 17,9 млн руб. Между тем еще в 2008-2009 годах ООО "Новый дом", проводившее оценку этого актива для "целей страхования" и "проведения допэмиссии акций ОАО "17-й ЦПИС"", оценило его недвижимость (помещения и земли) почти в 670 млн руб. с учетом износа зданий и в 770 млн руб. без износа».

“Цифра в 17,9 млн руб. (соответствует стоимости бюджетной трехкомнатной квартиры в том же районе) появилась в директиве министра Сердюкова после того, как департамент имущественных отношений Минобороны, возглавляемый тогда Евгенией Васильевой, привлек для оценки объекта ООО "Центр правовой поддержки "Эксперт"", который и оценил его в эту сумму, - пишет деловое издание. "1 апреля 2011 года по результатам заседания совета директоров "Оборонсервиса" этот центр стал уполномоченным агентом по оценке имущества холдинга,— заявил источник в военном ведомстве.— Сразу после получения этого статуса, "Эксперт" стали привлекать и для других объектов, в том числе и 17-го ЦПИС"».

“Той же директивой от 8 июля 2011 года господин Сердюков обязал "представителей интересов Российской Федерации в совете директоров ОАО "17-й ЦПИС"" одобрить сделку по продаже института ОАО "Воентелеком" именно за эту "балансовую" стоимость. Отметим, что председателем совета директоров "Воентелекома" тогда являлся сам Анатолий Сердюков, а членами совета директоров этой структуры были его заместитель Дмитрий Чушкин и все та же Евгения Васильева, - отмечает «Коммерсант».

После того как в октябре 2011 года управление ОАО "17-й ЦПИС" перешло "Воентелекому", оттуда, по словам работников института, начался массовый отток специалистов, приведший к тому, что учреждение как проектная организация вскоре перестал существовать. Подтверждением этому, как заявил "Ъ" источник в 17-м ЦПИС, может служить и юридическая ликвидация в июне 2012 года ОАО "17-й ЦПИС" путем присоединения его к ОАО "Воентелеком".

“Из произошедших и последующих событий можно сделать вывод, что 17-й ЦПИС интересовал "Воентелеком" скорее как объект недвижимости и лакомый кусок земли в зеленой зоне рядом с парком Сокольники, - предполагает издание “Коммерсант”. - На сайте этой структуры можно обнаружить информацию о том, что только часть купленных за 17,9 млн руб. на Большой Оленьей улице зданий оценивается теперь уже совсем по-другому — более чем в 85 млн руб. Например, четвертый этаж в восьмиэтажном здании бывшего 17-го ЦПИС на Большой Оленьей улице, д.15А, стр. 1, теперь стоит 26,5 млн руб., а пятый — 25 млн руб».

Между тем, как сообщало ранее агентство “Интерфакс”, у следствия возникли проблемы с основным фигурантом дела – Екатериной Сметановой: “фигурант уголовного дела о крупных хищениях в АО "Оборонсервис" Екатерина Сметанова пока не заключила досудебное соглашение, сообщил "Интерфаксу" источник, знакомый с ситуацией. "Со Сметановой досудебное соглашение пока заключить не удалось", - сказал собеседник агентства.

«Гендиректор "Центра правовой поддержки 'Эксперт'" Екатерина Сметанова, обвиняемая в хищениях у холдинга "Оборонсервис", не признала свою вину, - сообщает в четверг Лента.Ру.

Сметанова утверждает, что организатором сомнительных сделок выступала ее подруга - бывшая начальница департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева. Сама Сметанова, по ее словам, лишь выполняла распоряжения подруги. Обвиняемая не исключает, что Васильева вводила в заблуждение бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова, который утверждал сделки.

Отказ от признания вины препятствует заключению сделки со следствием, о которой ранее шли переговоры.

В ближайшее время суд рассмотрит жалобы Сметановой и ее мужа Максима Закутайло на арест. У супругов есть двое несовершеннолетних детей. Однако мера пресечения вряд ли будет изменена - это связано не только с непризнанием вины, но и с опасениями следствия касательно безопасности обвиняемых».

«Признания Екатерины Сметановой делались при весьма нетривиальных обстоятельствах, - сообщало ранее агентство “Росбалт”.

Сметанова до сих пор содержится не в СИЗО, а в изоляторе временного содержания ГУ МВД по Москве. А ее интересы до сегодняшнего дня представлял адвокат по назначению, ранее работавший в системе Главной военной прокуратуры.

Как сообщил "Росбалту" источник в правоохранительных органах, на ближайших слушаниях в Хамовническом суде по вопросу о продлении Сметановой срока содержания под стражей (он истекает 10 декабря) следователь может подать ходатайство об изменении ей меры пресечения на домашний арест. Это связано с тем, что у Екатерины двое несовершеннолетних детей (11 и 12 лет), а ее супруг Максим Закутайло тоже находится под стражей по делу о хищениях в системе МО. Однако в первую очередь изменение позиции СК РФ по отношении к Сметановой связано с тем, что она активно сотрудничает со следствием. "Обвиняемая дает исчерпывающие показания по всем интересующим вопросам, в частности — об обстоятельствах сделок с недвижимостью", — отметил источник агентства.

Впрочем, со слов знакомых и близких Сметановой, всем этим показаниям предшествовала череда весьма странных событий. Сразу после задержания Екатерины, которое произошло 31 октября, ее интересы представлял адвокат по договору Александр Макаров. 8 ноября, в день когда бизнесвумен должны были предъявить обвинение, она подписала бумагу, что отказывается от услуг этого защитника. В результате ей был предоставлен адвокат по назначению Евгений Кавун, который, как он указывает в своей биографии, почти 15 лет отработал в Главной военной прокуратуре (дело в отношении Сметановой ведут военные следователи). Именно в его присутствии Екатерине предъявили обвинения по статье 159 УК РФ (мошенничество), после чего она сразу начала давать показания.

А, например, супруг Сметановой, Максим Закутайло, в прошлом сам работавший адвокатом, после предъявления обвинений попросил дать ему на подготовку к допросу почти неделю. Более того, после того, как Екатерина была несколько раз допрошена, появилась информация, что она склоняется к тому, чтобы заключить сделку с правосудием.

Знакомые Сметановой рассказали "Росбалту", что взамен на откровенность и непривлечение другого адвоката, Екатерине было обещано, что она получит свидание с матерью, а мера пресечения ей будет изменена на домашний арест. Ее, как положено в таких случаях, не стали отправлять в СИЗО. Все время с момента задержания Сметанова находится в ИВС ГУ МВД по Москве на улице Петровка.

Однако время шло, а обещанного свидания не было. Мать Екатерины Ольга Пожарская несколько раз встречалась с Евгением Кавуном, после чего написала на него жалобу в адвокатскую палату. Знакомые Сметановой отмечают: в ней указано, что в обмен на организацию свидания с Екатериной Кавун якобы попросил заключить с ним официальный договор на представление интересов обвиняемой. Также в жалобе отмечается, что Ольга Пожарская просила Кавуна передать дочери, что она заключила договор на ее защиту с адвокатами Русланом Коблевым и Русланом Закалюжным, однако тот этого не сделал.

В результате Коблева и Закалюжного следователи вначале не допускали к Сметановой, ссылаясь на различные технические моменты, а потом им объявили, что Екатерина отказалась и от их услуг. "Сметановой "забыли" передать, что Закалюжный и Коблев наняты ее матерью, а просто объявили: в дело хотят войти два новых адвоката, — рассказали "Росбалту" знакомые Екатерины. — Поскольку она не знала, кто их прислал, то написала отказ".

Тринадцатого ноября Сметанову в ИВС навестили несколько правозащитников. По данным "Росбалта", им она сказала, что никаких сделок со следствием не заключала и вообще думает, как ей поступать дальше, поскольку следователи пока не выполняют данные ей обещания. В частности, так и не разрешили свидание с матерью.

"Я защищал Екатерину недолгое время по назначению, поскольку она отказалась от услуг предыдущего адвоката Макарова, — заявил "Росбалту" Евгений Кавун. — Однако ее мама уже решила эту проблему, и я больше интересы Сметановой не представляю". На другие вопросы Кавун отвечать не стал, сославшись на соответствующие пожелания бывшей подопечной».

Ранее в публикации [../info/52996.html «Женская дружба»] Агентство федеральных расследований FLB рассказывало: «Екатерина Сметанова, задержанная по подозрению в афере "Оборонсервиса", заявила, что не будет свидетельствовать против Евгении Васильевой. Она категорически отказывается давать показания против своей подруги Евгении Васильевой.

По словам источника в следствии, одна из главных фигуранток скандального дела Министерства обороны на данный момент дает показания только в той части, которая касается ее работы с "Оборонсервисом".

Подруга Евгении Васильевой с институтских времен утверждает, что не будет ничего о ней говорить.

На данный момент Екатерина Сметанова по-прежнему находится в ИВС на Петровке, хотя, согласно законным срокам содержания в изоляторе, она уже должна быть переведена в СИЗО.

- По закону человек должен содержаться в ИВС не более 10 суток, - рассказали правозащитники. - Но Сметанова там находится уже 14. Это главное нарушение, ведь там нет условий даже для того, чтобы помыться. Более того, в ИВС, как правило, питание гораздо хуже, чем в СИЗО.

По словам близких Сметановой, о ней практически не поступает сведений. Екатерина неделю назад отказалась от адвоката, написав заявление следователю, - и это последняя поступившая о ней информация.

Сейчас с ней работает назначенный адвокат Евгений Кавун. Мать Сметановой Ольга Пожарская уже наняла новых защитников, но их до сих пор не допустили к подозреваемой.

- Все это делается для того, чтобы Сметанова как можно скорее дала показания против остальных фигурантов, - рассказал адвокат Екатерины Сметановой. - В особенности Васильевой. Но Сметанова пока этого не сделала. Хотя неизвестно, как долго она будет держаться: у женщины дома двое маленьких детей, отец которых, Максим Закутайло, тоже задержан. Для детей пока не определен опекун, что обязаны были сделать еще на суде.

По словам источника, близкого к следствию, бывшую главу фирмы ООО "Центр правовой поддержки Эксперт" успокаивают тем, что, возможно, скоро ее выпустят под подписку.

В Главном военно-следственном управлении Следственного комитета России отказались дать официальный комментарий о действих следователей.

- Мы не комментируем ход следствия, - говорит сотрудник пресс-службы ГВСУ полковник Сергей Жуков», - сообщало Life news.

"